За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Лингвистический анализ книги "Основы веры..."

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ В РАМКАХ КОМПЛЕКСНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЙ

в соответствии со ст. ФЗ № 144-ФЗ от 12 августа 1995 г.

На ваш запрос № 5/43 - 8376 от 16.06.2010 г. сообщаю, что мною, доктором филологических наук, завкафедрой русского языка филологического факультета ТюмГУ О.В. Трофимовой 20-26 июля 2010 г. проведен лингвистический анализ печатного издания «Основы веры в свете Корана и Сунны» (автор Салих ас-Сухейми) - М.: Издатель А.Н. Факихи, А. аль-Гамиди. - 3-е изд., испр., допол. - М.: Издатель Эжаев, 2008. - 304 с.

Об ответственности по ст. 307 УК РФ предупреждена:

Из материалов направления от 16 июня 2010 г. «В отношении проведения исследования» РУФСБ России по Тюменской области № 5/43 - 8376, следует, что в период с 17 по 28 мая 2010 г. в соответствии с п. 2 ст. 25 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» Управлением Министерства юстиции РФ по Тюменской области с привлечением специалистов Прокуратуры проводилась плановая проверка Мусульманской религиозной организации «Тюменская Соборная мечеть», в ходе которой было выявлено печатное издание «Основы веры в свете Корана и Сунны» (автор Салих ас-Сухейми) - М.: Издатель А.Н. Факихи, а. аль-Гамиди. - 3-е изд., испр., допол. - М.: Издатель Эжаев, 2008. - 304 с.

Печатные издания «Издателя Эжаева» (Умма. - М.,) ранее в судебном порядке уже признавались экстремистскими и были запрещены к обороту на территории России.

Представленное для проведения лингвистической экспертизы издание содержит следующие разделы: Предисловие к арабскому изданию (с. 5-9), Введение (с. 10-13), Часть 1. Вера в Аллаха (с. 14-100), Часть 2. Остальные столпы веры (с. 101-253-), Часть 3. Прочие мусульманские убеждения (с. 254-293), Цитируемая литература (с. 294-300).

Перед экспертом-лингвистом были поставлены следующие вопросы. 3. «Содержится ли в представленных материалах оценочная информация в отношении каких-либо этнических, расовых, религиозных групп?»

В общеязыковом, нетерминологическом значении слова слово оценка является многозначным и имеет следующие значения: 1. Действие по значению глагола оценить -оценивать. 2. Мнение, суждение о качестве, достоинстве, значении и т.п. кого-, чего-либо. 3. Принятое обозначение степени знаний и поведения учащихся; при этом глагол оценить имеет два значения: '1. Назначить цену кому-, чему-либо, определить стоимость чего-либо. 2. Составить представление, суждение о ком-, чем-либо, определить значение, характер, роль и т.п. кого-, чего-либо; а также: Понять, признать достоинства, положительные качества, ценность и т.п. кого-, чего-либо' [Словарь русского языка: В 4-х т. - 3-е изд. М.: Русский язык, 1986. Т. 2. С. 730. - Далее толкование значения слов по этому же словарю].

В терминологическом значении слово оценка определяется как «отношение говорящего, его одобрение или неодобрение в качестве компонента лексического значения слова, смысла высказывания, содержания текста. <...> Основанием оценки выступает мысль (ключевые логические понятия оценки - «хорошо» и «плохо») или чувство (положительные или отрицательные эмоции). <...> Оценочное высказывание всегда опирается на определённое основание, но само это основание, мотивация оценки может подаваться говорящим открыто, а может оставаться скрытым» [Матвеева Т.М. Учебный словарь: русский язык, культура речи, стилистика, риторика. М.: Флинта: Наука, 2003. С. 214].

См. также: «Важнейшей особенностью оценки является то, что в ней всегда присутствует субъективный фактор, взаимодействующий с объективным. Оценочное высказывание, даже если в нем прямо не выражен субъект оценки, подразумевает ценностное отношение между субъектом и объектом. <...> В зависимости от наличия в оценочном суждении эмотивного компонента разграничивают эмоциональную и рациональную оценку. Первая предполагает непосредственную реакцию на объект, характеризуется экспрессивностью и обычно выражается междометием или аффективным словом (Ах! Поразительно/ Негодяй!). Рациональная оценка опирается на социальные стереотипы и выражается оценочным суждением, ср.: Я считаю, что это хорошо; По всеобщему мнению, он поступил плохо и т.п. <...> В тексте оценка обычно выражается комбинированно - как собственно языковыми (дотекстовыми), так и текстовыми средствами» Стилистический словарь русского языка/ под ред. М.И. Кожиной. М.: Флинта: Наука, 2006. С. 140, 141].

В контексте запроса считаю, что предметом исследования должна быть рациональная оценка.

В связи со сказанным обращают на себя внимание следующие цитаты из Предисловия к арабскому изданию:

«<Аллах> сделал нашу мусульманскую общину лучшей из общин <...>» (с. 5) [средство выражения - сравнительная степень качественного прилагательного лучший];

«Правильные мусульманские воззрения, имеющие твёрдую и здоровую основу и крепкий фундамент, являются единственными убеждениями, которые могут нести людям счастье, процветание и успех как в этом мире, так и в Последней жизни» (с. 9) может быть воспринята в двух смыслах: 1) мусульманские воззрения являются единственными убеждениями [далее по тексту] только в том случае, если они правильные; следовательно, могут быть и неправильные мусульманские воззрения, к которым высказанная оценка не относится; 2) все мусульманские воззрения правильные, следовательно, они являются единственными убеждениями [далее по тексту]. Средствами выражения оценочности являются качественные прилагательные правильный, твёрдый, здоровый, крепкий, прилагательное со значением выделения из общего ряда единственный, а также существительные счастье, процветание, успех, имеющие в своем лексическом значении оценочную сему «хороший».

Часть 1. Вера в Аллаха. В качестве оценочного можно рассмотреть выражение «искаженные воззрения» при раскрытии темы III «Примеры уклонения от единобожия в господстве» (с. 23). Рациональная оценка с её обоснованием содержится в цитате «Если жертвоприношение совершается с другим намерением, то оно относится к опасным еретическим поступкам, которые приводят к язычеству» (с. 49) [языковая (зафиксированная в словаре) отрицательная оценка присутствует в прилагательных опасный, еретический; контекстуальную (текстовую) отрицательную оценку получает здесь слово язычество общее название древних религий, характерной особенностью которых, в отличие от христианства, буддизма, ислама, являлось многобожие'].

После перечисления пяти «деяний у могил» на той же странице приводится оценочная информация ересь - как на рациональном, так и на эмоциональном уровне: 1. Религиозное течение, противоречащее церковным догматам господствующей религии, отступающее от неё. 2. перен. Разг. Вздор, чепуха'; заблуждения ']. Состояние по значению глагола заблуждаться. 2. Неправильное, ошибочное мнение, представление о чем-либо'; язычество) не только по отношению к перечисленным «деяниям» («Эти поступки являются ересью»), но и в структуре усиленной логической конструкции (логические связки: по причине, в конце концов) - по отношению к «иудеям и христианам»: «Эти поступки являются ересью, по причине которой впали в заблуждение иудеи и христиане, В конце концов все они тоже приводят к язычеству» (с. 49).

Так же оцениваются следующие деяния (оценка на дотекстовом (словарном) и текстовом уровне): «9. Строительство мечетей на могилах. Эта ересь тоже относится к заблуждениям иудеев и христиан»; «10. Устроение празднеств на могилах. Священные тексты содержат ясный запрет на совершение этого еретического поступка, причиняющего большой вред»; «11. Совершение путешествия ради посещения могилы. Поступать так запрещается, потому что в конечном итоге это может привести к язычеству» (с. 50). На этой же странице в сноске 5 значима цитата, содержащая оценочную информацию: « <...> Это обстоятельство свидетельствует о лёгкости мусульманской религии <...>».

Оценочные выражения в структуре пассивной конструкции волеизъявления типа «Поступать так запрещено, более того, это является ересью» (с. .56) достаточно частотны на страницах книги. Как правило, они сопровождают обсуждаемые в книге нюансы мусульманской религии.

К таким же «внутримусульманским» аспектам, вероятно, можно отнести категорические оценочные выражения, не содержащие никаких показателей сомнения говорящего в достоверности своей позиции (т.е. не содержащие вводных слов и других показателей сомнения говорящего), подобные следующему, в котором противникам приписываются (навязываются) отрицательные намерения1: «Противники приверженцев Сунны и единой общины приводят сомнительные доводы и высказывают некоторые возражения по поводу способов приближения к Аллаху, чтобы обосновать свою ошибочную позицию и убедить неграмотных мусульман в её правильности. Все их сомнительные доводы можно разделить на две группы. Во-первых, они могут опираться на слабые или выдуманные хадисы, которые можно опровергнуть, обосновав их недостоверность и безосновательность. <.. .>

1 Как правило, при анализе художественного текста подобные фрагменты рассматриваются как сфера знания не объективного наблюдателя, повествователя, а автора, имеющего право на вымысел.

Мусульмане не имеют права обращать внимание на эти ложные хадисы, вымышленные рассказы и сфабрикованные истории <...> Во-вторых, эти люди неправильно понимают значение некоторых достоверных хадисов Пророка, искажают их истинный смысл» (с 56, 57).

Часть 2. Остальные столпы веры. Как и в первой, во второй части книги тоже большая часть оценочных конструкций (это предложения с именным сказуемым и бытийной, часто не выраженной словом, связкой быть (есть) и являться, употребление которой снимает в тексте проявления субъективной и внутрисинтаксической модальности, т.е. оценка таким образом объективируется) представляет рациональную оценку, при этом субъектом оценивания является Аллах, которому приписывается категоричность волеизъявления, как, например, в цитате: «Аллах сообщил, что вера в ангелов и остальные столпы веры это [есть] часть Откровения, ниспосланного Посланнику. Аллах приказал ему и его последователям верить в них, и они покорились этому приказу, <> Аллах подчеркнул [т.е. выделил значимость, обратил особое внимание], что вера в эти столпы является свидетельством благочестия. <.. .> Наряду с этим Великий и Могучий Аллах сообщил, что всякий, кто не верует в эти столпы, является неверующим в Аллаха <.. .> Аллах назвал тех, кто отрицает упомянутые столпы веры, неверующими и глубоко заблудшими людьми» (с. 106).

В теме III «Разъяснение того, что Тора (Таурат), Евангелие (Инджил) и некоторые другие небесные писания претерпели искажения, тогда как Коран не был искажен» оценке подвергаются священные книги, при этом со ссылкой на аяты утверждается, в частности, что «иудеи и христиане исказили Писания» (с. 145).

Часть 3. Прочие мусульманские убеждения. Приводя «Суждения по поводу тех, кто совершает тяжкие грехи», авторы книги отрицательно оценивают два «заблуждения» хариджитов и крайних мурджиитов (с. 258).

Интенсивность оценки подчеркивается цитацией суры, в которой есть прямое волеизъявление, следующего содержания: «О те, которые уверовали! Не считайте иудеев и христиан своими помощниками и друзьями <...> Если же кто-либо из вас считает их своими помощниками, то он сам является одним из них <...>». В авторском комментарии фрагмента используется конструкция, своей синтаксической (составное именное сказуемое с нулевой формой связки) и морфологической (превосходная степень прилагательного) природой наиболее явно выражающая максимальную степень проявления признака (оценки): «Дружба с верующими и враждебность к неверующим занимает важное место в исламе. Это - самая надежная из уз веры» (с. 262). Те, кто не придерживается данной «узы веры», метафорически представлен в тексте далее «врагами ислама» (с. 262).

Конец текста традиционно считается самым сильным по воздействию текстовым фрагментом. В последнем абзаце книги содержится оценочная конструкция, первая часть которой несет выделительную положительную оценку, вторая - усиленную сочетанием однородных качественных отрицательную оценку: «Коран и Сунна - это единственные первоисточники мусульманских убеждений и Шариата, а любой другой путь является гиблым, убыточным» (с. 292).

Таким образом, в анализируемой книге содержится значительная доля оценочной информации. При этом положительно оцениваются те верующие, кто покорно исполняет волю Аллаха в том виде, как она представлена в помещенных в издании цитатах и комментариях. Прочие оцениваются отрицательно как неверующие, в религиозном отношении представленные тремя группами - язычники, иудеи и христиане.

4. «Какова степень категоричности оценок, содержащихся в представленных па исследование материалах?» Ответ.

Степень категоричности оценок достаточно высокая, так как чаще всего они вводятся в текст в структуре конструкций авторизации (указания на автора оценки, каковым в анализируемом тексте является Высшая воля Аллаха), ср. выше: «Аллах назвал тех, кто отрицает упомянутые столпы веры, неверующими и глубоко заблудшими людьми» (с. 106) [в данном примере используется также обстоятельство со значением меры и степени глубоко; как правило, подобная интенсификация оценки (воспринимаемая как индивидуально-авторская, субъективная) нечасто встречается в книге и достаточно часто сопровождаются глаголами со значением категорического волеизъявления, ср. выше: «Аллах приказал ему и его последователям верить в них, и они покорились этому приказу» (с. 106).

Средством выражения категоричности оценок, т.е. подчеркивания их объективности, являются также широко используемые в книге конструкции логических суждений, содержащих логические связки (например, анафорические местоимения, причинные союзы, слова, называющие логические операции, и др.). В качестве примера цитата: «Такое отношение отличается от потворства, которое запрещается, потому что в его основе лежит лживая лесть в адрес скверных людей не во благо религии, а ради мирской выгоды» (с. 264). См. также: «Эти аяты свидетельствуют о том, что разделение на секты заслуживает порицания и представляет собой опасность для мусульманской общины <...> Из них также становится ясно, что именно оно и было причиной погибели людей Писания - иудеев и христиан, и причиной всех заблуждений, в которое впало человечество» (с. 288).

6. «Содержатся ли в представленных материалах призывы к насильственным действиям или положения, обосновывающие применение насилия в отношения между этническими, расовыми, религиозными группами? Если да, то можно ли признать данные положения экстремистскими?»

Ответ.

К прямым (т.е. выраженным конструкциями грамматического повелительного наклонения) призывам, адресованным читателям, относятся цитата из сборника хадисов «Да падёт проклятие Аллаха на иудеев и христиан, которые превратили могилы своих пророков в храмы» [Бухари № 1330; Муслим, № 531] (с. 49); цитата суры 5 «Трапеза», аят 51 «Не считайте иудеев и христиан своими помощниками и друзьями, поскольку они помогают друг другу» (с. 262).

К призывам, не содержащим конструкций прямой речи, но имеющим модальность волеизъявления, относятся фразы с перформативными глаголами (посредством которых слово приравнивается к действию) типа «Достоверные тексты указывают на то, что му-мусульманам разрешается иметь отношения с неверующими в мирских делах <...>, если это носит ограниченный характер и не может повредить исламу и мусульманам» (с. 265) и модальными краткими прилагательными типа «Мусульмане обязаны дружить и враждовать, любить и ненавидеть только ради Аллаха» (с. 261).

Заключение об экстремизме положений можно сделать лишь исходя из лексического значения слов в контексте обсуждаемых вопросов веры, но это не входит в компетенцию лингвиста.

7. «Содержатся ли в представленных на исследование материалах признаки того, что данные материалы предназначались либо использовались для возбуждения национальной, расовой или религиозной ненависти либо вражды в отношении каких-либо этнических, расовых, религиозных групп? Если да, то какие? Что об этом свидетельствует?»

Ответ.

Представляется, что свидетельства в пользу утвердительного ответа на поставленный вопрос (по крайней мере в модальности: могли быть предназначены и могли использоваться) содержатся в главе II Части 3 «Дружба и вражда: смысл и условия». Именно здесь на с. 261 толкуется слово бара, которому приписывается смысл «разрыв отношений с неверующими, в результате которого верующий перестает любить их, не поддерживает их и проживает рядом с ними только в случае крайней необходимости». В авторских комментариях по теме предписывается: «Мусульмане <...> должны любить мусульман и оказывать им помощь, враждовать с неверующими, питать к ним ненависть, не иметь с ними ничего общего» (с. 261).

Ответить утвердительно на вопрос заставляет дважды приведенная (на с. 144 и с. 147) цитата: «О христианах же Всевышний сказал: "Мы также заключили завет с теми, которые сказали: "Мы - христиане". Они забыли долю из того, что им напомнили, и тогда Мы возбудили между ними вражду и ненависть до Дня Воскресения <...>"».

В то же время на с. 291 в комментариях слов Всевышнего содержится такой фрагмент: «<...> благоразумный человек никогда не подумает, что разногласия - это милость, если они влекут за собой такие опасные последствия, как взаимная вражда, ненависть, отчуждение. Они могут привести даже к войнам, и нам известно, как разногласия даже по второстепенным вопросам были причиной вооруженных столкновений».

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В представленном для анализа издании Салиха ас-Сухейми «Основы веры в свете Корана и Сунны» - М.: Издатель А.Н. Факихи, А. аль-Гамиди. - 3-е изд., испр., доп. - М.: Издатель Эжаев, 2008, имеется оценочная информация, которая может вызвать неприязнь со стороны представителей других религий. Однако представлена она как рациональная и подтверждается ссылками на авторитетные для авторов источники.

О. В. Трофимова{jcomments off}

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.