За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Преследования мусульман Защита по уголовным делам Осуждение за насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя

Осуждение за насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя

1. ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

1. Хасанов Алмаз, работает дворником. Ахмедов Шавкат студент 4 курса Казанского государственного технологического университета. Зялилов Ильнар работает аккумуляторщиком. Рафиков Диас студент 1 курса факультета психологии Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. Зарипов Радик студент 5 курса Казанского государственного аграрного университета. Файзулин Фархат работает экспедитором. Сабитов Рафаэль работает геодезистом. Джураев Умеджон не работает. Сабиров Азат студент 5 курса Казанского государственного технологического университета. Нурмухаметов Тагир не работает. Гимранов Рустам студент 4 курса Казанского государственного технологического университета.

2. 14 февраля 2003 года Решением Верховного Суда Российской Федерации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») признана террористической организацией и её деятельность на территории Российской Федерации запрещена. Согласно решению суда указанная организация имеет целью устранение не исламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского Халифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ.

3. 26 февраля 2006 года Прокуратура Москвы вынесла предостережения о недопустимости нарушения закона международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»» и Верховному муфтию Азиатской части России шейху Нафигулле Аширову. Установлено, что «Заключение ДУМ АЧР по брошюрам движения «Хизб - ут Тахрир»» подготовлено Ашировым Н.Х. по просьбе председателя региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие», члена Совета правозащитного центра «Мемориал» Ганнушкиной С.А. По утверждению прокуратуры, согласно заключению судебной социально-психологической экспертизы, указанное «Заключение...» можно расценивать как пропагандистский материал с точки зрения социальной психологии. Главной его характеристикой является фальсификация фактов и сознательное использование своего религиозного авторитета в политических целях. В указанном тексте пропагандируются идеи и идеология партии «Хизб ут-Тахрир», а следовательно идея создания Халифата в России, и используя свой авторитет, Нафигулла Аширов пропагандирует идеи сопротивления «незаконным» действиям исполнительной и судебной властей Российской Федерации.

4. 29 сентября 2006 года Замоскворецкий районный суд города Москвы признал, что в заключении указывалось лишь на просветительский характер литературы «Хизб ут-Тахрир», расценил указанное заключение как «пропагандистский материал, главной характеристикой которого является фальсификация фактов и использование религиозного авторитета Аширова в политических целях, пропаганды идей и идеологии партии «Хизб ут-Тахрир»», отказал в удовлетворении жалоб указанных лиц.

5. 05 декабря 2006 года в отношении А.Д.Хасанова, Ш.Р.Ахмедова, Д.А.Рафикова, Р.Р.Зарипова, Ф.Р.Файзулина, Р.Р.Гимранова, Р.Р.Сабитова, А.Ф.Сабирова и Т.И.Нурмухаметова возбуждено уголовное дело по факту организации ими в период с января 2005 года по декабрь 2006 года в городе Казани Республики Татарстан деятельности структурного подразделения международной террористической организации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), в отношении которой Верховным Судом РФ принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, а равно участия в этой организации и содействия террористической деятельности на территории Российской Федерации4.

6. За период с 01 марта 2007 года по 12 октября 2007 года с перерывами было произведено как минимум 47 однотипных религиоведческих экспертиз. По версии государственного обвинения, эксперт-религиовед Шагавиев Дамир Адгамович имеет необходимый для проведения экспертиз образовательный уровень.

7. Эксперт изложил информацию о «Хизб ут-Тахрир», а так же список литературы, использованной им при проведении экспертиз.

8. Согласно заключению религиоведческой экспертизы часть изъятых у подсудимых при обыске материалов являются идеологическими источниками организации «Хизб ут-Тахрир», подготовлены её представителями и несут религиозно-политический характер. Трактовка понятия «Халифат», изложенная в материалах, относящихся к «Хизб ут-Тахрир», не соответствует традиционному толкованию в исламе, так как утверждается, что ислам исполняется лишь в халифате, то есть ислам без халифата неполноценный и недостаточный. Существование нескольких исламских государств не признается. Также в литературе утверждается, что ислам распространяется армией халифата, то есть военным путем. Эксперт утверждает, что в историческом контексте под халифатом понимаются те государства, которые таковым являлись лишь по названию.

9. С 09 марта по 22 июня было проведено как минимум 14 судебно-психологических экспертиз, общий объем материалов, представленных для экспертного исследования эксперту Фроловой А.В. составил около 34405 страниц печатного и рукописного текста. Экспертизы выполнены однотипно.

10. При производстве судебно-психологической экспертизы выяснилось, что исключительно вся литература, изданная организацией «Хизб ут-Тахрир»:

11. а) проповедует религиозную исключительность, морально-нравственное превосходство «исламского образа» жизни и отрицает право на существование других религий, мировоззрений, политических систем, имеет направленность на подавление личности, его индивидуального опыта, изоляцию от внешнего мира, что может оказывать воздействие на поведенческие реакции человека в обществе и изменение его личности в виде невротических расстройств, провоцирует возникновение острых психопатологических симптомокомплексов, асоциальных форм поведения, развития поведенческих девиаций;

12. б) содержание материалов направлено на формирование представлений о морально-нравственном, религиозном превосходстве исламского образа жизни перед лицами, принадлежащими к другой конфессиональной и социальной группе (не исповедующих Ислам), а также на создание крайне негативной эмоциональной оценки, отрицательной смысловой установки в отношении представителей другого мировоззрения (не Исламского), что способствует развитию религиозного нигилизма, ксенофобии, формирует у адресатов позитивное отношение к насильственному способу разрешения имеющихся проблем;

13. в) содержание материалов может оказывать влияние на сознание личности путем формирования представлений о необходимости изменения существующего государственного устройства и создания государства в форме Халифата. Содержание текстов, представленных на исследование, демонстрирует умысел на формирование искаженных представлений о других религиях, политических системах. На это указывает специфический подбор аргументов и высказываний (содержание построенное по принципу поляризации «мы»-«они»: мы-более сильные, умные, носители единственно правильного мировоззрения; другие религии, политические системы- воплощение зла, а поэтому опасны для мусульман; внушение об избранности, возложении на них великой миссии, принадлежности к отряду истинных верующих, направляющих историю человечества, на призыве изолироваться от других религий, идеологией, личностей не исповедующих Ислам и т.д.) направленных на воздействие на сознание личности через аппеляцию о бедственном положении мусульман, гиперболизированные убеждения об угрозе жизни мусульман и как следствие, внушается необходимость создания государства Халифат, выступающее гарантом «новой, счастливой жизни» мусульман;

14. г) деятельность, осуществляемая представителями организации «Хизб ут-Тахрир» основанная на асоциальных идеях и представлениях, ставящих личность вне общества и государства, оказывает отрицательное деструктивное (разрушительное) воздействие на психологическое состояние (рациональное, логическое мышление) и эмоциональное, духовное здоровье людей, в первую очередь, детей и подростков, способствует развитию поведенческих девиаций.

15. По поводу всех других представленных материалов эксперт заключила, что не представляется возможным сделать однозначный доказательственный вывод о том, что их содержание оказывает воздействие на поведенческие реакции человека в обществе и изменение его личности; направлено на возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, социальной группе; направлено на побуждение личности к совершению насильственных действий по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды; может оказывать влияние на сознание личности путем формирования представлений о необходимости изменения существующего государственного устройства и создания государства в форме Халифата. Подобное заключение было вынесено так же про «Новый завет Господа нашего Иисуса Христа».

16. 07 марта 2007 года в отношении Нурмухаметова Тагира, Файзуллина Фархада, Рафикова Диаса проведены судебно-психиатрические экспертизы. Согласно заключениям они правильно ориентированы в месте, времени, собственной личности, беседуют в плане вопросов, речь по существу, суждения последовательные, мышление обычного темпа. Эмоционально адекватны. Обманов восприятия, бредовой продукции не выявляется. Эксперты пришли к заключению, что никто из них каким либо психическим расстройством не страдает и не страдал таковым в период времени, относящийся к инкриминируемому ему правонарушению.

17. 13 марта 2007 года в отношении Сабирова Азата, Гимранова Рустама проведены судебно-психиатрические экспертизы. Согласно заключениям они правильно ориентированы в месте, времени, собственной личности, беседуют в плане вопросов, настроение ровное, охотно вступает в контакт. Обманов восприятия, бредовой продукции не выявляется. Эксперты пришли к заключению, что никто из них каким либо психическим расстройством не страдает и не страдал таковым в период времени, относящийся к инкриминируемому ему правонарушению.

18. 14 марта 2007 года в отношении Сабитова Рафаэля, Зарипова, Ахмедова Шавката, Хасанова Алмаза проведены судебно-психиатрические экспертизы. Согласно заключениям они правильно ориентированы в месте, времени, собственной личности, беседуют в плане вопросов, настроение ровное. Обманов восприятия, бредовой продукции не выявляется. Эксперты пришли к заключению, что никто из них каким либо психическим расстройством не страдает и не страдал таковым в период времени, относящийся к инкриминируемому ему правонарушению.

19. 28 марта 2007 года в отношении указанных в пункте 1 лиц было возбуждено уголовное дело по факту приготовления к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации и предъявлено обвинение и сформулировано следующим образом: «Все указанные выше противоправные действия совместно и согласованно с Файзулиным Ф.Р., Ахмедовым Ш.Р., Рафиковьгм Д., Зариновым P., Зялиловым И., Джураевым У., Сабитовым P., Гималиевым М., Сабировым А., Нурмухаметовым Т., Гимрановым P. Хасанов А. совершал с целью выполнения третьего этапа доктрины непременного поэтапного создания теократического унитарного государства - Всемирного Халифата, противоречащей традиционному толкованию в Исламе, а именно: организованного членами данной террористической организации принудительного объединения территории Российской Федерации с теократическим унитарным государством - Халифат, то есть совершения действий, направленных на упразднение органов государственной власти, нарушение суверенитета и государственной целостности Российской Федерации, в том числе действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации... Таким образом, Хасанов А.Д. совершил приготовление, а именно приискание соучастников, сговор на совершение действий и иное умышленное создание условий для совершения действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации...».

20. 24 апреля 2007 года председатель Духовного Управления Мусульман Республики Татарстан ответил на запрос УФСБ РФ по РТ, что вопросы обучения и распространения знаний об Исламе возложены на официально зарегистрированные мусульманские религиозные организации, либо с их согласия либо ведома.

21. 16 мая 2007 года дополнительно возбуждено уголовное дело по ст.30 ч.1 и 278, 205-1 ч.1, 282-2 ч.1 и ч.2 УК РФ.

22. 06 июня 2007 года в отношении Зялилова Ильнара, Джураева Умеджона проведены судебно-психиатрические экспертизы. Согласно заключениям они правильно ориентированы в месте, времени, собственной личности, беседуют в плане вопросов, настроение ровное. Обманов восприятия, бредовой продукции не выявляется. Эксперты пришли к заключению, что никто из них каким либо психическим расстройством не страдает и не страдал таковым в период времени, относящийся к инкриминируемому ему правонарушению.

23. Согласно характеристикам, имеющимся в материалах дела:

24. Файзуллин Фархад по месту работы характеризуется как человек аккуратный, все порученные ему дела выполнял с точностью и педантичностью, в назначенный срок, с коллегами по работе общался корректно, вежливо, прихожане мечети характеризуют его как скромного, трудолюбивого, честного, способного на пожертвования ради религии.

25. Рафиков Диас по месту учебы охарактеризован следующим образом: имеет спокойный, уравновешенный характер, доброжелательный и общительный студент, умеет дружить, с одногруппниками состоит в хороших, дружеских отношениях, пользуется уважением среди одногруппников. По месту жительства характеризуется как спокойный, уравновешенный, никогда не участвовал ни в каких молодежных группировках, несмотря на неоднократные попытки вовлечь его, очень доброжелателен, внимателен ко всем, пользуется уважением соседей по дому, родителям оказывает помощь по хозяйству.

26. Сабитов Рафаэль по месту работы зарекомендовал себя дисциплинированным работником, характеризуется лишь с хорошей стороны, спокойный, уравновешенный, с коллегами поддерживал ровные, товарищеские отношения, странностей в его поведении не наблюдалось. По месту учебы зарекомендовал себя с положительной стороны, активно участвовал в общественной жизни колледжа, спокойный, доброжелательный, с уважением относился к старшим, отношения с однокурсниками ровные, дружественные, в быту аккуратен, хозяйственен, старался помочь родителям.

27. Сабиров Азат по месту жительства в студенческом общежитии характеризуется положительно. ФГУ ИЗ 16/1 характеризуется положительно, с сокамерниками отношения строит правильно, к мероприятиям воспитательного характера относится положительно, в отношениях с администрацией вежлив, по характеру спокойный, целеустремленный, самоуверенный. По месту учебы в университете характеризуется как добросовестно относящийся к учебе, любознательный, целеустремленный, активный, идет к намеченной цели, в группе общается со многими.

28. Гимранов Рустам по месту учебы характеризуется как неконфликтный и уравновешенный студент. По месту жительства характеризуется положительно. Отношения в семье хорошие, к общественным поручениям относится добросовестно, трудолюбив, пользуется уважением в коллективе, к старшим, товарищам относится положительно, тактичный, вежливый, сообразительный, уверен в себе, общительный.

29. Зарипов Радик по месту учебы в университете зарекомендовал себя как человек исключительно честный, открытый, ответственный, дисциплинированный, охотно берется за работу, стараясь ее выполнить хорошо и в назначенный срок, внимателен к проблемам своих товарищей, всегда готов прийти на помощь, в общении вежлив, тактичен, уважает своего собеседника, положительно относится к справедливой критике, прислушивается к замечанием преподавателей, обладает спокойным, уравновешенным характером, является примером для остальных36. Соседями характеризуется как вежливый, дисциплинированный, воспитанный, ответственный, с уважением относится к другим жильцам, всегда готов оказать помощь, своим поведением дает пример младшим и пользуется уважением старших, с большим почтением относится к родителям, уравновешенный и добрый. По месту работы характеризуется как активный, ответственный, энергичный, целеустремленный, добросовестный сотрудник, показал умение работать в команде, обучаться и обучать новых сотрудников, отзывчив и добр к людям, открытый, честный. Аналогичная характеристика из школы.

30. Ахмедов Шавкат в студенческом общежитии характеризуется положительно. По месту учебы отмечается, что с однокурсниками имел хорошие, доброжелательные отношения, характеризуется как добродушный и веселый человек.

31. Хасанов Алмаз по месту жительства в употреблении спиртных напитков не замечен. По месту работы зарекомендовал себя с положительной стороны, принимал активное участие в общественной жизни коллектива, к работе относился добросовестно, пользовался уважением среди коллектива, жалоб и нареканий со стороны администрации не имел. Ранее, до принятия ислама, был судим.

32. Зялилов Ильнар до принятия ислама вел антиобщественный образ жизни, был неоднократно судим. С принятием ислама заметно изменился в лучшую сторону. По месту жительства характеризуется удовлетворительно. На работе его характеризуют только с положительной стороны, грамотный, исполняющий должностные обязанности, вежливый в общении с коллегами, уравновешенный, нарушений трудовой дисциплины и правил внутреннего трудового распорядка не имеет, порученные работы выполняет в срок и качественно.

33. Джураев Умеджон по месту жительства характеризуется положительно, вел всегда себя тихо и спокойно, спиртные напитки не употребляет. Так же и из следственного изолятора, хотя отмечено, что характеризуется отрицательно, но перечислены все положительные качества личности - общителен, требователен к себе и окружающим, требования санитарии и личную гигиену соблюдает.

34. 29 апреля 2008 года постановлением УФСБ России по РТ было отказано в возбуждении уголовного дела по ч. 1 и ч. 2 ст.282 УК РФ по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст.24 УПК РФ. Согласно этого постановления в процессе предварительного следствия по делу, а также проведенными в полном объеме оперативно-розыскными мероприятиями, каких-либо данных о совершении Хасановым А., Файзулиным Ф., Ахмедовым Ш., Рафиковым Д., Сабировым А., Зариповым P., Джураевым У., Сабитовым Р., Зялиловым И., Нурмухаметовым Т., Гимрановым Р. и Гималиевым М. публичных или с использованием средств массовой информация действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а так же на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, не получено.

35. Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму» пункт 2 части 2 статьи 30 УПК РФ изложен в следующей редакции: «Суд первой инстанции рассматривает уголовные дела в следующем составе: судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия из двенадцати присяжных заседателей - по ходатайству обвиняемого уголовные дела о преступлениях, указанных вв части третьей стати 31 настоящего Кодекса, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 206 частями второй - четвертой, 208 частью первой, 212 частью первой, 275, 276, 278, 279 и 281 Уголовного кодекса Российской Федерации».

36. 29 января 2009 года в постановлении о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания Верховный суд Республики Татарстан отметил, что данное ходатайство не может быть удовлетворено, ссылаясь на Федеральный закон № 321 ФЗ от 30.12.2008 года, согласно которому рассмотрение уголовных дел о вменяемых Хасанову преступлениях исключено из п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ и возможно только коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции независимо от ходатайства обвиняемых об ином составе суда.

37. Поскольку в ходе предварительного расследования обвиняемые были лишены возможности ознакомиться с вещественными доказательствами, им было показано лишь их наличие, обвиняемые попросили суд время для ознакомления с вещественными доказательствами от одного до двух месяцев, сделать их копии, суд в том же постановлении от 29 января 2009 года постановил вывозить обвиняемых в помещение Верховного суда в течении пяти дней для ознакомления с вещественными доказательствами. Копии с вещественных доказательств сделать разрешено не было.

38. 26 февраля 2009 года в судебном заседании подсудимый Ш.Ахмедов попросил суд предоставит время для дополнительного ознакомления с вещественными доказательствами в течение 15 дней, так как предоставленных судом 5 дней было недостаточно. Подсудимый И.Зялилов попросил предоставить возможность копировать вещественные доказательства в виде печатных изданий, предоставить время для дополнительного ознакомления с вещественными доказательствами, в течение 15 дней, поскольку за 5 дней он физически не смог охватить весь объем вещественных доказательств, тем более условия, в которых его знакомили, не позволяли ему свободно читать и выписывать сведения, так как он находился в наручниках и ознакомление проходило в течение 4-х, а порой и 5 часов в день. Подсудимый Р.Зарипов и Ф.Файзулин попросили то же самое.

39. В тот же день судебная коллегия определила в ходатайствах о копировании приобщенной в качестве вещественного доказательства литературы отклонить в соответствии с Федеральным законом РФ «О противодействии экстремистской деятельности». По мнению суда, подсудимый ознакомлен с этой литературой в полном объёме, её копирование может повлечь запрещенное законом распространение литературы. Кроме того, судом не исследованы доказательства о признании этой литературы экстремистской. Ходатайство о допролнительном ознакомлении суд так же определил отклонить. Суд посчитал, что предоставил подсудимым возможность в течение 5 дней для дополнительного ознакомления с теми материалами дела, которые они просили, и, с учетом рапорта о порядке ознакомления и расписок подсудимых, нашел предоставленное время достаточным для ознакомления.

40. В этот же день судебная коллегия определила следующий порядок исследования доказательств в судебном заседании: допросить свидетелей стороны обвинения, исследовать доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела, после чего разрешить вопрос в части допроса подсудимых.

41. 2 марта 2009 года было объявлено о начале судебного следствия.

42. 2 марта 2009 года был допрошен свидетель Исмагилов Рамиль Равилович, старший оперуполномоченный по особо важным делам Центра по противодействию экстремизму при МВД РТ, рассказавший о деятельности «Хизб ут-Тахрир» с точки зрения правоохранительных органов, ссылаясь исключительно на оперативную информацию и материалы дела.

43. 02 марта 2009 года свидетель Мавлютов Арсений на вопрос: «Вам не показалось странным, что Зялилов сразу после вашего знакомства с ним пригласил Вас к себе домой в гости?» ответил: «Нет, поскольку мусульмане гостеприимные и добродушные люди».

44. 03 марта 2009 года свидетель Алиев Алан Газиханович, на сегодня проходящий службу старшим оперуполномоченным Управления ФСБ РФ по Республике Дагестан, принимавший участие в расследовании дела, показал: «Идеология «Хизб ут-Тахрир» может изначально показаться и кажется многим людям не опасной. У многих возникает вопрос, зачем такая структура как ФСБ занимается этими молодыми ребятами, которые, будучи дворником или же безработным, пытаются изменить конституционный строй РФ, что это смешно и этого не может быть. Здесь не надо забывать основную вещь, что сегодня у них «давгват» - это только слово. Если отойти от ситуации складывающийся в Республике Татарстан и посмотреть на ситуацию, складывающуюся в Республике Дагестан, где «давгват» на сегодняшний день - это не слово, а автомат Калашникова и это повсеместно распространяется. Ежегодно в ходе проведения спецопераций уничтожается до 60-70 человек в мирной республике. Это молодые и здоровые ребята, которые встают на путь веры, на путь «джихада». Они уверены в том, что делают это правильно, но при этом они не появились там сразу с автоматом, этому предшествовало кропотливая работа словом и идеологией. Если сегодня мы не пресечем деятельность «Хизб ут-Тахрир» в том виде, какая она есть, завтра это может привести к тому, что «давгват» с автоматом Калашникова может оказаться и в г. Казани». На вопрос: «Вы уверены в том, что те, кто в Дагестане брался за оружие, были членами «Хизб ут-Тахрир»?» ответил: «Это не члены «Хизб ут-Тахрир», это члены террористической организации банд формирования». Далее на вопрос: «Опираясь, на какой источник «Хизб ут-Тахрир» Вы заявили, что реальность в Дагестане может в дальнейшем уподобиться реальности в Республике Татарстан?» свидетель ответил: «Я опирался не на источники, а на конкретные факты, то, что сейчас конкретно происходит в реальности, не имея в виду «Хизбут-Тахрир».

45. Свидетель так же показал: «Хизб ут-Тахрир» он как живой организм, у них постоянно меняется тактика в зависимости от условий. На тот период родной брат Хасанова Алмаза – Хасанов Азат даже приходил в Управление ФСБ и говорил, что он член «Хизб ут-Тахрир», поэтому тогда они этого и не скрывали, скрытность к ним пришла постепенно, потому что они начали понимать, что если они будут утверждать данный факт, то это уже состав преступления». На вопрос: «Вы располагаете информацией, сколько всего членов в Казанской организации «Хизб ут-Тахрир»?» ответил: «Порядка 30 человек».

46. Так же Алиев показал , что помимо сбора денег у дарисов и мушрифов Казанская организация «Хизб ут-Тахрир» существовала на свои лично заработанные деньги. Все они работали, и все свои средства тратили на эту организацию. Больше всего работал Хасанов отрывая деньги из семьи с искренним желанием помочь этой партии.

47. 03 марта 2009 года свидетель Тихонов Владимир показал, что с Ахмедовым познакомился, когда он пришел к ним в квартиру. Он пришел к ним преподавать основы Ислама, обучал его и Афанасова правильно читать намаз. В декабре 2005 года, когда Ахмедов уже закончил их обучение, после него уже был Рафиков. Он проводил с ними «халакаты». До марта 2006 года у них проводил «халакат» Рафиков и после него с марта по май 2006 года «халакат» проводил Зарипов. На вопрос: «Кто проводил «амали»?» ответил: «Я помню», Рафиков проводил только два «амали».

48. На вопрос: «Для чего было необходимо приводить новых людей?» ответил: «Рафиков говорил нам об Исламском государстве халифате. Для того, чтобы это государство было построено, нужно было свергнуть нынешнее государство, а сделать это единицам не под силу и нужно для этого привести большое количество людей, которые в свою очередь также приводили бы других людей. Таким образом, со слов Рафикова, нас станет много, и мы уже сможем действовать и сможем создать халифат. Также он сказал, что все это уже начинается в Саудовской Аравии и вполне вероятно в России это будет сначала в Казани и чем будет больше людей, тем раньше все это начнется». На вопрос: «Кто-либо из Ваших учителей упоминал о том, что необходимо уничтожать иные государственные устройства, не упомянутые в Коране?» ответил: «Да, точно помню, что Рафиков, и кто-то еще говорил, кто именно не помню». На вопрос: «Что подразумевалось под словом уничтожать иные государственные устройства?» ответил: «Каким именно образом уничтожить не было сказано». На вопрос: «Должна ли была территория России входить в территорию нового государства Халифат?» ответил: ««Халакаты» которые у нас проводились как раз были для призыва новых людей, чтобы было больше людей и Рафиков как раз делал упор на то, что в России это будет Республика Татарстан и г. Казань и что людям от этого будет только легче». Никто осуществить насильственный захват власти и свергнуть Конституционный строй РФ, осуществить массовые беспорядки на территории РФ свидетелю не предлагал.

49. На вопрос: «О том, что деятельность «Хизб ут-Тахрир» не законна Вы когда узнали и от кого?» ответил: «Об этом я узнал, когда меня вызвали на допрос. Вообще до этого я считал, что члены организации «Хизб ут-Тахрир» фанатики, люди, которые не смогут что-либо сделать, и я не верил во все это. Просто меня насторожило то, что при соблюдении конспирации надо было ходить чуть ли не вдоль стены, не называть имена, а также, когда мы смотрели видеоролики, где чеченцы и различные террористы производили взрывы, всех это восхищало». И далее показал: «Смотрели видеоролики, когда был Гимранов. Один документальный фильм был о событиях 11 сентября в США. Также смотрели документальный фильм «ФСБ взрывает Россию» о том, как происходили все террористические акты в России и говорилось что все это делали спецслужбы. Еще смотрели документальный фильм «Норд-Ост» и опять же говорилось, что все это затеяли сотрудники ФСБ. Смотрели еще короткометражные ролики, снятые под музыку, где в кадрах было снято, как взрываются различные автомашины с российскими военнослужащими и как террористы восхищаются этим. Смотревшие этот фильм тоже этим восхищались, это их как-то вдохновляло». На вопрос: «При просмотре видеороликов давались какие-нибудь комментарии?» ответил: «Да, были такие восклицания: «Так им и надо»». На вопрос: «Просмотренные документальные фильмы как-либо обсуждалось?» ответил: «Да, даже бывало, когда проводятся «халакаты» и затрагивалась тема, которая была показана в документальном фильме, начинали говорить, что вот доказательство того, что нынешнее государство как бы неправильное и надо построить государство Халифат, в котором все будет законно». С другой стороны, на вопрос: «Кто-либо из присутствующих пояснял Вам при просмотре видеороликов, для чего производится демонстрация этих роликов?» ответил: «Да. Это обсуждали Гимранов и Хамидуллин Руслан, кто еще не могу сказать. Они говорили нам, что в СМИ нам показывают не правду, а то, что показано в этих роликах - реальные события, то есть террористические акты, осуществляют не террористы, а сами сотрудники ФСБ». На вопрос: «Кто-либо из присутствующих в Вашем присутствии при просмотре фильмов говорили о возможности терактов и насильственных действий для достижения определенной цели?» ответил: «Нет, никто не говорил». К «Хизб ут-Тахрир» эти ролики не относились.

50. Так же свидетель Тихонов рассказал, что когда они проходили мимо мечети в Московском районе, ему сказали, что из этой мечети как-то выгнали членов «Хизб ут-Тахрир», вызвав милицию за то, что они там собирались провести лекцию. Сказали это не просто так, а с той целью, чтобы в этой мечети надо было работать, но стараться при этом по-другому изрекать свои мысли, чтобы уже не выгнали.

51. На вопрос: «При Вас кто-нибудь оскорблял людей за принадлежность не к Исламской религии?» ответил: «Было такое. Участники «Хизб ут-Тахрир» высказывали оскорбления в адрес сотрудников МВД, ФСБ и президента РФ, но кто именно не помню. В отношении людей другой религии оскорбления не высказывали». Оскорблений мусульман не было. На конкретизирующий вопрос ответил, что сотрудников правоохранительных органов называли «кяфирами», но кто именно сказать не смог.

52. В связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля Тихонова В.Д., сторона обвинения ходатайствовала огласить в части существенных противоречий протокол его допроса в ходе предварительного следствия. Судебная коллегия ходатайство удовлетворила.

53. На предварительном следствии свидетель показал, что в мечети «Нурулла» члены «Хизб ут-Тахрир» проводили семинары для вовлечения новых людей в организацию. Он присутствовал на 4 таких семинарах. На лекциях присутствовали только члены «Хизб ут-Тахрир». На вопрос: «Вы давали кому-либо клятву о вступлении в организацию «Хизб ут-Тахрир»?» ответил: «Нет», то есть сам себя не считает членом «Хизб ут-Тахрир».

54. 04 марта 2009 года государственный обвинитель ходатайствовал о возможности приступить к исследованию письменных материалов дела, представленных в обоснование обвинения. Защита возражала, так как по ее мнению нарушается установленный судом порядок исследования доказательств (пункт 40 настоящего локумента). Защиту не предупреждали заранее о том, что сегодня начнется исследование материалов дела, представленных в обоснование обвинения, поэтому она не успела подготовиться.

55. Суд счел доводы защиты об отложении слушания дела и предоставлении ему времени для подготовки признать неосновательными, так как сторона обвинения предлагает исследовать доказательства, перечень которых изложен в обвинительном заключении, копия которого вручена подсудимым, с указанными доказательствами подсудимые ознакомлены в полном объёме в ходе предварительного следствия.

56. Государственный обвинитель зачитывал только названия документов и место их нахождения в уголовном деле. Защита попросила сторону обвинения обратить внимание на содержание ст. 73 УПК РФ и конкретизировать факты и обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование обвинения. Защите не ясно, каким образом оглашенные материалы доказывают вину подсудимых, какое они имеют отношение к делу. Поскольку в самих материалах дела, в нарушение, в частности, статьи 166 УПК РФ отсутствуют выявленные при производстве следственных действий существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а согласно статье 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Согласно статье 285 УПК РФ протоколы следственных действий, заключение эксперта, данное в ходе предварительного расследования, а также документы, приобщенные к уголовному делу или представленные в судебном заседании, могут быть на основании определения или постановления суда оглашены полностью или частично, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

57. 05 марта 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Нократов Амир», который находился в специальной комнате, в условиях, исключающих его визуальное наблюдение.

58. Со слов свидетеля, Рафиков говорил, что скоро во всем мире установится Халифат, и что правителем будет Халиф, что всем от этого будет лучше. На вопрос: «Говорилось ли вам о необходимости установления Халифата?» ответил: «Все с кем я общался, говорили о Халифате. Разговоры об этом происходили в мечетях, в квартирах, дома, на улице».

59. Те, кто исповедует Ислам традиционного толка, являлись «джахиль» - неграмотные невежды. Не помнит, кто говорил, что ошибки «Хизбулла», «Талибан», «Аль-Каида» в том, что они сразу взялись за оружие, что нужно было сначала внедрить свою идеологию в массы, а уже потом браться за оружие, когда их сторонников будет уже много.

60. Сабиров говорил, что по Корану Халифат придет перед концом света, то, что предпосылки конца света уже есть - это катаклизмы, трагедии, аварии, то, что мать не знает своего дитя, дитя не знает своей матери, люди не помогают своим родителям, творится беспредел и произвол. Мусульмане то, что ранее было харам, называют халяль, девушки ходят по улицам полуобнаженные, что для мусульман является харам. Говорил, что пришло время для установления Халифата. Рассказывал, что Халифат сначала установится в странах Маджаль (страны бывшего Халифата – это Ближний Восток и страны Азии), а потом распространится по всему миру. Управлять Халифатом будет халиф. Он в свою очередь будет направлять своих послов в страны Европы с предложением вступить в Халифат, а члены партии по всему миру должны будут его поддержать. Джихад может объявить лишь Халиф. На вопрос: «Упоминались ли Татарстан, Россия?» ответил: «Да. Азат говорил, что среди нас должны быть не только простые люди студенты и рабочие, но и чиновники из министерств и ведомств, которые выдвигали бы идеи партии на законодательном уровне, а также военные офицеры, которые бы обучали солдат». Каким образом будет строиться Халифат на Ближнем Востоке не обсуждалось. О планах насильственного захвата власти на территории РФ, проведение массовых беспорядков не говорилось.

61. На вопрос: «При вас кто-то из подсудимых оскорблял людей, приверженцев другой религии?» ответил: «Как-то Азат говорил, что неверные мусульмане вредят истинным мусульманам, искажая понятия, изложенные в священном писании». На вопрос: «Пропагандировалось ли на халакатах агрессивное отношение к другим религиям?» ответил: «Нет, но они осуждались».

62. Свидетель показал, что Сабиров показал ему клипы, в которых творился беспредел. Сабиров сказал, что есть видео, где убивают мусульман на Ближнем Востоке и на Кавказе, о творящейся несправедливости и так далее.

63. Государственный обвинитель попросил огласить показания свидетеля «Нократова Амира», данные в ходе предварительного следствия в связи с существенными противоречиями. Нократов подтверждил свои показания частично: «Между членами партии обсуждалась тема захвата власти, но участвовали в этом не все».

64. На предварительном следствии 08 декабря 2006 года «Нократов Амир» утверждал (ничего этого не легло в основу приговора): Хасанов говорил ему, что он является «правителем Казани». Рафиков спросил, желает ли он получать знания об Исламе, доступные лишь избранным. Сабитов Р.Р. сообщил о трех этапах дагвата, третий - это подготовка бойцов для насильственного свержения государственной власти. Для деятельности «Хизб ут-Тахрир», со слов Сабирова, поступают денежные средства из-за границы. Показывает, что целью «Хизб ут-Тахрир» на конечном этапе является захват государственной власти в РФ. Со слов Сабирова в настоящее время в России, в частности, Республике Татарстан, происходит сплочение лиц, имеющих военные навыки, для проведения силового захвата власти - «джихада». Клятву о вступлении в «Хизб ут-Тахрир» свидетель не давал (то есть не является членом «Хизб ут-Тахрир»). Свидетель так же рассказывал другие невероятные вещи, так же противоречащие показаниям в суде.

65. 06 марта 2009 года подсудимый Файзулин Ф.Р. заявил, что 05 марта 2009 года председательствующий Кондратьев П.М. попросил побыстрее освободить зал судебного заседания, чтобы не задерживать засекреченного свидетеля, находившегося в специальной комнате. Файзуллин задержался для беседы с защитником. В это время открылась дверь в специальную комнату, и из нее выглянул человек, желая удостовериться, освободился ли зал. Увидев подсудимых, этот человек поспешно закрыл дверь. Файзуллин видел свидетеля при просмотре видеокассет в процессе ознакомления с вещественными доказательствами, этот человек не был «Нократовым Амиром». Более того, выше указанного человека он видел при ознакомлении с вещественными доказательствами в здание суда и у него имеются основания предполагать, что данный человек является сотрудником УФСБ РФ по РТ. На основании этого Файзуллин заявил отвод председательствующему.

66. Председательствующий судья Кондратьев П.М., до удаления в совещательную комнату судей Загидуллина И.Ф. и Ибатуллина А.Т., пояснил, что никакой заинтересованности в исходе данного уголовного дела у него нет, допрос свидетеля произведен в соответствии со ст.278 УПК РФ, он удостоверился в том, что допрошено именно то лицо, документы которого представлены в деле, допрос произведен в условиях, исключающих визуальное наблюдение, а охрана свидетеля предусмотрена соответствующим Федеральным законом. По возвращении из совещательной комнаты судебная коллегия огласила определение об отказе в удовлетворении отвода судье.

67. Государственный обвинитель ходатайствовал о допросе свидетеля с измененными анкетными данными «Султанов Радик», который находился в специальной комнате, в условиях, исключающих его визуальное наблюдение.

68. Защита возражала против допроса свидетеля с измененными анкетными данными «Султанов Радик» в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, так как государственным обвинением не было обосновано, в чем именно была угроза для него, почему была необходимость его засекретить, почему никому из свидетелей угрозы не было, а для него угроза была. При таком положении вещей отсутствует возможность перекрестного допроса не только обвиняемым, но и их защите, хотя защита явно не совершила бы в их отношении никаких противоправных действий. При этом защита сослалась на аналогичное постановление о сохранении в тайне данных о личности56 в отношении Афанасова Дмитрия – «Ефремов Алексей», впоследствии рассекреченного, не содержащего достаточную мотивацию. О недопустимости такого допроса была приведена прецедентная практика ЕСПЧ, в соответствии с которой обычно все доказательства должны быть представлены в ходе публичного слушания в присутствии обвиняемого с тем, чтобы обеспечить состязательность, использование показаний анонимных свидетелей для обоснования обвинительного приговора ни при каких обстоятельствах несовместимо с Конвенцией.

69. Председательствующий разъяснил, что в соответствии со ст.271 УПК РФ суд не может отказать в допросе прибывшего в суд свидетеля, в том числе в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, соответственно и адвокат не может возражать против допроса свидетеля, а может лишь заявить ходатайство о раскрытии данных свидетеля после его допроса. К тому же данные свидетеля засекречены органом следствия, а не государственным обвинителем. Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила в удовлетворении ходатайства защиты отказать за его необоснованностью и преждевременностью, так как оно заявлено до допроса свидетеля.

70. Допрос свидетеля «Султанова Радика» производился в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, с использованием технических средств связи, микрофонов.

71. Свидетель пояснил, что цель и задачи партии заключается в том, чтобы набирать в партию мусульман и распространять Ислам, потому что это является обязательным для каждого мусульманина. Халифат должен был быть построен методом «давгвата», то есть распространения Ислама. Надо распространять Ислам и в какой-то момент люди поймут, что Ислам - это правильная религия, захотят, чтобы исполнялись законы Аллаха, и будет халифат. Халифат должен создаться где-то в восточных странах, но не в России. Третий этап - это когда уже образовалось государство, и оно само ведет распространение среди других государств.

72. Военной или террористической подготовке он не обучался, никто не планировал совершать массовые беспорядки на территории Российской Федерации, не оскорблял людей за принадлежность к другой религии. После изучения Ислама ненависть по отношению к лицам не являющимися мусульманами, у него не возникало, было просто какое-то не одобрение. За принадлежность к другой религии никто из членов «Хизб ут-Тахрир» никого не оскорблял. Обратился сразу к членам «Хизб ут-Тахрир» потому, что служители мечети «какие-то гордые».

73. Судебная коллегия определила ходатайство государственных обвинителей удовлетворить, в части существенных противоречий исследовать показания свидетеля «Султанова Радика», данные им в ходе предварительного следствия. Султанов Радик оглашенные в зале суда показания подтвердил. 27 апреля 2007 года на Султанов Радик показывает об этапах построения Халифата, о которых он ни разу не указывал в своих ранних показаниях, и что Россия будет захвачена образовавшимся на Ближнем Востоке Халифатом, а члены «Хизб ут-Тахрир» должны будут поддержать Халифат при захвате власти. Свидетель показал, что третий этап - это непосредственно создание Халифата. Относительно 3 этапа построения Халифата пояснялась, что если большая часть населения будет желать построения Халифата, то власть не сможет больше удерживать свои полномочия, будет вынуждена передать их наместнику, назначенному Халифом.

74. На вопрос: «В своем допросе на предварительном следствии в качестве свидетеля Вы указали, что после возрождения Исламского халифата в арабских странах произойдет свержение власти и в Российской Федерации?» ответил предположением: «Возможно, но халифат сначала должен был быть в восточных странах». На вопрос: «Ваша фраза: «путем свержения правительства Российской Федерации», что означает?» ответил: «То, что в России поменяется государственный строй, если они этого захотят». Так же пояснил, что обязанность присоединять другие государства к исламскому государству халифат лежит на самом государстве «Халифат». Организация «Хизб ут-Тахрир» не планирует свергнуть власть в Российской Федерации насильственным путем.

75. На вопрос: «Что послужило основанием того, что Вы решили сохранить свои настоящие данные?» ответил: «У меня на это были свои причины».

76. 26 марта 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными под псевдонимом «Галимов Раис», который находился в специальной комнате.

77. Об организации «Хизб ут-Тахрир» он узнал из СМИ и сайта организации в Интернете и до знакомства с подсудимыми об организации сложилось негативное мнение. О захвате власти именно на территории РФ никто не говорил. Говорили о необходимости захвата власти мусульманами вообще, предположил, что так как мы проживаем на территории РФ, захват власти соответственно будет происходить на территории РФ. Диас говорил ему, что все мусульмане должны стремиться к Халифату, ибо Халифат единственное средство, которое может изменить положение мусульман.

78. Рассказал такой случай: мы с Диасом встретились в мечети «Нурулла», общались на общие темы, разговор свелся к тому, что вопрос установления Халифата является первостепенным. Неподалеку от Диаса сидел мужчина, имени которого я не знаю, но могу опознать визуально. Из общения Диаса с этим мужчиной, я сделал вывод о том, что они давно знакомы и солидарны, так как они с ним переговаривались, консультировались. После общения с Диасом этот мужчина заговорил со мной. Мы общались на тему ислама. Я стоял на своем, они пытались отстоять свою точку зрения. Мужчина в разговоре упоминал о том, что не видит ничего плохого в том, что установление Халифата может произойти посредством проведения террористического акта, что является отличительной чертой учения «Хизб ут-Тахрир» и является проявлением экстремизма, так как в исламе причинение вреда другому человеку, к тому же мусульманину, является большим грехом. На вопрос подсудимого Ахмедова, являлся ли данный мужчина членом организации «Хизб ут-Тахрир», свидетель «Галимов Раис» предположил: «Думаю да, так как он придерживался той же позиции. Он говорил, что мусульманам необходимо взять власть и что не следует брезговать и террористическими актами. Этот человек подтверждал то, что официально распространяла партия «Хизб ут-Тахрир», поэтому у меня нет сомнения, что он член этой организации. Он был среди опознанных мной, фамилии я его не знаю, он мне не представлялся»

79. Рассказал случай, произошедший весной 2005 года в мечети «Бурнай» - сразу после пятничной проповеди без разрешения имама мечети встал молодой человек и стал выкрикивать реплики о том, что мусульмане в настоящее время незаконно осуждаются, а вы сидите, иные аналогичные призывы. Этот инцидент вызвал возмущение среди прихожан и имам мечети, который давал проповедь, сделал замечание молодому человеку, сказав, что если такое повториться он перестанет пускать его на проповедь. В последствии от других прихожан свидетель узнал, что такой же инцидент произошел в мечети «Булгар» за неделю или неделей позже, чем в мечети «Бурнай», а также в других мечетях г. Казани, и что инициаторами этого были члены организации «Хизб ут-Тахрир». Осенью 2006 года в одной из мечетей города даже произошла драка с членами партии «Хизб ут-Тахрир», мне об этом известно от прихожан. Так что к членам этой организации относятся крайне негативно.

80. Пояснил, что никто из подсудимых какое-либо давление на него не оказывал. На вопрос: «Почему вы решили оставить свои данные в тайне?» ответил: «Я отказываюсь отвечать на этот вопрос».

81. В тот же день государственный обвинитель ходатайствовал огласить доказательства из материалов дела. Защита возражала в связи с тем, что сегодня не готова к исследованию материалов дела. Ранее было определено, что об исследовании материалов дела будут заранее предупреждать, нарушается ранее установленный порядок ведения судебного заседания (смотри пункт 40 настоящего документа). Судебная коллегия определила исследовать доказательства, так как сторона обвинения предлагает к исследованию доказательства, изложенные в обвинительном заключении, порядок их предоставления не противоречит установленному судом.

82. Подсудимый Ахмедов и подсудимый Зарипов, последовательно, друг за другом, заявили каждый по ходатайству о признании показаний свидетеля «Нократова Амира», допрошенного в судебном заседании 05 марта 2009 года, недопустимым доказательством, в связи с тем, что при его допросе в комнате кроме него, находился сотрудник ФСБ, который является заинтересованным лицом по делу. Зарипов так же видел его, он сопровождал их в Верховный Суд РТ для ознакомления с материалами уголовного дела. Судебная коллегия, определила в удовлетворении ходатайства отказать, в связи с тем, что оно основано на предположениях и не содержит предусмотренных ст. 75 УПК РФ оснований для признания протокола допроса свидетеля недопустимым доказательством, охрана свидетеля осуществляется в соответствии с Федеральным законом РФ «О государственной защите потерпевших свидетелей и иных лиц» специально созданной для этого структурой, не имеющей отношения к ФСБ, довод подсудимого о присутствии в отведенной для допроса комнате сотрудника этой службы является лишь предположением. Председательствующим до допроса свидетеля была установлена его личность и отсутствие каких-либо препятствий для проведения допроса, доводов об оказании давления на свидетеля подсудимым не приведено.

83. 30 марта 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Белоусов Александр», который находится в специальной комнате.

84. Свидетель пояснил, что цель партии «Хизб ут-Тахрир» - построение Исламского государства на территории РФ и во всем миру в три этапа, третий - всемирный призыв. На вопрос: «Хасанов на халакатах говорил что-либо об установлении Халифата на территории РФ?» предположил: «Хасанов говорил, что нужно вести призыв, так как мы проживаем на территории РФ, думаю, что имелось в виду, в том числе и в России».

85. На халакатах организации, планированию, подготовке, совершению терактов не обучали. К совершению массовых беспорядков, участию в незаконных вооруженных формированиях, насилию по отношению к кому-либо не призывали. К уничтожению материальных объектов не подстрекали. Ведению военных действий, подрывных операций не обучали. К финансированию терактов не призывали. Людей за принадлежность к другой религии не оскорбляли.

86. Он не слышал, что члены «Хизб ут-Тахрир» оказывали когда-нибудь на кого-нибудь оказывали давление.

87. Судебная коллегия определила ходатайство государственного обвинителя удовлетворить, исследовать в части существенных противоречий показания свидетеля «Белоусова Александра», данные им в ходе предварительного следствия. Участники процесса возражали в связи с тем, что ходатайство стороны обвинения немотивированно, отсутствуют существенные противоречия.

88. Белоусов Александр оглашенные показания подтвердил. 12 декабря 2006 г. показал, что Хасанов говорил, что после образования Халифата, если рядом с государством другое государство, то выдвигается требование о направлении в страну членов «Хизб ут-Тахрир» для проведения халакатов. В случае отказа требует выплачивать джизью - дань. В случае дальнейшего отказа, объявляется джихад - война с применением насилия. Как произойдет Халифат на территории РФ, не объяснял. 15 августа 2007 г. показал, что Хасанов разъяснял деятельность партии «Хизб ут-Тахрир» на территории России, цель которой - установление Всемирного Исламского Халифата, в том числе и в России. Хасанов разъяснял, что построение Халифата осуществляется в 3 этапа, третий этап - непосредственно создание самого Халифата. Про 3 этап Хасанов пояснял, что если большая часть населения будет поддерживать идею построения Халифата, то власть не сможет больше удерживать свои полномочия и будет вынуждена передать их наместнику, назначенному Халифом. Открыто Хасанов не говорил о насильственном изменении государственного строя. Что касается России, то сейчас происходит второй этап, проводятся митинги, демонстрации, что скоро начнется 3 этап установления Халифата, когда партия «Хизб ут-Тахрир» объединит вокруг себя достаточное количество людей, поддерживающих ее идеи. В суде, как показано выше, он выдвигает третью версию развития событий.

89. 30 марта 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Захаров Дмитрий», который находился в специальной комнате.

90. Хасанов рассказывал, что Халифат должен был быть установлен непосредственно в нашей полосе, но для начала необходимо объединить как можно больше народу, которые также поддерживают эту идею, после чего уже можно будет предъявлять требования государству об установлении Халифата и твердо заявить, что мы хотим жить по канонам ислама и подчиняться требованиям Шариата. Первый этап заключался в получении знаний об исламе, второй заключался в том, чтобы держаться вместе с людьми, которые поддерживают идею становления Халифата, третий этап представлял собой массовый дагват, то есть заявление своих требований. Утверждает, что общался с Алмазом на тему вооруженного дагвата. Он говорил, что если государство не примет наши требования, мы должны любым путем, не зависимо от его желания, добиваться своей цели. На вопрос: «Кто-либо из названных вами лиц упоминал джихад, и в каком контексте?» ответил: «Мы говорили на тему джихада. Это выражение применяли в принципе все. Говоря джихад, как правило, подразумевалось нечто силовое, принудительное относительно всех неверных». Неверными считали хазратов, а также иных лиц, исповедующих традиционный ислам, всех, кто не принимал учение этой организации и негативно к нему относился. Не раз говорилось о том, что когда они добьются своей цели, казнят в первую очередь их. Перед лицами, исповедующими другие религии, следует поставить вопрос: либо они принимают ислам и живут по его законам, либо они кафиры и будут уничтожены, так как «кафиры» не должны существовать на земле. На вопрос: «В литературе «Хизб ут Тахрир» говорилось о том, что мусульмане, не живущие по законам ислама – кафиры?» ответил: «Нет».

91. Физическое насилие в организации «Хизб ут-Тахрир» к нему не применялось.

92. Совершить насильственный захват власти не предлагалось, но предупреждалось, что если возникнет такая необходимость, он должен был быть к этому готов. Совершить массовые беспорядки не предлагалось. В передаваемой ему литературе планы или призывы к насильственному захвату власти на территории РФ не встречал, а от Хасанова слышал. Где изначально должен установиться Халифат разговоры не велись. Но чуть позже, на вопрос: «Содержались ли в источниках партии «Хизб ут-Тахрир» призывы к свержению власти в РФ?» ответил: «Однозначно, да».

93. Государственный обвинитель ходатайствовал исследовать материалы дела. Защита возражала в связи с тем, что таким образом нарушается порядок исследования доказательств, установленный ранее (смотри пункт 40 настоящего документа). Судебная коллегия определила ходатайство государственного обвинителя удовлетворить, исследовать в судебном заседании материалы дела.

94. 31 марта 2009 года допрошен свидетель Абдрахманов Булат Фаридович. На вопрос: «На территории какого государства планировалось построение Исламского государства?» предположил: «Могу только предположить, думаю, что так как мы проживаем на территории РФ и эта организация существует у нас, то наверное, на территории РФ».

95. В медресе преподаватель ему ответил, что ислам не запрещает строить мечети и медресе законным способом, а эта организация запрещена и не стоит с ней связываться. Преподаватель негативно отнесся к этой организации.

96. Государственное обвинение ходатайствовало об оглашении показаний, данных свидетелем на предварительном следствии. Защита возражала против удовлетворения ходатайства в связи с тем, что государственное обвинение не указало в чем заключаются противоречия в показаниях свидетеля. Судебная коллегия определила возражения стороны защиты отклонить, так как ни подсудимыми, ни защитниками не приведено предусмотренных законом доводов, исключающих оглашение представленных стороной обвинения материалов, ходатайство государственного обвинителя удовлетворить, огласить показания.

97. Абдрахманов оглашенные показания в судебном заседании подтвердил. На предварительном следствии показал, что Нурмухаметов и Рафиков, говоря о современных условиях создания Халифата, в частности, в России, говорили о том, что в настоящее время происходит идеологическая работа в организации «Хизб ут-Тахрир», основанная на привлечении новых лиц, что позволит проводить митинги и манифестации для выдвижения требований действующим властям светского государства и создании Халифата. Существует 3 этапа создания Халифата, с их слов Халифат изначально будет создан в арабских странах, а затем и в других странах мира.

98. Государственный обвинитель, следуя сложившейся в судебном заседании традиции (например, пункт 56 настоящего документа), при исследовании материалов дела зачитывает номера страниц и название документа, не вдаваясь в их содержание. Председательствующий делает замечание защитнику Валиуллину Р.Р. о ненадлежащем поведении в судебном заседании, так как он, не обращаясь к председательствующему с просьбой о перерыве либо за разрешением на общение с подзащитным, отвлекает подсудимого Хасанова от исследуемых доказательств, протягивая ноутбук.

99. 31 марта 2009 года допрошен свидетель Бикмухаметов Радик Рауфович. Пояснил, что «Хизб ут-Тахрир» террористическая организация, которая ставит своей целью свержение ныне действующего режима власти и установление Халифата. Любой мусульманин мечтает о Халифате, но у этой организации методы построения Халифата иные, чем в традиционном исламе, и запрещены УК РФ. На вопрос: «Говорил ли вам Хасанов или иные лица о насильственном перевороте и захвате власти?» ответил: «Нет, не говорил. Мы просто в разговорах иногда затрагивали тему Халифата».

100. Государственный обвинитель ходатайствовал огласить показания свидетеля Бикмухаметова Р.Р., данные в ходе предварительного следствия в связи с существенными противоречиями в его показаниях. Защита возражала в связи с тем, что не увидела противоречий. Государственное обвинение и в прошлый раз зачитывало протокол допроса свидетеля, в котором не было никаких противоречий. Судебная коллегия определила возражения стороны защиты отклонить за отсутствием предусмотренных законом доводов в их обоснование, ходатайство государственного обвинителя удовлетворить.

101. Из показаний на предварительном следствии следовало, что Бикмухаметов Радик 21 января 2007 г. показал, что Хасанов и Рафиков стали говорить с ним, он ответил, что методов насильственного построения Халифата не разделяет. На уточняющий вопрос: «С чего вы взяли, что «Хизб ут-Тахрир» предполагает насильственный захват власти?» ответил: «Об этом я узнал из того, что нам преподавали». На вопрос: «Вы сделали вывод о том, что организация «Хизб ут-Тахрир» является террористической только из того, что она запрещена на территории РФ?» ответил утвердительно. Пояснил, что не отказывается от своих показаний. Разговор был о построении Халифата, о насильственных методах построения Халифата не было.

102. 07 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Хайбуллин Артур», который находился в специальной комнате, в условиях, исключающих его визуальное наблюдение.

103. Пояснил, что на третьем этапе идет призыв к захвату власти представителями этой организации. На вопрос: «Кто-нибудь из выше названных Вами людей упоминал когда-либо в своих беседах о джихаде?» ответил: «Бывали случаи, но о России не говорили, поскольку здесь был первый период. Помню случай, как Хасанов говорил, что различные группировки, которые сейчас ведут джихад, делают это неправильно, потому что делать сейчас джихад бессмысленно». Хасанов говорил о захвате власти, но он и сам знал об этом. При 3 периоде идет обращение к существующей власти, и если нет подчинения, то происходит захват власти путем насильственного джихада. На вопрос: «Вы говорили, что Хасанов говорил Вам о захвате власти на 3 этапе, а сам лично Хасанов призывал Вас к захвату власти или он просто дал описание 3 этапа?» ответил: «Этот вопрос России не касался». На вопрос: «Второй этап Вы назвали открытый призыв к Исламу. Призыв к Исламу запрещен в Исламе?» ответил: «Нет». На вопрос: «Тогда в чем второй этап, открытый призыв противоречит законам России?» ответил: «Пытаются уже открыто призывать к организации захвата власти».

104. К изменению конституционного строя на территории Российской Федерации его не призывали. На «халакатах» негативное отношение к людям другой религии или концессий не формировалось, к организации террористических актов, планированию и подготовке террористических актов не обучали. На вопрос: «В тех изданиях, которые Вам давались для индивидуального обучения, Вы встречали какие-либо планы или призывы к насильственному захвату власти?» ответил: «Пару раз встречалось при чтении о том, что происходит в мире, а о России речь в основном шла о гласности».

105. На вопрос: «Вы когда-нибудь видели или слышали о том, что члены организации «Хизбут-Тахрир» оказывают на кого-либо физическое давление?» ответил: «Нет».

106. 07 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Мухамедшин Рустам», который находился в специальной комнате, исключающей его визуальное наблюдение.

107. Ему известен только Нурмухаметов. Встретился с ним 2-3 раза. На вопрос: «Каждая Ваша встреча с Нурмухаметовым по времени сколько проходила?» ответил: «Примерно не более 20 минут». При встречах Нурмухаметов говорил ему о существовании Аллаха, говорил, что есть Всевышний. Говорил, что мусульмане должны жить в халифате. В ходе бесед с Нурмухаметовым он говорил о необходимости строить халифат, в том числе и в России. Как необходимо его строить не говорил. На вопрос: «Нурмухаметов говорил что-либо о вооруженном захвате власти? У Вас были разговоры с Нурмухаметовым об оружии?» ответил: «Говорил, что каждый мусульманин должен уметь себя защищать и владеть оружием». В ходе беседы Нурмухаметов не упоминал о джихаде, не говорил о необходимости убийства кого-либо. В организации «Хизб ут-Тахрир» свидетель никогда не состоял.

108. Государственный обвинитель в связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля «Мухамедшина Рустама» ходатайствовал огласить в части существенных противоречий протокол его допроса в ходе предварительного следствия. Судебная коллегия определила ходатайство стороны обвинения удовлетворить.

109. На предварительном следствии свидетель показал, что Нурмухаметов говорил, что если в случае построения Халифата, что-то не получается и власть противодействует этому, то каждый муслим должен взять в руки автомат и убивать несогласных с построением Халифата. Оглашенные показания свидетель подтвердил.

110. На вопрос: «Почему Вы скрыли свои истинные данные в тайне?» ответил: «Боюсь». На вопрос: «Кого или чего можете ответить?» ответил: «Просто боюсь».

111. 08 апреля 2009 года Допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Салимов Артур», который находился в специальной комнате, в условиях, исключающих его визуальное наблюдение.

112. Показал, что установление халифата должно было произойти в три этапа. Первый этап – это идеологический призыв, второй этап – это политический призыв, а третий этап – это испрашивание помощи и непосредственный захват власти. По словам Ахмедова, захват власти должен был произойти сначала в арабских странах. К этому времени народ должен был уже быть на стороне партии «Хизб ут-Тахрир» и таким образом с помощью влиятельных лиц в обществе должно было произойти обращение к действующему правительству и в дальнейшем передача власти. После установления халифата в арабских странах его влияние должно было распространиться во всех странах, в том числе и в Российской Федерации. Возникший в арабских странах халифат должен был предлагать другим странам три варианта: принять Ислам, либо же платить дань и стать колонией или же объявлялась война, то есть Джихад. Члены организации «Хизб ут-Тахрир» должны были содействовать захвату власти путем призыва, привлечения большего числа сторонников. На вопрос: «От кого Вам стало известно о том, что члены организации «Хизб ут-Тахрир» должны были содействовать захвату власти?» ответил: «Я не помню, кто мне об этом сказал, но у меня сформировалось такое мнение в ходе общения».

113. На вопрос: «Говорил кто-либо о сроках, когда это должно было произойти?» ответил: «Хасанов как-то упоминал, что это должно было произойти в месяц Рамазан, то есть осенью 2006 года». На вопрос: «Что должно было произойти осенью 2006 года?» ответил: «По мнению Хасанова должен был произойти халифат где-то в арабских странах». На вопрос: «Говорил ли Хасанов о необходимости вооруженного захвата власти?» ответил: «Нет, об этом он не говорил».

114. Свидетель прекратил общение с членами организации «Хизб ут-Тахрир» окончательно в декабре 2007 года. После того как принял данное решение, члены «Хизб ут-Тахрир» не пытались вернуть его обратно в свои ряды. Никогда не видел или слышал, чтобы члены организации «Хизб ут-Тахрир» оказывали на кого-либо физическое давление. На вопрос: «Кто-либо из подсудимых либо Вы сами, будучи членом «Хизбут-Тахрир» заставляли кого-либо принять Ислам или вступить в партию «Хизб ут-Тахрир»?» ответил: «Насильно никто никого не заставлял». На «халакатах» враждебное отношение к представителям других религий или концессий у него не формировалось, к массовым беспорядкам на территории Российской Федерации никто не призывал.

115. На вопрос: «Что послужило основанием для сохранения в тайне данных о Вашей личности» ответил: «Оказание на меня давления». Потом, сразу же, на уточняющий вопрос: «Вы можете сказать, кто оказывал на Вас давление?» ответил: «На меня давления пока никто не оказывал».

116. Государственный обвинитель в связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля «Салимова Артура» просил огласить в части существенных противоречий протокол его допроса в ходе предварительного следствия. Сторона защиты возражала. Судебная коллегия определила ходатайство стороны обвинения удовлетворить.

117. 18 мая 2007 года на предварительном следствии свидетель показал, что Ахмедов рассказывал о трех этапах установления Халифата: первый этап - идеологический, второй этап - политический, третий - испрашивание помощи. Второй этап - в качестве примера можно привести массовые погромы в Узбекистане примерно в 2003 г. Применительно к России объяснялось, что целью организации «Хизб ут-Тахрир» является подготовка и реализация второго этапа создания Халифата, что бы к моменту создания Халифата на территории стран - маджаль большая часть населения России уже была готова потребовать от правительства присоединение ее территории к Халифату. В России идет подготовка ко второму этапу, чтобы большая часть населения потребовала присоединения России к Халифату.

118. 09 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Хакимуллин Рустам», который находится в специальной комнате, в условиях, исключающих его визуальное наблюдение. Свидетель знаком только с Нурмухаметовым.

119. Государственный обвинитель в связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля «Хакимуллина Рустама» ходатайствовал огласить в части существенных противоречий протокол его допроса в ходе предварительного следствия, где свидетель говорил об оружии. Защита возражала, поскольку свидетель в дальнейшем отказался от этих показаний и дал другие показания. Судебная коллегия определила ходатайство стороны обвинения удовлетворить.

120. На предварительном следствии свидетель показал, что Нурмухаметов говорил: в случае, если построение Халифата не получается и власти противодействуют этому, каждый мусульманин должен взять в руки оружие и убивать несогласных с построением Халифата. Во время допроса был задан вопрос: «Вы сказали в своем допросе, что Нурмухаметов не предлагал Вам брать в руки оружие. Вы подтверждаете свои показания в этой части?» свидетель ответил: «Да, подтверждаю».

121. Свидетель заявил, что на предварительном следствии говорил неправду, так как у него было сильное душевное волнение, его в первый раз вызвали в милицию, потом в ФСБ. В ходе допроса ему сказали дать в этой части такие показания, чтобы долго не допрашивать. При допросе в ФСБ он не говорил, что на него оказывалось давление, просто сообщил, что сотрудники милиции просили меня сказать о том, что «Хизб ут-Тахрир» является террористической организацией и о том, что они хотят с оружием в руках убивать неверных.

122. Допрошена Азамова Мукаддам, жена подсудимого Джураева.

123. Она отказалась отвечать на вопрос: «Вы где проживали с Джураевым?» Председательствующий разъяснил свидетелю, что она не имеет права отказываться от дачи показаний в этой части, поскольку данный вопрос не касается обвинения, предъявленного подсудимому Джураеву.

124. Джураева свидетель охарактеризовала как замечательного, отзывчивого, любящего и порядочного семьянина, честного и верующего человека.

125. Председательствующим снят вопрос об обстоятельствах задержания, в частности, наличия гематом до задержания, так как по мнению суда обстоятельства задержания не касаются обвинения, предъявленного подсудимым.

126. Допрошен свидетель Хамзин Альмир. При общении с Хасановым и Ахмедовым он не слышал оскорбления и высказывания в адрес людей других религий. Об организации «Хизб ут-Тахрир» ему известно из средств массовой информации, знает о запрете её деятельности на территории России, так как организация намерена построить в России исламское государство Халифат.

127. Государственный обвинитель в связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля Хамзина А. ходатайствовал огласить в части существенных противоречий протокол допроса Хамзина в ходе предварительного следствия о необходимости объединения мусульман. Сторона защиты возражала, но суд ходатайство удовлетворил.

128. 10 апреля 2009 года допрошен свидетель Файзов Илдус Ахметович, имам мечети «Булгар», заведующий пропагандой духовного управления мусульман, имам-хатыб.

129. В первый раз он встретился с Хасановым, Файзуллиным, Нурмухаметовым в апреле или в мае 2005 года. Они собирались в мечети до и после намаза, но свидетель и еще кто-то запрещали им собираться, поскольку они вели какую-то агитацию, собирали вокруг себя молодых людей. В этот день им предложили выйти из мечети, сказав, что мечеть это отдельная юридически - религиозная организация, что здесь есть руководитель и тот, кто объясняет и пропагандирует религию – это имам, а также те люди, которым он предлагает и разрешает объяснять. Кроме того, им сказали, что если они не покинут мечеть, то вызовем охрану. В первый день вызвали охрану и просто выгнали их из мечети. Во второй день, когда они начали что-то доказывать, высказывать оскорбления, их забрали в милицию за мелкое хулиганство.

130. Организация «Хизб ут-Тахрир» ему известна, как и всем из СМИ, из Интернета и по тем книгам и брошюрам, которые иногда попадались. Исходя из СМИ, Интернета и таких брошюр было понятно, что это была своеобразная секта, можно даже сказать, что деструктивная секта.

131. На вопрос: «Существует такое понятие как призыв мусульман к Исламу?» ответил: «Призывом к Исламу в данной ситуации занимаются Имамы мечети. В данном случае для этого существуют мечети». На вопрос: «Вам известно кому-либо из подсудимых давалось разрешение муфтиями вести призыв или заниматься обучением мусульман?» ответил: «Нет, поскольку все это проходит через муфтиев». Это разрешение является обязательным. Данное разрешение получают в совете муфтиев России или духовном управлении Республики Татарстан. Получивший высшее духовное образование мусульманин не может участвовать в религиозных обрядах, то есть сам заключать никах и прочие обряды, поскольку для этого необходимо разрешение, которое выдается Имамами при мечетях, такого разрешения Файзулин не получал.

132. 13 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Жуков Иван», который находился в специальной комнате.

133. На вопрос: «Вы собирались только на квартирах?» ответил: «Однажды Алмаз сказал, что мы должны подойти к мечети «Булгар». Мы подошли к указанному времени. Там собралось много мусульман. Шли переговоры какие-то с имамом этой мечети. Потом приехала милиция и мы все разбежались». Как свидетель узнал позже, члены организации «Хизб ут-Тахрир» вели переговоры с имамом этой мечети, чтобы он принял их сторону.

134. Изменять насильственным путем конституционный строй в РФ его никто не призывал. Хасанов не планировал и не призывал к насильственному захвату власти в РФ, массовым беспорядкам.

135. На вопрос: «Формировалось ли у вас на халакатах враждебное отношение к представителям других религий и конфессий?» ответил: «Да, нам преподавалось нетерпимость к неверным, евреям и лицам других конфессий». На вопрос: «В чем заключалась эта нетерпимость?» ответил неопределенно: «Высказывались мнения на эту тему». На вопрос: «В какие-то действия это перетекало?» ответил: «Да нет».

136. Допрошен свидетель Махмутов Ильяс. Нурмухаметов и Рафиков учились с ним на первом курсе после второй сессии. С первого курса они были отчислены из медресе. Полагают, что отчислены они были из-за причастности к организации «Хизб ут-Тахрир».

137. У них случались конфликты в мечетях. Например, был конфликт в мечети «Булгар». Год назвать не может. Это происходило вечером. Он пришел на молитву за полчаса и сидел у хазрата. Увидел, что они собрались в мечети. Их было человек пятнадцать, говорили на тему Ислама, приводили доказательства существования Аллаха. Мы прочитали молитву и между хазратом и Алмазом произошел конфликт, на почве чего уже не помню, после чего Хазрат попросил Алмаза покинуть мечеть, а они не соглашались, говорили, что это не его мечеть. Кроме происшествия в мечети «Булгар» произошел еще один инцидент в мечети «Бурнай». Мы пришли на пятничную молитву, прочитали обязательную молитву и должны были читать дополнительную. В перерыве между обязательной и дополнительной молитвой Хасанов и Файзулин встали и стали выкрикивать призывы о помощи мусульманам, которых посадили. Им не дали договорить в связи с тем, что нужно было читать дополнительную молитву. Не помнит, чтобы в конфликте произошедшем в мечети «Булгар» между Хасановым и хазратом, оскорблял ли кто-либо кого-либо, угрожал.

138. Государственное обвинение ходатайствовало огласить показания свидетеля Махмутова И., данные в ходе предварительного следствия, в части существенных противоречий. Защита возражала. По оглашении его показаний И.Махмутов подтвердил, что в начале 2005 года Д.Рафиков и Т.Нурмухаметов неоднократно в беседах с ним и Б.Абдрахмановым пытались убедить их в нарушении государством прав мусульман России и необходимости построения Всемирного Халифата.

139. 13 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Сабиров Шамиль», который находился в специальной комнате.

140. По его словам, в понимании халифата организацией «Хизб ут – Тахрир» - государство, во главе которого должен стоять член секты. Он это понял в процессе общения с этой сектой. Учения этой секты противоречат традиционному Исламу. На вопрос: «Вы упомянули захват власти, а вам кто-либо говорил о захвате власти?» ответил: «Это подразумевалось. Учение «Хизб ут-Тахрир» подразумевало три этапа становления Исламского государства. Первый этап – распространение идеи среди людей, второй этап – их психологическая подготовка, а когда их стало бы много, они бы автоматически захватили власть». Ахмедов критиковал ныне действующую власть, говорил о необходимости изменить эту власть. Говорил, что с властью должны были бороться члены организации «Хизб ут-Тахрир» методом привлечения большого количества людей по примеру андижданских событий, как когда-то поступили большевики. На вопрос: «Что это за андижанские события?» ответил: «Вооруженное восстание членов этой партии в Узбекистане». На вопрос: «Вы привели в пример большевиков, кто-либо из подсудимых приводил в пример большевиков?» ответил: «Нет, я сам привел их в пример. Показал, что когда членов этой организации станет много, они возьмут оружие и пойдут на власть». Не помнит, кто из подсудимых ему сказал о том, что на третьем этапе в руки будут брать оружие.

141. На вопрос: «Кто-либо пытался склонить вас к даче клятвы?» ответил: «Я был с ними слишком короткое время и не создал своей пятерки, поэтому клятвы не давал». На вопрос: «Почему с вами так откровенно делились такими вещами?» ответил: «Спросите у них».

142. На вопрос: «Почему вы сохранили свои данные о личности в тайне?» ответил: «Чтобы вы не смогли оказать на меня давление». На вопрос: «После того, как вы прекратили общение с членами «Хизб ут-Тахрир» кто-нибудь из них вам звонил? Настаивал на новой встрече?» ответил: «Да, мне звонил Рафиков Диас, но я не взял трубку».

143. На вопрос: «Прихожане мечетей говорили вам что-либо об организации «Хизб ут-Тахрир»?» ответил: «Да, говорили, и служащие мечети «Нурулла» тоже меня предостерегали от вашей организации. Они говорили, что если я буду продолжать общаться с вами, то будут неприятности». На вопросы об отношение членов «Хизб ут-Тахрир» к приверженцам других конфессий ответил, что их позиция по этому вопросу такая: «их надо просто призывать в их секту». Свидетель отметил, что представители секты очень негативно относились, выражались крайне гневно по отношению к лицам, не желающих принять ислам и теми, кто не хочет жить в халифате. Конкретно это проявлялось в том, что они называли их невеждами - «джахилями».

144. Защита ходатайствовала огласить протокол допроса свидетеля «Сабирова Шамиля» в части существенных противоречий относительно насильственного захвата власти. Судебная коллегия отказала в ходатайстве, по ее мнению, в связи с отсутствием противоречий в показаниях свидетеля. На предварительном следствии свидетель показал, что Хасанов горячо доказывал необходимость установления Халифата в России, которое произойдет в три этапа: 1 - распространение идей «Хизб ут-Тахрир», 2 - психологическая подготовка примкнувших сторонников, 3 - заручившись поддержкой широких слоев населения, произвести государственный переворот с целью захвата власти и установления Халифата. Перед этим, на вопрос следователя: «Что Вам известно о подготовке или совершении членами «Хизб ут-Тахрир» следующих преступлений: насильственный захват власти или насильственное удержание власти?» ответил: «Данная информация мне не известна».

145. 14 апреля 2009 года допрошен свидетель Полянский Юрий, проходил обучение в колледже с 2002 года по 2005 год в одной группе с Сабитовым Рафаэлем. Охарактеризовал его как доброго, порядочного, странностей за ним не замечал.

146. Государственный обвинитель ходатайствовал огласить протокол допроса Полянского Ю. в качестве свидетеля в части существенных противоречий между его показаниями в суде и на предварительном следствии в части оформления сим-карты. Защита возражала. Судебная коллегия определила ходатайство государственного обвинителя удовлетворить.

147. Зялилова Гульназ, жена подсудимого Зялилова. Охарактеризовала мужа как добропорядочного, отзывчивого, мягкого, не только по отношению ко ней, но и по отношению другим.

148. На вопрос государственного обвинителя: «Вы принимали клятву «Хизб ут-Тахрир»?» защита возражала, однако председательствующим возражение отклонено, так как свидетель согласилась давать показания. Тем не менее свидетель настояла на праве не отвечать на вопрос.

149. Зялилов ей о захвате власти никогда не говорил, враждебно в адрес не мусульман не высказывался, у нее не формировалось при общении с ним негативное отношение к властям. О насильственном распространении Ислама не говорилось.

150. 15 апреля 2009 года допрошен свидетель Зиннатуллин Тимур Рустемович. Ему знаком Сабиров. О насильственном захвате власти ему никто не говорил. На вопрос: «Сабиров Азат говорил вам об отношении к лицам, придерживающихся других религий?» ответил: «Сабиров говорил, что другие религии не правильные, что они неоднократно переписывались, что Ислам – единственная правильная религия». Об отношении к власти ничего не говорил.

151. 16 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Иванов Александр», который находился в специальной комнате.

152. Про халакаты показал, что помимо него и Ахмедова было еще несколько человек, которых называть отказался, так как если их назовет, то выдаст себя. Отказался называть лиц, присутствовавших на собрании в районе «Оргсинтез». Мушрифа так же отказался называть. Халифат должен был быть установлен в три этапа, первый – скрытый призыв, второй – открытый призыв, последним из которых был джихад. Но джихад был бы только в том случае, если государство добровольно не вступит в Халифат. Джихад - это война. Конкретно о войне разговоров не было, так как они находились еще только на первом этапе. Организация «Хизб ут-Тахрир» планирует установление Исламского государства не в РФ. Однако на вопрос: «Планировал или призывал кто-либо из подсудимых к насильственному захвату власти в РФ?» ответил: «Нет, в связи с тем, что шел только первый этап». На вопрос: «Планировал или призывал кто-либо из подсудимых к массовым беспорядкам в РФ?» ответил: «Нет». Так же на вопрос: «Кто будет объявлять джихад?» ответил: «Халиф». Понятие «Амали» ему не знакомо.

153. На вопрос: «Почему вы сохранили свои данные в тайне?» ответил: «Я опасался психологического давления с вашей стороны». На вопрос: «На вас оказывалось какое-либо давление со стороны членов организации «Хизб ут-Тахрир» после выхода из нее?» ответил: «Нет».

154. Члены организации «Хизб ут-Тахрир» к представителям других религий и конфессий относились достаточно враждебно.

155. В связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля «Иванова Александра» государственное обвинение ходатайствовало огласить показания, данные в ходе предварительного следствия в части иерархии в организации «Хизб ут-Тахрир», в части правозащитной организации «Нова» и в части собрания возле предприятия «Оргсинтез». Судебная коллегия ходатайство удовлетворила.

156. Защита настаивает, что в действительности, Иванов Александр - это Галимов Алмаз, который проживал по ул. Беломорская, в квартире которого проводились халакаты. Таким образом, дал ложные показания относительно того, что он не помнит имени владельца квартиры, а так же иные показания.

157. 28 апреля 2009 года допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Рахимуллин Руслан», который находился в специальной комнате в условиях, исключающих его визуальное наблюдение.

158. Пояснил, что в ходе проведения предварительного следствия при допросе на него оказывал психологическое давление сотрудник милиции по имени Алан. Когда он пришел на допрос об организации «Хизб ут-Тахрир» ничего не знал. Оперативный сотрудник милиции стал говорить ему, что мы тебя посадим, сделаем участником этой организации, говорил ему об организации «Хизб ут-Тахрир». Когда он пришел в милицию, не знал, о чем его будут допрашивать. Этот сотрудник начал пугать, рассказывать каким образом выбиваются показания. Он испугался. На вопрос: «Почему Вы решили сохранить в тайне данные о своей личности?» ответил: «Мне предложил это сотрудник милиции Алан, и я согласился». В связи с оказанным на него давлением со стороны сотрудника милиции несоответствующие действительности показания он не давал, говорил только правду.

159. В связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля «Рахимуллина Руслана» сторона обвинения ходатайствовала огласить в части существенных противоречий протокол его допроса в ходе предварительного следствия. Судебная коллегия определила ходатайство стороны обвинения удовлетворить.

160. Допрошен свидетель с измененными анкетными данными «Яруллин Тимур», который находился в специальной комнате в условиях, исключающих его визуальное наблюдение.

161. Знаком только с Нурмухаметовым. 2-3 раза встречались с ним в мечетях, а затем прекратили общение. Перед началом допроса свидетель сразу попросил, чтобы зачитали его показания, данные в ходе предварительного следствия, поскольку по истечению большого времени не помнит об обстоятельствах знакомства с Нурмухаметовым. Председательствующий разъяснил свидетелю, что сначала он должен быть допрошен в судебном заседании и только после его допроса сторонами разрешается вопрос о возможности и целесообразности оглашения показаний, данных им в ходе предварительного следствия, а пока такое ходатайство никто из сторон не заявлял.

162. Нурмухаметов учил его читать намаз. Об организации «Хизб ут-Тахрир» ему стало известно от сотрудников милиции. Сотрудники милиции сообщили ему, что данная организация является террористической.

163. В связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля «Яруллин Тимур», сторона обвинения ходатайствовала огласить в части существенных противоречий протокол его допроса в ходе предварительного следствия. Судебная коллегия ходатайство удовлетворила.

164. На предварительном следствии свидетель показал, что Нурмухаметов говорил о необходимости строить Халифат в России и Татарстане, что мусульмане должны требовать у власти построение Халифата и в случае отказа необходимо построить Халифат насильственным путем, для этого необходимо взять в руки оружие и убивать неверных. Но в суде заявил, что данные показания не достоверны в части, что Нурмухаметов предлагал ему брать в руки оружие и убивать «неверных» и не мусульман. На вопрос: «Каким образом в протоколе Вашего допроса появилась фраза Нурмухаметова о ведении борьбы с «неверными» и не мусульманами?» пояснил: «Сотрудники милиции отвезли меня к себе в отделение, где на меня было оказано психологическое давление. Там мне сказали, что Нурмухаметов является членом террористической организации, и чтобы с меня убрать все подозрения, мне было необходимо дать такие показания».

165. Подсудимый Файзулин Ф.Р. обратил внимание судебной коллегии, что допрос свидетеля «Яруллина Тимура» начат в 15 часов 13 января 2007 г. и окончен в 17 часов 05 минут 13 января 2007 года. На вопрос: «С момента Вашего доставления в милицию в 7 часов утра и до допроса в 15 часов 00 минут, где Вы находились?» ответил: «Сейчас точно не помню». На вопрос: «Какое время Вы находились в милиции до Вашего допроса с момента доставления Вас туда в 7 часов утра?» ответил: «Примерно один или полтора часа».

166. На вопрос: «Почему Вы решили сохранить в тайне данные о своей личности?» ответил: «Мне сказали, что организация «Хизб ут-Тахрир» является экстремистской, поэтому я не хочу, чтобы меня видели так как опасаюсь». На данный момент свидетель так же опасается.

167. Допрошена свидетель Шайдуллина Лейсан, жена подсудимого Зарипова, охарактеризовала Зарипова как доброго, заботливого. Никакой агрессии с его стороны никогда не было.

168. Допрошена свидетель Мухтарова Лилия, жена подсудимого Сабитова, знает его около 9 лет. Он всегда был спокойным и дружелюбным. Хороший семьянин, всегда и во всем помогал мне и своим родителям. После того как он принял религию Ислам, стал более мягким и внимательным.

169. Подсудимый Хасанов заявил три ходатайства в письменном виде, сославшись на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, судебные решения Конституционного Суда РФ: ходатайствовал обеспечить явку в судебное заседание для допроса экспертов Шагавиева Д.А. и Фролову А.В., производивших религиоведческие и психологические экспертизы; оказать содействие в истребовании у эксперта копии свидетельства о его образовании; разрешить снять копии с вещественных доказательств, в том числе на электронных носителях.

170. 29 апреля 2009 года судебная коллегия определила ходатайство подсудимого Хасанова А.Д. в части вызова экспертов Шагавиева Д.А. и Фроловой А.В. в качестве свидетелей по делу отклонить за необоснованностью и несоответствием его уголовно-процессуальному закону. По мнению суда, в соответствии со ст. 282 УПК РФ допрос эксперта, давшего заключение в ходе предварительного следствия, производится для разъяснения или дополнения данного им заключения. В обоснование ходатайства, должно быть указано, что именно необходимо разъяснить в пределах данных экспертами заключений, изложить вопросы, для разрешения которых необходим вызов эксперта. Ходатайство об оказании содействия в истребовании у эксперта копии свидетельства о его образовании несостоятельно и подлежит отклонению как не содержащее доводов в его обоснование. При назначении экспертизы следователем, в соответствии со ст.195 УПК РФ была проверена квалификация эксперта и установлено, что он обладает специальными знаниями. При слушании дела в суде заключения эксперта были исследованы, сомнений в квалификации эксперта сторонами не высказывалось и суду они не представлены, в том числе и в указанном ходатайстве. Ходатайство об изготовлении копий вещественных доказательств, отклонить, так как решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 года деятельность данной организации признана террористической и запрещена на территории Российской Федерации, соответственно, литература этой организации не подлежит копированию в целях исключения её тиражирования. При этом, согласно ст. 13 Федерального закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 года, за распространение таких материалов предусмотрена ответственность. По мнению суда, с указанными в ходатайстве вещественными доказательствами Хасанов А.Д. ознакомлен в полном объёме, в том числе дополнительно по решению суда. Предъявленное подсудимым обвинение содержит лишь перечисление изъятой у них литературы «Хизб ут-Тахрир» и отказ в ее копировании не нарушает права на защиту.

171. Защита ходатайствовала исследовать в судебном заседании протокол допроса свидетеля Шагавиева Д.А. от 15.10.2007 г. судебная коллегия определила в ходатайстве отказать в связи с несогласием стороны обвинения, поскольку адвокат Валиуллин Р.Р. не предпринял мер для вызова данного свидетеля на судебное заседание (смотри пункт 169, 170 настоящего документа).

172. 12 мая 2009 года допрошен свидетель Латыпов Нияз Хайдарович, имам-хатыб мечети «Ислам» поселка Дербышки. На вопрос: «После того, как вы узнали о том, что Тагир является членом организации «Хизб ут-Тахрир» вы встречали его в своей мечети?» ответил: «Да, я встречал его один раз, он же был и последним, то есть я его предупредил, чтобы он больше нашу мечеть не посещал».

173. Допрошен свидетель Исмагилов Ильнур. Государственное обвинение ходатайствовало огласить показания свидетеля Исмагилова И.И. данные в ходе предварительного следствия в части существенных противоречий, а именно в части бесед с ранее названными лицами, в части номеров телефонов, сохраненных в сотовым телефоне, а также в части бесед с Хасановым А.Д. Судебная коллегия определила ходатайство удовлетворить, огласить показания свидетеля Исмагилова И.И. Свидетель подтвердил их частично. Пояснил, что внимательно слушал то, что огласил государственный обвинитель, не помнит чтобы он говорил что-то о «Хизб ут-Тахрир», о том, что мне говорили о создании Халифата.

174. Допрошен свидетель Гулжанов Парахат. Государственное обвинение ходатайствовало огласить показания свидетеля Гулжанова П.А. данные в ходе предварительного следствия в части существенных противоречий. Судебная коллегия удовлетворила ходатайство.

175. Свидетель пояснил, что такие показания он не давал. На допросе следователь Шакуров оказывал на него психологическое давление. Он говорил: «Что тебе не хватает?». Свидетель говорил ему все, как было, следователь отнес его показания другому следователю, потом пришел и снова стал оказывать психологическое давление, спрашивал, чего ему не хватает, почему отказывается говорить, как есть, хотя говорил правду. До своего допроса общался со следователем Чумаковым из Елабуги. Он спросил, известна ли ему организация «Хизб ут-Тахрир», он ответил, что известна. От него узнал, что посадили Диаса, также он сказал, что могут и его посадить. Он очень испугался и задумался. Потом Чумаков отправил его с повесткой в Казань.

176. 13 мая 2009 года допрошен свидетель Афанасов Дмитрий. Со слов свидетеля, об организации «Хизб ут-Тахрир» узнал от прихожан мечети, что эти лица являются членами организации «Хизб ут-Тахрир», я спросил у них, что это за организация, на что они мне ответили, что эта организация не правильная, что они не правильно трактуют Ислам и что общаться с ними харам, но в процессе общения с ними я особо не заметил ничего такого, чего следовало бы опасаться, так как мы в основном общались об Исламе, об Аллахе. Как-то был случай, что мы с Алмазом пришли в мечеть, там прихожане повели себя по отношению к Алмазу очень агрессивно, стали обвинять его в том, что он распространяет мысли «Хизб ут-Тахрир», чуть ли не набросились на него с кулаками. Мне такое поведение мусульман в мечети показалось очень странным и я понял, что им доверять нельзя, они вели себя не по исламу. В процессе общения с ними он не увидел ничего противозаконного. Не видел логики между словами сотрудников УБОП, так как ему с самого начала объясняли, что за Ислам нельзя делать ничего противозаконного, нельзя применять физического или морального насилия, нельзя даже кричать на обидчика. Мне приводили примеры о том, что когда Пророк Мухаммед распространял ислам, его забрасывали камнями, а он на это ничего не отвечал. В связи с этим я сделал вывод о том, что мусульмане, с которыми я общался, не из этой организации.

177. В конце декабря 2006 года к свидетелю приехали два сотрудника УБОП и увезли, сказали, что проходит свидетелем и должен дать показания сотрудникам УФСБ. С ним был Марат Джорбеков. Когда их привезли в шестой отдел для дачи показаний, отношение к ним резко изменилось, на них стали кричать, обвинять чуть ли не в том, что они собираются всю Российскую Федерацию захватить, что они виноваты во всех произошедших за последнее время взрывах, применялось физическое насилие, он сделал вывод об этом после того, как в кабинет, где его допрашивали, завели Марата, у которого изо рта текла кровь, его наручниками к трубе приковали. Его завели в кабинет и потребовали дать объяснение, что лица, с которыми он общается, являются членами организации «Хизб ут-Тахрир», при этом на него оказывалось моральное давление физической расправой. На тот момент он не мог знать, являются они членами этой организации или не являются, на что сотрудники УБОП мне сказали, что если он даст что-либо на этих людей, они его отпустят. Алиев Алан попросил его написать объяснительную, сказав, что после этого отпустят. Он написал объяснительную, но его не отпустили и 12 декабря 2006 года, то есть на следующий день, доставили в следственный отдел УФСБ. Там следователь показывал фотографии и спрашивал, являются ли указанные лица членами организации «Хизб ут-Тахрир», свидетель ему отвечал, что не известно, являются они членами этой организации или нет, но он все равно писал, что указанные лица являются членами этой организации и свидетелю пришлось подписаться под этими показаниями, так как боялся физической расправы, так как во время допроса в кабинет следователя неоднократно заходили сотрудники УБОП и говорили, что если он что-то напишет не так, его снова отвезут в здание УБОП. После того, как его выпустили, он написал жалобу в прокуратуру на незаконные действия сотрудников УФСБ, на что пришел ответ и в марте 2007 года, вызвали на допрос. Его побои видел Сафиуллин Марсель, Марат Джорбеков, тот рассказывал, что его тоже били. В ходе предварительного следствия его сделали засекреченным свидетелем, и сказали, что ему очень повезло, что сделали свидетелем. Когда он уехал в Архангельск, месяца через два, ему сообщили, что если он не приедет, то на него возбудят уголовное дело по 282 статье. Ему пришлось ехать, но у него уже был страх того, что в любой момент могут забрать и побить как в тот раз. Тогда он решил, что нужно открыться, посчитал, что нужно пойти открытым свидетелем, чтобы потом на суде рассказать всю правду, так как сделать это в правоохранительных органах вряд ли получится.

178. Судебная коллегия определила ходатайство государственного обвинителя удовлетворить, огласить протокол допроса свидетеля под псевдонимом «Ефремов».

179. 18 мая 2009 года подсудимые Сабиров А.Ф., Нурмухаметов Т.И., Гимранов Р.Р. отказались от дачи показаний в судебном заседании на основании ст. 51 Конституциями РФ.

180. Подсудимый Файзулин Ф.Р. вновь заявил ходатайство о вызове и допросе эксперта-психолога Фроловой, религиоведа Шагавиева, при этом указав вопросы, которые желает им задать.

181. 20 мая 2009 года сторона обвинения не возражала против вызова и допроса в судебном заседании экспертов Шагавиева и Фроловой. Судебная коллегия определила ходатайство подсудимого Файзулина Ф.Р. удовлетворить, вызвать в судебное заседание экспертов Шагавиева и Фролову для их допроса в качестве эксперта для разъяснения заключений по проведенным ими экспертным исследованиям.

182. Государственный обвинитель заявил об окончании представления доказательств.

183. Подсудимый Хасанов А.Д. по всему предъявленному обвинению вину не признал. Признал, что является членом политической партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

184. Показал, что деятельность партии делится на три этапа:

185. Первый этап – это индивидуальный призыв, формирование исламской личности. Данное формирование сконцентрировано на просвещениях, то есть занятия происходят скрытно, согласно методу пророка Мухаммеда.

186. После того как формируются Исламские личности, способные нести Исламский призыв в массы, наступает второй этап взаимодействия с обществом. На данном этапе происходит публичное обсуждение Исламских мыслей, устраиваются дискуссии, проводятся лекции.

187. Третий этап для достижения цели является «Испрашивание помощи», т.е. на данном этапе руководство делегирует определенных личностей, которые обращаются к влиятельным личностям, обладающим политическим весом, для того чтобы они приняли Ислам и взяли руководство Ислама в основу правления того региона, где они осуществляют или имеют вес добровольно или по собственному выбору.

188. «Хизб ут-Тахрир» не планирует установить территорию по новому, а планирует установить территорию государства там, где она была. К территории «маджаль» относятся такие страны как Сирия, Иордания и Ливан. Помимо арабо-язычных стран также в территорию «маджаль» могут входить такие страны как Пакистан и Турция. Европейские страны, такие как Англия, Франция и Германия, страны Северной и Южной Америки, страны СНГ, Россия - эти все страны являются территориями не «маджаль», то есть те страны, где не планируется восстанавливать Исламское государство, так как на территориях данных государств Исламское государство не существовало. В этих странах проводится лишь идеологическая работа, которая включает в себя призыв к Исламу не мусульман, призыву мусульман к претворению Ислама, разъяснение сути Ислама, что Ислам не ограничивается обрядами поклонения, что это система для жизни, которая решает все стороны жизни человека, включая юриспруденцию, экономику, систему образования, социальную систему, внутреннею и внешнею политику.

189. Деятельность организации в России ограничивается лишь просвещением, то есть призыв не мусульман к Исламу и призыв мусульман претворять Ислам, при этом разъясняется углубленное понимание того, что Ислам как идеология, т.е. включает в себя помимо законов намаза, законов поста и законов юриспруденции. Никакой противоправной деятельностью члены Хизб ут-Тахрир не занимались.

190. Отметил, что свидетели, которые говорили что третий этап включает в себя насильственный захват власти, не прочли даже книги «Система Ислама», то есть они только начали получать знания и тех знаний недостаточно, для того, чтобы подробным образом разобраться в деятельности организации «Хизб ут-Тахрир». Ничего подобного он им не говорил по той простой причине, что говорил то, что изложено в изданиях «Хизб ут-Тахрир». Какие-либо насильственные действия категорическим образом отвергаются. Объясняя, почему свидетели говорили это, допустил, что им также разъяснилось о том, что после того как установится Исламское государство, оно будет проводить внешнею политику, которое будет основано на призыве людей к Исламу и данная деятельность делится тоже на три этапа. Допустил, что человек, который не имеет достаточного образования, не совсем понимает данную литературу, поскольку она содержит очень много политических терминов и много из них на арабском языке и возможно при общении с кем-либо из членов «Хизб ут-Тахрир», которые понимают данные термины и арабский язык, свидетели перепутали данные этапы. Об этом свидетельствует противоречивость показания свидетелей в части рассказов про третий этап. Будет ли Халифат присоединять какие-либо территории или не будет, абсурдно, поскольку это наше будущее, о котором мы вообще знать не можем. Сама организация не знает, где появится халифат и дождется ли она его появления. Джихад объявляет халиф, согласно конституции, является главнокомандующим Исламской армии, то есть прерогатива ведения внешней политики, объявления войны, объявления перемирия это право только Халифа и никто кроме него не может объявлять войну либо другие действия связанные с внешней политикой. Халиф не может быть членом «Хизб ут-Тахрир». Организация «Хизб ут-Тахрир» усмотрела в действиях тех организаций, которые ведут военные действия что, данные действия чинят препятствия и усложняют работу для организации «Хизб ут-Тахрир», то есть они больше вредят Исламу и не способствуют его распространению. Отношение организации «Хизб ут-Тахрир» к данным военным подразделениям как «Хизбулла», «Талибан», «Аль-кайда» негативное.

191. Как только он пытался подойти к кому-либо из имамов, они ранее уже были осведомлены спецслужбами о том, что есть такая организация «Хизб ут-Тахрир» и ее члены являются сектантами, разрешают продавать наркотики, целоваться. Поэтому их вообще не надо слушать, они как «ВИЧ». Как только я пытался что-то сказать, меня сразу переставали слушать. Пятничная проповедь регламентирована определенным порядком и во время намаза не дозволяется какое-либо лишнее слово, помимо того, что предусмотрено в намазе. Он выступил только после того, как был закончен намаз и закончена проповедь. Только после этого официальная часть пятничного намаза считается законченной. После этого мусульмане вольны делать все что угодно. Ранее он обращался к хазрату мечети «Бурнай» с той проблемой, что семья моего брата нуждалась в финансовой помощи, т.к. они остались без кормильца, а сам лично я их материально обеспечить не мог. Сначала с этой проблемой я обратился к мусульманам, поскольку сам лично этого Имама я не знал, но мне сказали, чтобы я не стеснялся и обратился к нему лично и объяснил причину обращения, потому что в мечетях такое практикуется, когда у кого-то возникают различные бытовые проблемы. Сам хазрат после проповеди говорит всем мусульманам, что они могут сделать пожертвования, указывая на человека, который нуждается в помощи. Я также обратился к хазрату-Фархату с такой просьбой, и он дал мне согласие. По истечении некоторого времени за два дня до проповеди я вновь обратился к нему с этой просьбой и перед пятничной молитвой снова обратился, подумав, что возможно, что-то изменилось. Увидев меня, он в грубой форме мне отказал и сказал, что мне вообще лучше не появляться в мечети. Я даже не смог выяснить причину подобного поведения. Тогда я решил встать в мечети и потребовать отчет с этого Имама, то есть почему он ведете себя подобным образом. В Исламе Имам это «пастух», а мы его паства, то есть он несет ответственность за те проблемы, которые возникают в пастве и перед Всевышним он будет отвечать. Поэтому я спросил, почему, когда я обратился за помощью, он дал мне разрешение, а сейчас отказывается. В результате меня попытались усадить на место, вытолкнуть. Подобной негативной реакции я не ожидал. В духовное управление мусульман обращалась жена брата. Сам лично я не обращался, поскольку опасался туда приходить, т.к. мой брат, придя туда, обратился к какому-то из прихожан и тот ответил, что он не может ответить ему на вопросы, которые он задает, и посоветовал обратиться к муфтию. Затем мой брат пошел к муфтию и задал ему религиозные вопросы, что сегодня есть часть законов, которые не претворяются и будем ли мы отвечать за это. Муфтий на это ответил брату, что он сумасшедший фанатик и пригрозил вызвать милицию. После этого брат сказал мне, чтобы я туда не ходил, поскольку я могу оказаться в милиции.

192. 21 мая 2009 года подсудимый Ахмедов Ш.Р. показал, что виновным себя не считает, в его деяниях ничего преступного не было и его поступки и убеждения не выходили за рамки Конституции РФ. В подростковом возраст вел преступный образ жизни. С 2002 года я стал глубоко изучать основы Ислама и оставил тот образ жизни, что вел ранее. То, что некоторые свидетели утверждают, что он призывал их к установлению Исламского государства, а именно на территории России, предположил, что они либо не поняли его и ту литературу, которую давал, либо запутались в методах распространения Ислама как у «Хизб ут-Тахрир», так и у исламского государства - Халифат.

193. Подсудимый Рафиков Д.А. вину не признал в полном объеме. В Ислам пришел с целью духовно очиститься, найдя в нем успокоение, как в верном пути... К экстремизму и терроризму никакого отношения не имел и не имеет, даже в мыслях не имел направлять свои действия на насильственный захват и изменение конституционного строя России. Заявил, что такие обвинения являются абсурдными, как для него, так и для всех его родных, друзей и знакомых.

194. Подсудимый Зялилов И.И. суду показал, что является членом «Хизб ут-Тахрир», но не согласен с тем, что эта организация занимается экстремистской деятельностью. Ислам принял как образ своей жизни в местах лишения свободы в 2002 году, куда попал из-за своего неправильного грешного образа жизни. Освободившись в 2006 году твердо решил следовать предписаниям Ислама, благодаря которому тут же принялся искать работу, не связанную с греховными вещами.

195. 22 мая 2009 года допрошена свидетель Чунаева Светлана, живет с Файзуллиным в одном доме в соседних подъездах уже около 20 лет. С семьей Файзулина с 2003 года близко познакомилась, подружилась. Характеризует Файзуллина только с положительной стороны. Как председатель дома неоднократно к нему обращалась, и он никогда не отказывал.

196. Подсудимый Файзулин Ф.Р. вину не признал полностью. Заявил, что как видно из оглашенных идеологических источников партия «Хизб ут-Тахрир»: 1) отвергает насилие в своих действия; 2) установление Исламского государства планируется в маджаль, то есть в регионе с арабоязычным населением, но никак не в России. А каким образом будет расширяться это государство, то есть будут ли другие государства и народы присоединяться добровольно или нет, это будет решать глава этого государства – халиф, но не партия «Хизб ут-Тахрир». Это будет зависеть от той реальности, которая будет существовать на момент образования этого государства.

197. Подсудимый Зарипов Р.Р. вину не признал в полном объеме. Является причастным к «Хизб ут-Тахрир». Насильственные и террористические действия некоторых движений на территории стран Ближнего Востока и вообще в мире – это не путь для возобновления исламского образа жизни. Отказ от совершения насильственных действий и отказ от применения военных действий представители «Хизб ут-Тахрир» аргументировали аятами Корана и историей жизни Посланника Мухаммеда. После предъявления ему обвинения был удивлен, поскольку уверен, что в его деяниях нет такого состава преступлений.

198. Подсудимый Сабитов Р.Р. виновным себя не признал. Никто из имамов не мог объяснить, за какие деяния Хизб ут-Тахрир запрещена на территории РФ, в чем заключается противоречие с традиционным Исламом.

199. 25 мая 2009 года допрошена свидетель Юсупова Фания, тетя Рафикова Диаса, с их семьей очень близка. Характеризует его исключительно с положительной стороны. Диас очень лояльно относился к другим религиям. Диас пошел отдать мясо соседской старушке, которая сидела перед домом с другой старушкой, которая была православной. Диас разделил мясо на них двоих, то есть он не делал различия между лицами других национальностей.

200. Допрошен свидетель Потапов Илья, друг Рафикова Диаса, знакомы с 8 лет. Характеризует исключительно положительно.

201. Допрошен свидетель Волков Виталий, друг Рафикова Диаса, знакомы с 12 лет, охарактеризовал только положительно, заявил, что очень удивился, когда ему предъявили такое обвинение.

202. Допрошен свидетель Губайдуллин Руслан, друг Рафикова Диаса, учились в одном классе с 5 класса. Охарактеризовал его только с лучшей стороны.

203. Допрошен свидетель Зялилов Ильяс, отец Зялилова Ильнара. Сын рос в такой период времени, когда обстановка на Хади Такташ была очень криминальная, и попал под дурное влияние. Три раза был судим. Находясь в местах лишения свободы принял Ислам. Они очень обрадовались этому, так как ислам запрещает употреблять алкоголь, наркотики, хулиганить. После освобождения сын сразу же устроился на работу. У него сильно изменилось и поведение, и отношение к окружающим, в том числе и к нам. Ранее он был очень агрессивен, после принятия Ислама у него появилось уважение к нам, к старшим, к младшим. Его как будто подменили, они на него нарадоваться не могли. Очень сильно удивился, когда услышал о предъявленном сыну обвинении, так как для этого у них не было ни оружия, ни денег.

204. 25 мая 2009 года допрошен эксперт-религиовед Шагавиев Дамир Аглямович.

205. В основном критикует религиозные воззрения «Хизб ут-Тахрир». Причем ясно показывает, что про некоторые моменты своих высказываний в литературе «Хизб ут-Тахрир» не читал. Прямо говорит, что информацию для экспертного исследования взял из средств массовой информации и из интернета, в частности, о поддержке выпуска анализируемой литературы «не без поддержки зарубежных организаций». Принятие термина «традиционный» Ислам произошло негласно, люди приняли это, специально никто не собирался, не договаривался, никто никаких документов не подписывал, но это принято и среди мусульман, и среди исследователей. Как раз исследователи с этим названием не согласны, это название пошло больше от самих мусульман. На вопрос: «Во время исследования литературы «Хизб ут-Тахрир» встречались ли вам планы данной организации, направленные на насильственный захват власти?» ответил: «Это не входило в мою компетенцию», хотя в конце допроса на вопрос: «В своем заключении в томе 16 на л.д. 136-173 вы говорите об Армии Халифата и распространении ислама, распространение ислама военным путем это прерогатива Халифата или «Хизб ут-Тахрир» согласно идеологическим источникам?» ответил: «В идеологических источниках указано, что военные действия будет применять армия Халифата» в исламском государстве.

206. Председательствующий отклонил вопросы защиты: «Считаете ли вы исламоведение наукой?», «Есть ли в религиоведении методика?», «Что побудило вас отказаться от указания методик в заключении?» так как, по мнению суда, он не касается разъяснения заключения эксперта, защитник ссылается на мнение защиты, которое при слушании дела не озвучено, сам защитник не является специалистом в области экспертных исследований. Защита отметила, что экспертиза, по ее мнению, оформлена с нарушением процессуального законодательства, в частности в экспертизах не отражены результаты исследования, не указаны методики. Вопросы заданы с целью узнать, есть ли в исламоведении свои методики, если есть, почему они не отражены в заключении. (позже эксперт пояснил, что методика заключалась в следующем - смотрел другие экспертизы и делал свои).

207. После обзора соответствующей части экспертизы на вопрос: «Правда ли, что организация «Джамийат таблиг аль ислами» исповедует традиционный ислам?» ответил: «Это египетская организация, о ней ничего сказать не могу. Книга издана при поддержке Высшего совета по делам ислама при Министерстве вакуфов Египта и не доверять ей у меня нет оснований». «Джамийат таблиг аль ислами» какая-то египетская организация в Александрии, ничего о ней сказать не может. На вопрос: «Разрешена ли деятельность организации «Джамийат таблиг аль ислами» на территории РФ?» ответил: «Запрещена 07 мая 2009 года». Председательствующий снял вопрос: «Причастны ли вы к деятельности данной организации на территории России?», и сделал замечание защитнику Валиуллину Р.Р. за некорректность постановки вопроса, напомнил, что перед экспертом могут быть поставлены вопросы для разъяснения заключения. Защита, после постановки других вопросов, настаивала, в связи с тем, что в своих заключениях эксперт сравнивал идеологию «Хизб ут-Тахрир» с традиционным исламом, хотелось бы выяснить, идеология «Джамийат таблиг аль ислами» является для эксперта традиционным исламом, так как у нее есть сведения, что эксперт имеет причастность к организации «Джамийат таблиг аль ислами», имеются свидетели, которые могут подтвердить это, считала необходимым поставить вопрос: «Идеология «Джамийат таблиг аль-ислами» является традиционным исламом?» Председательствующий снял поставленный вопрос и сделал замечание защитнику за утверждения, не подкрепленные каким-либо документом.

208. На вопрос: «Какой литературой вы пользовались при составлении заключения?» ответил: «Я указал литературу в справке». На вопрос защиты: «В списке литературы указаны статьи из интернета». Председательствующий напомнил. о необходимости представить документ, на который он ссылается. Защитник ответил, что он содержится в томе 37. Председательствующий предложил представить судебной коллегии листы дела и соответствующий том дела, где содержится документ на который он ссылается, на что защита ответила, что том дела не подготовила. Председательствующий сделал замечание защитнику Валиуллину Р.Р. за неподготовленность к судебному процессу (37 том находился в зале судебного заседания). После постановки других вопросов защитнику Валиуллину Р.Р. передается том 37 уголовного дела. На вопрос: «В своих заключениях вы упоминаете статью «Центральная Азия на грани политического срыва», скажите эта статья на самом деле исламоведческая?» эксперт ответил: «Я сейчас не помню этот источник, она может быть не конкретно исламоведческой, но если я ее упомянул, значит там есть упоминание о «Хизб-ут – Тахрир» и иных течениях», причем не обязательсно с позиции исламоведения. На уточняющий вопрос: «Правильно я понял, что эта статья не обязательно освещает «Хизб ут-Тахрир» с позиции исламоведения?» председательствующий вынес предупреждение защитнику Валиуллину Р.Р. о недопустимости искажения ответа эксперта. На вопрос: «Также в заключении эксперт использовал статью исследователя Бабич, она имеет какое-либо отношение к исламоведению?» ответил: «Она известный религиовед, но с исламом тоже знакома». На вопрос: «Статья, взятая с сайта Московского центра религиоведения, является исламоведческой или хотя бы религиоведческой?» ответил: «Я уже не помню содержание этой статьи, эту статью я использовал только для информации».

209. Пояснил, что производство экспертиз – это не его основная работа. Председательствующий снял вопрос: «В какое время вы проводили экспертизы?» «Сколько экспертиз вы проводили в один день?», «Вы по экспертизам работали непрерывно в течении какого-то времени или отвлекались на иные дела?», напомнил защитнику, что эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и производил ее как специалист в области религиоведения, затратив на это необходимое ему время для ее производства, каждое заключение имеет предусмотренные уголовно-процессуальным законом реквизиты, предупредил защитника, что если он будет продолжать ставить перед экспертом вопросы, не касающиеся разъяснения заключения, ему будет сделано замечание за неподчинение председательствующему.

210. При попытке защиты обратить внимание на содержание заключения эксперта в томе 17 на л.д. 39 председательствующий вновь обратил внимание защитника, что он не называет реквизиты заключения и его местоположение в деле, передает для обозрения эксперту в томе 17 на л.д. 22-55 заключение эксперта №9 от 05.06.2007 года, а именно п. 41 исследовательской части. В результате защитник Валиуллин ходатайствовал предоставить перерыв для того, чтобы он смог проанализировать все тома дела, так как готовясь к процессу, указал листы дела, на которых расположены заключения эксперта, а не реквизиты, как требует того председательствующий.

211. В конце допроса председательствующий вновь напомнил сторонам, что эксперт вызван для разъяснения данных им заключений, а не для разрешения вопросов религии и теологического спора, а также указал подсудимому Хасанову и защитнику Валиуллину Р.Р. на неподготовленность к допросу эксперта.

212. 26 мая 2009 года допрошен свидетель Бикмуллин Айрат пояснил, что знает Хасанова с 2003-2004 года, познакомились во время работы на стройке, на которой работали вместе, характеризует положительно. Отметил такой случай, в Авиастроительном районе г. Казани живет одна семья – Селиванова Лидия с сыном Селивановым Константином, они оба инвалиды. Лидия Петровна не может ходить, ее сын Константин плохо разговаривает. Они христиане. Я рассказал об этой семье Хасанову Алмазу, он сказал, что им необходимо помочь, и они с ним бесплатно заменили часть крыши их дома, да еще необходимые материалы для этого купили на свои деньги. Было это в 2004 году. Во время общения с Алмазом ни к каким урокам экстремизма и терроризма не привлекал, ни к каким партиям не призывал. Они с ним разговаривали на темы религии, о том, какая чистая наша религия, о том, какой могущественный Всевышний. Благодаря Алмазу он бросил употреблять алкоголь и курить.

213. Подсудимый Джураев У.М. вину во вменяемых преступлениях не признал, заявил, что является членом организации «Хизб ут-Тахрир». У себя на родине ходил на беседу, в кабинете сидели Муфтий, представитель Правительства по делам религий и еще два Имама. После этого убедился в том, что идеи «Хизб ут-Тахрир» ни в чем не противоречат Шариату, а, наоборот, на все свои действия имеет шариатские доказательства, а запрет партии является нарушением Конституции Таджикистана, которая гарантирует гражданам свободу вероисповедания. Он сам призывал людей к Исламу, призывал уверовать в Аллаха, в Коран, уверовать в Пророков и Посланников, в Судный день, так как главная задача Пророков и Посланников – это призыв к добру. Никогда никого не призывал к свержению власти, насильственному изменению Конституции РФ, либо к совершению каких-либо преступлений, и не призывал кого-либо вступить в партию «Хизб ут-Тахрир».

214. Подсудимые Сабиров А.Ф., Нурмухаметов Т.И., Гимранов Р.Р. показания давать отказались, как и отвечать на вопросы. В связи с их отказом от дачи показаний, были оглашены их показания данные в ходе предварительного следствия. Защита возражала.

215. 01 июня 2009 года допрошена свидетель Петрова Александра, Рафикова Диаса знает с 15 лет, так как проживает в одном доме. Заявила, что ничего плохого о нем сказать не может.

216. Допрошена свидетель Гибадуллина Айгуль, знакома с Рафиковым Диасом, познакомились на первом курсе КГПУ, оказались в одной группе. У них в группе и так было не много мальчиков, но Диас был самым заметным, общительным, не пил, не курил, чем отличался от других мальчиков.

217. Допрошена свидетель Иксанова Татьяна, с Рафиковым Диасом познакомились при поступлении в Педагогический Университет. Диас показался ей интересным, общительным парнем, отличался от других хотя бы тем, что был религиозным, придерживался традиций, не пил, не курил. Религиозных людей мало, это редкость в наше время, к тому же Диас не пил, не курил в отличие от других мальчиков, с которыми я общаюсь.

218. Допрошен свидетель Хрипунков Евгений, Диаса знает с первого по одиннадцатый класс, охарактеризовал его положительно, с принятием ислама Диас не изменился.

219. Подсудимый Файзулин Ф.Р. ходатайствовал исключить из перечня доказательств все 49 заключений религиоведческой экспертизы, как не отвечающих требованиям законодательства: во всех заключениях эксперта отсутствуют содержание, результаты исследований, равно как и ссылки на методики, которые применял эксперт в своих исследованиях. Перед экспертом ставилась задача сопоставить представленные на исследование рукописные тексты с печатными источниками организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», при этом следственным отделом УФСБ РФ по РТ не был представлен объект сравнения, в связи с чем эксперт был вынужден самостоятельно вести поиск указанных материалов, то есть печатных источников организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Эксперту было предложено сравнивать содержание представленных на исследование материалов с традиционным толкованием в религии ислама. Но такое понятие, как «традиционный ислам», является негласным соглашением некоторых ученых, официально не закрепленным ни в одном документе, и даже среди ученых так называемого «традиционного ислама» нет единого мнения по многим правовым вопросам, что признал и сам эксперт Шагавиев.

220. 05 июня 2009 года судебная коллегия определила ходатайство Ф.Р.Файзулина об исключении из перечня доказательств 49 заключений эксперта Д.А.Шагавиева отклонить за его необоснованностью.

221. Допрошена эксперт-психолог Фролова Алла Владимировна. На многие вопросы эксперт дает ответы, не соответствующие теме вопроса, в частности, как источники Хизб ут-Тахрир искажают другие религии, часто выдергивая из различных источников цитаты без контекстного смысла. Принцип разделения мира на своих и чужих, на основании которого эксперт признала литературу способствующей невротическим расстройствам, асоциальному поведению, отклонению от этносоциокультурных норм, назвала философским. Называет «внушением» в литературе картину о том, что мусульманин не может отправиться в путешествие, так как жизнь его находится в опасности, на них происходят гонения, их бьют в тюрьмах, и так далее. Разделение мира на чужих и своих, убеждение читателя в том, что они принадлежат к передовому отряду спасателей человечества. Любой текст обладает внушающим свойством. Эксперт прямо заявила, что в экспертизе использовала психологическую теорию, в частности «когнитивного диссонанса», и сказала об авторе этой теории, что он «считает» то есть признала, что ссылается на частное мнение.

222. Заявила, что на татарском языке тексты не исследовались, хотя выводы имеются и по литературе на татарском языке (арабском, турецком). На вопрос: «В заключении № 7 указано, что была изъята литература «Новый завет Господа нашего И.Христа», почему вы не смогли однозначно ответить на вопрос, могла ли эта литература оказывать влияние на психические реакции человека?» ответила: «Это чисто религиозный текст, если вы были внимательны, то религиозные тексты не оценивались, там было достаточно светской литературы. Анализировалась только светская литература, которая описывала социальный феномен. Ветхий завет это чисто религиозная литература, точно также я не оценивала Коран. Я читала абсолютно всю литературу, но если литература носила чисто религиозный характер, она не оценивалась». Уточняющий вопрос защитника: «Я бы хотел вернуться к книге «Новый завет Господа нашего И.Христа» в экспертном заключении № 7, вы говорите об этой книге, что не представляется возможным сделать однозначный вывод, что данный текст оказывает воздействие на поведение реакции человека в обществе и изменение его личности. Вы дали конкретный ответ, вы сказали, что это не представляется возможным, вы не говорите в заключении, что вы его не исследовали» председательствующий снял, так как, по его мнению, ответ на него прозвучал ранее.

223. Заявила, что журнал «Аль-Ваъй» имеет очень агрессивную направленность. Существует такой метод – контент анализа, и метод смыслового анализа – смыслового содержания шкал Ш.Глейзера, она специально прогнала один журнал по этим шкалам, картина предстала страшная, потому что уровень агрессивных высказываний был выше нормы, причем формы открытой агрессии были характерны для этого журнала.

224. На вопрос: «Какая методика позволяет за 3,5 месяца прочитать и проанализировать 35 тысяч страниц текстов?» ответила: «Я не знаю, какая методика, но я это сделала, так как владею методом скорочтения».

225. Защита пыталась выяснить у эксперта о тех элементах, «при одновременном и систематическом их использовании происходит «катастрофическое изменение самосознания». Почему эксперт указала только на пять элементов, хотя в первоисточнике (использованной ею литературе) их восемь? Председательствующий сделал замечание защитнику Валиуллину Р.Р. за ссылку на собственное мнение по литературе и напоминает, что перед экспертом должны быть поставлены вопросы о разъяснении данного им заключения.

226. Защитник Валиуллин Р.Р. передал на обозрение эксперта перечень вопросов, которые он намерен поставить перед экспертом. Цель вопросов была выяснить: была ли экспертиза тенденциозной, основанной на критикуемой большинством психологов сектоборческой литературе. Так, точку зрения психолога Кондратьева о влиянии сект не поддерживает большинство ученых-психологов. Почему все свои выводы эксперт сделала только на анализе литературы, а не лиц, ее читающих, так как необходимости для точного выведения выводов экспертизы учитывать общественно-политический, социально-психологический и культурный контекст, в рамках которого данный материал подается читателям или слушателям, в частности необходимо было пояснение эксперта ли эксперт предположить, что исследованная им литература повлияла на членов организации только положительным образом (создались крепкие семьи, сложились прекрасные взаимоотношения с родителями, в обществе активны, с окружающими доброжелательны, вежливы, имеют спокойный, уравновешенный характер, имеют свою точку зрения, трудовые обязанности выполняют добросовестно, являясь примером для других, у них полное отсутствие алкоголизма и наркомании, некоторые из них оставили преступный образ жизни, преступления в сфере незаконного оборота наркотиков и имущественные преступления) тем более по утверждению самого эксперта в экспертизах «в психологической практике основой оценки поведения человека является анализ его взаимодействия с реальностью». Почему в своей экспертизе она использовала теории - то есть частные мнения отдельных лиц (в частности, «когнтивного диссонанса»), в том числе такие несерьезные, как о возможности получения контроля над личностью. В экспертизе имеется следующее утверждение: «Наибольший интерес в плане доказательства о направленности содержания представленных на исследование материалов на возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, религии, социальной группе». Необходимо было выяснить, каким образом. И, наконец, является ли положенные в основу экспертизы теории основой для выведения категорических выводов экспертизы?

227. После перерыв 20 минут на вопрос председательствующего эксперт ответила, что к заключению, вынесенному ею, имеют отношение следующие вопросы: 8, 23 и все. Также просила разрешения ответить на вопрос № 5. Судебная коллегия, ознакомившись с вопросами, которые защитник намерен поставить перед экспертом, определила поставленные защитником Валиуллиным Р.Р. вопросы представляют собой размышления самого автора, не являющегося специалистом и не обладающего специальными познаниями в области психологии, их формулировка исключает какой-либо ответ и, за исключением вопросов 5, 8 и 23, не имеют отношения к заключению эксперта. Поставить перед экспертом для разъяснения заключения эксперта вопросы № 5, 8 и 23, исключив постановку остальных вопросов, указанных защитником в ходатайстве, как не имеющих отношения к заключению эксперта. Ходатайство защитника с поставленными им вопросами приобщить к делу.

228. Позже эксперт отметила, что вопросы, представленные защитником Валиуллиным, имеют чисто теоретический характер, для того, чтобы на них ответить, необходимо прочитать курс лекций.

229. По мнению эксперта, когда человек начинает говорить: «Моя идеология, моя религия, моя национальность лучше, а вы хуже», это уже приводит к нарушению толерантности и ксенофобии.

230. Защитник Рыбак И.Б. ходатайствовала признать недопустимым доказательством заключения эксперта психолога Фроловой, просила приобщить к делу заключение специалистов ООО «Бюро независимой экспертизы «Версия» № 585 от 25.05.2009 г. По ее мнению, эксперт Фролова физически не могла исследовать литературу на татарском, арабском, турецком языках, поэтому заключения эксперта не соответствуют установленными законом критериям объективности, научности и проверяемости заключения эксперта, общий объем материалов, представленных для экспертного исследования эксперту Фроловой А.В. составил около 34405 страниц печатного и рукописного текста, судя по датам экспертиз эксперт должна была анализировать 328 страниц в день, если бы работала 105 календарных дней, затраченных на проведение экспертиз, без выходных, с учетом, что Фролова занимает должность заведующей кафедрой. ООО «Бюро независимой экспертизы «Версия», к которому обратилась защитник, заключило, что: «ни один из выводов, сделанных Фроловой А.В. в заключениях эксперта психолога по № 1-14 по настоящему уголовному делу не являются научно обоснованными».

231. Защитник Валиуллин, в связи с необходимостью в удостоверении наличия у эксперта-религиоведа Шагавиева соответствующей квалификации, постановки ему дополнительных вопросов, ходатайствовал суд оказать содействие в истребовании у эксперта религиоведа копии документов, свидетельствующих о его специализации «исламоведение», а так же вызове его в суд и допросе по поставленным вопросам. Обоснование ходатайство было следующим: эксперт Шагавиев Д.А. пришел на предыдущий допрос не подготовленным и не смог ответить на вопросы об использованных им источниках и их авторах, найденные стороной защиты использованные экспертом источники не относятся к религиоведческим, являются статьями журналистов либо правозащитников, которые открыто ссылаются на источники в правоохранительных органах, на содержание обвинительных заключений и приговоров, а также на собственные предположения. Подобное приводит к ситуации, когда источники , на которые ссылается эксперт-исламовед, основаны на источниках в правоохранительных органах, религиоведческая экспертиза основана на этих статьях, а выводы государственного обвинения основаны на выводах эксперта-исламоведа. Следовательно, через Шагавиева оказалась легализована непроверенная информация. Так же вызвало сомнение способность экксперта в короткий срок изучить огромный объем литературы. Предлагалось задать дополнительные вопросы, излагаемые в ходатайстве.

232. Государственное обвинение посчитало, что вопросы, касающиеся обвинения подсудимых, нуждаются в экспертной оценке лицами, обладающими специальными познаниями в области политологии, ходатайствовало назначить политологическую экспертизу по фигурирующим в обвинении печатным материалам, изъятым у подсудимых.

233. 23 июня 2009 года государственное обвинение неожиданно вновь пригласило эксперта Фролову и поставило ей вопрос: «На исследование, в том числе вам, была представлена литература на арабском и турецком языках, вами она исследовалась?» на который она ответила: «На исследование мне было представлено 13 мешков литературы, в том числе и на арабском, турецком языках, записные книжки, календари. Естественно я их не читала, так как я не владею ни арабским, ни турецким языком. Предвкушая ваш вопрос о том, как я могла прочитать столько литературы, хочу пояснить, что если отбросить эту опись, то по сути книг не так уж и много, а если еще учесть, что эту литературу я анализирую с 2004 года, она мне вся знакома, и с 2004 года там ничего не поменялось. Относительно того, владею ли я техникой скорочтения, то конечно я ею владею, так как за много лет преподавательской работы, я поставлена в такие условия, что я обязана много читать и анализировать».

234. Судебная коллегия определила ходатайства защитника о признании заключений эксперта Фроловой недопустимым доказательством отклонить. Заключения специалистов ООО «Бюро независимой экспертизы «Версия» судебная коллегия нашла не состоятельными, так как это заключение не подлежит оценке как составленное вне судебного разбирательства по материалам, представленным адвокатом Рыбак И.Б. в электронном виде, и судебная коллегия не располагает информацией, какая литература и фотокопии каких документов явились предметом исследования.

235. Также не подлежит удовлетворению ходатайство защитника Валиуллина Р.Р. о дополнительном допросе эксперта Шагавиева по предлагаемым им вопросам, так как ходатайство представляет из себя размышления самого автора, который не является специалистом и не обладает специальными познаниями в области религиоведения. Ни один из представленных эксперту вопросов не касается разъяснения заключения.

236. Защита полагала, что в удовлетворении ходатайства о назначении политологической экспертизы должно быть отказано, так как объективной стороной вменяемого преступления могут быть только действия насильственного характера, непосредственно направленные на захват власти, и только факт совершения именно таких действий подлежит доказыванию в настоящем деле в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Осуществление публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности охвачены составом преступления, предусмотренным ст. 280 УК РФ. В случае, если суд не согласится с доводами, изложенными защитой выше и сочтет необходимым назначить экспертизу для выявления содержания в текстах изъятых у подсудимых печатных материалов, обстоятельств, подлежащих доказыванию, защита ходатайствовала о постановке письменных вопросов, о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц.

237. Допрошена свидетель Тухватшина Назира Нагимзяновна, знает Зарипова с маленьких лет, он сын ее двоюродной сестры, охарактеризовала его только положительно.

238. Подсудимый Хасанов А.Д. ходатайствовал признать заключение эксперта Фроловой недопустимым доказательством. Эксперт указала, что Хизб ут-Тахрир позиционирует себя как мирная организация, распространяющая нормы ислама, направляющая свои усилия для идеологической борьбы, а с другой стороны Хизб-ут- Тахрир, его идеология побуждает его последователей совершать террористические действия («Аль-Ваъй» № 232). На вопрос эксперт ответила, что данное выражение самой организации Хизб-ут-Тахрир. На самом деле, по утверждению Хасанова, данный кусок текста взят из статьи «Директор отдела безопасности и энергетики в центре Никсона: «Хизб ут-Тахрир» главный воин в идейной войне, составленный директором центра Никсона» (Зину Баран), («Аль-Ваъй» № 232). Также эксперт указала в ответе на вопросы в суде, что все инаковерующие, как считают авторы Хизб ут-Тахрир, являются носителями постоянной угрозы, которая подлежит уничтожению (Уничтожение инаковерующих, которые несут угрозу). В экспертизе есть ссылка на текст, где это говорится. В экспертизе нет ни одного текста, который указывает на уничтожение инаковерующих, на который сослался эксперт. Таким образом, эксперт Фролова исказила действительность, дала ложные показания.

239. 24 июня 2009 года судебная коллегия определила назначить политологическую экспертизу.

240. 29 июля 2009 года допрошен свидетель Зарипов Сулейман, работает заместителем Муфтия Духовного Управления Мусульман РТ. Слушая их проповеди, ни разу не слышал, чтобы они упоминали джихад применительно к насильственному перевороту или революции. Когда я слушал их проповеди, то про джихад там и речи не шло. В своих проповедях они разъясняли необходимость установления Халифата, мотивируя это тем, что мусульмане на сегодняшний день беспомощны, унижены, что мусульмане не имеют права так жить, и так далее, и что только Халифат может дать тот статус, который хочет видеть Аллах в мусульманах. В связи с чем деятельность организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» была запрещена на территории РФ не знает. Предположил: «Здесь, наверное, работали люди, которым виднее. Я лично, призыв к свержению власти из их уст не слышал».

241. 18 августа 2009 года проведена судебная политологическая экспертиза, заключением которой установлено, что в изъятых у подсудимых книгах, брошюрах, журналах и прокламациях есть положения, направленные на нарушение территориальной целостности Российской Федерации. Намерение партии «Хизб ут-Тахрир» прийти к власти в Российской Федерации насильственным путем, а также намерение насильственным путем изменить конституционный строй Российской Федерации вытекает из того, что партия «Хизб ут-Тахрир» не отвергает, а, напротив, даже предписывает в определенных обстоятельствах сопротивление правительству вооруженным путем и свержение правительства (в т.ч. путем военного переворота). Опровержения этого противоречат программным положениям партии «Хизб ут-Тахрир» и сделаны пресс-службами данной партии для создания благоприятного мнения о партии «Хизб ут-Тахрир».

242. 27 августа 2009 года защита ходатайствовала вызвать в суд экспертов-политологов Сергеева Сергея Алексеевича и Богачева Алексея Владимировича для разъяснения сделанной ими экспертизы и ответа на сформулированные в ходатайствах вопросы, в частности, касающиеся категоричности выводов экспертов, как учитывалось религиозно-лингвистическое содержание религиозных терминов. Были процитированы фразы про войну исламским правителям в случае их отказа от определенного образа действий и с помощью вопросов предлагалось выяснит у экспертов, каким образом эти фразы относятся к правительствам светских стран, в то числе России; почему в основу выводов экспертов легли не программные документы, а несколько журнальных статей неизвестных авторов; содержатся ли в представленных материалах инструкции, планы или указания, нацеленные на насильственный захват власти в РФ; как эксперты определили, что в своих действиях организация «Хизб ут-Тахрир» противоречит действиям пророка Мухаммада при построении Халифата в городе Медине, насколько они компетентны в этих вопросах. Так как в судебном заседании установлена предельная открытость членов ХТ, в связи с чем была предпринята попытка выяснить с помощью вопросов, каким образом эксперты в текстах ХТ нашли семантический код, как этот код применим к религиозной литературе. Так же предпринималась попытка выяснить, почему прямые тексты об отказе от насилия, расположенные в основополагающих источниках ХТ, эксперты пытаются завуалировать, а во второстепенных источниках (если эти материалы вообще можно назвать источниками) ищут семантический код. На основании чего эксперты пришли к выводу, что журнал «Аль-Ваъй» фактически является бюллетенем «Хизб ут-Тахрир», хотя формально издается некоей подставной культурно-просветительской организацией». По заявлению защиты перечень вопросов не являлся исчерпывающим. Экспертам могут быть заданы и другие вопросы, в зависимости от ответов на поставленные вопросы.

243. Допрошен свидетель Гарифуллин Алмаз Маратович, Зарипов был его однокурсником в Казанской государственной сельскохозяйственной академии. Ему нравится его отношение к тинейджерам, к молодежи, что он стремился к здоровому образу жизни. Следователи расспрашивали его, как и всех однокурсников, о Зарипове.

244. 28 августа 2009 года судебная коллегия определила в удовлетворении ходатайств защиты о вызове в судебное заседание экспертов С.А.Сергеева и А.В.Богачева отказать, в связи с тем, что заключение политологической экспертизы содержит мотивированные ответы на вопросы, поставленные перед экспертами определением судебной коллегии от 24 июня 2009 года, а в заявленных ходатайствах подсудимые не просят разъяснить заключение, а ставят новые вопросы, которые не ставились при назначении экспертизы и не были предметом исследования, ходатайств о назначении дополнительной либо повторной экспертизы подсудимыми не заявлено.

245. Подсудимый А.Д.Хасанов ходатайствовал предоставить возможность огласить материалы, являющиеся вещественными доказательствами на которые ссылаются эксперты в своем заключении ввиду желания сделать дополнение к своим показаниям, приведя конкретный перечень материалов, для того, чтобы показать, что эксперты Сергеев С.А. и Богачев А.В. искажают содержание представленных на исследование материалов.

246. Судебная коллегия определила в удовлетворении ходатайства подсудимого А.Д.Хасанова отказать за отсутствием достаточных обоснований, что именно из указанной литературы и в связи с чем он намерен огласить. Указанные материалы были предметом экспертного исследования.

247. 02 сентября 2009 года допрошен свидетель Зияев Рустем, учился в одной группе в Казанском государственном аграрном университете с Зариповым Радиком. Охарактеризовал его положительно.

248. 03 сентября 2009 года допрошен свидетель Хакимов Руслан, с Зариповым Радиком вместе учились в школе № 121 с 1 по 11 классы, охарактеризовал положительно, в школе учился на «отлично», в школе себя зарекомендовал с положительной стороны. Также я знаю, что он и в институте он показал себя как надежный человек, отлично учился. Запомнился такой случай. Когда по телевизору показывали какую-то страну, рассказывали про теракты, отрицательно говорили про ислам. Он сказал, что ислам, в действительности, ничего негативного в себе не несет, наоборот, только положительное.

249. Судебная коллегия определила закончить судебное следствие и перейти к прениям сторон.

250. Государственным обвинением зачитано по сути обвинительное заключение, не учтены исследованные в суде доказательства. Было заявлено, что преступления совершенные подсудимыми находятся в идеальной совокупности, то есть ими совершено одно действие, содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ. Совокупность этих преступлений возникает из конкретных действий подсудимых, умысел на совершение которых основан на выполнении ими задач и достижении целей международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир».

251. Кроме прочего, государственное обвинение отметило, что: «законным и обоснованным является утверждение о том, что участники и организаторы данной незаконной организации находящиеся в Российской Федерации, ведут подготовку именно к осуществлению террористической деятельности, то есть к совершению действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».

252. 11 сентября 2009 года слово в прениях предоставлено подсудимому Зялилову И.И. Отметил, что в отношении него показания дают 5 человек: Мавлютов А., Афанасов Д., Сабиров А., «Нократов Амир» и «Салимов Артур», и ни один из них не говорит, что он вел с ними какие-либо разговоры о насильственном захвате власти на территории РФ, более того, ни один из них не говорит, что разговаривал с ними о Халифате, не то что о построении Халифата на территории РФ. Из всех пяти человек, в чьих показаниях я вообще упоминаюсь, только двое говорят о встрече со мной, как о встрече, связанной с деятельностью «Хизб ут-Тахрир», это «Салимов Артур» и Сабиров А.Ф., и с каждым из них было по одной встрече. В своих действиях он руководствовался своим конституционным правом на свободу слова и свободу вероисповедания.

253. Слово в прениях предоставляется подсудимому Сабитову Р.Р. Отметил, что тот факт, что среди свидетелей нет единого мнения о целях Хизб ут-Тахрир, говорит о том, что свидетели говорят, сами не понимая этих вещей. Отсюда можно сделать вывод - на свидетелей оказывалось давление в ходе следствия с одним только требованием - чтобы они оговорили обвиняемых, дав показания, необходимые обвинению. По окончании судебного разбирательства стало ясно, что ни один из свидетелей вообще, не только зашифрованные, не являлись его учениками. Ни один свидетель не сказал, что он является «мушрифом», давал халакаты, призывал кого-либо к деятельности «Хизб ут-Тахрир», следовательно, он не мог совершить каких-либо деяний, направленных на подготовку к насильственному захвату власти и насильственному изменению Конституции Российской Федерации, данное обвинение ничем не обосновано. Если говорить о лекциях, проводимых им в мечети «Нурулла», то свидетели, такие как, например, «Белоусов Александр», «Захаров Дмитрий» и другие показали, что лекции не выходили за рамки традиционного ислама, и были направлены на повышение нравственности, богобоязненности.

254. 14 сентября 2009 года слово в прениях предоставлено подсудимому Рафикову Д.А. Заявил, что сторона обвинения построила обвинительное заключение на предположении и догадках. Не скрывает, что я действительно выражал недовольство политикой правительства и чиновников, в особенности их отношением к народу, в частности коррупцией и взяточничеством среди них.

255. Слово в прениях предоставлено подсудимому Ахмедову Ш.Р. Заявил, что в его высказываниях и деятельности, то есть действия направленные на призыв к правильному пониманию ислама, ничего противозаконного, противоправного и противоречащего Конституции РФ не было. Никаких фактов государственное обвинение не привело, а также не привело и факты, которые указывали бы на то, что «Хизб ут-Тахрир» где-нибудь и когда-нибудь взяла бы на себя что-нибудь террористическое или тому подобное. Также государственное обвинение, используя свои должностные полномочия, пытается навязать нам то, что у них, якобы истинный ислам, хотя они может быть и в бога не верят. Он просто мусульманин, не имеет никаких корыстных целей, не чувствует за собой ничего противозаконного.

256. Слово в прениях предоставлено подсудимому Файзуллину Ф.Р. Отвечая на доводы экспертов-политологов зачитал цитаты из источников ХТ, а так же привел рациональный довод, что если «Хизб ут-Тахрир» будет использовать в своей литературе какие-либо коды или шифры, то никогда не доведет до понимания уммы идеологию (Ислам), а наоборот, добьется того, что умма (подобно экспертам) обвинит хизб в лицемерии и отдалится от него, а это означает смерть хизба. Привел доказательства того, что эксперты-политологи при производстве экспертизы опираются на собственные предположения. Заметил, что смысл хадисов свидетельствует о том, что в них речь идет о халифах (правителях мусульман): правитель правил законами Ислама, а потом проявил явный куфр (неверие), то есть либо отошел от правления законами Ислама, либо стал неверующим. Только в этом случае мусульманам дозволяется с оружием в руках выступать против правителя.

257. Критиковал противоречия в показаниях подсудимых Гимранова Р.Р., Сабирова А.Ф., Нурмухаметова Т.И., которые они дали в ходе предварительного следствия, отметил, что начав давать показания, подсудимые были освобождены из-под стражи.

258. Он никого не вербовал, поскольку нигде не обучался этому, лишь призывал мусульман руководствоваться в своих поступках Исламом. Сторона обвинения не представила ни одного доказательства того, что он совершал свои действия с умыслом захватить власть или изменить конституционный строй РФ. Материалами дела подтверждается обратное: ни один из свидетелей не говорит о том, что он призывал кого-либо к насильственному захвату власти в РФ или к совершению массовых беспорядков, или что на халакатах и «амали», проводимых им, обсуждалась тема изменения конституционного строя России.

259. 15 сентября 2009 года слово в прениях предоставлено подсудимому Хасанову А.Д. Пояснил, что умышленность деяний по присоединению России к халифату не только не подтверждается, а наоборот, опровергается показаниями свидетелей, выступавших в зале суда. 27 свидетелей ничего не показали относительно принудительного объединения территории РФ с Халифатом, об этом упоминают только 3 свидетеля. Источник осведомленности большинства свидетелей сомнительный. Только 4 свидетеля упомянули о массовых действиях организованных членами «Хизб ут-Тахрир» для взятия власти в РФ. Никто из подсудимых в зале суда и в ходе следствия не показал о необходимости подстрекательства населения РФ к совершению массовых волнений для взятия
власти в РФ. 10 свидетелей показали о вероятности захвата власти в РФ насильственным путем, 20 свидетелей об этом не говорят. Огласив показания свидетелей, данные ими в ходе следствия, окончательно лишило себя доказательственной базы. Так как появились существенные противоречия в показаниях свидетелей, которые ставят их достоверность под сомнение.

260. Подробная критика экспертиз, особенно политологической. Анализируется каждый представленная на исследование экспертов материал. В частности, обосновывается, что эксперты все фразы, к которым апеллируют, вырвали из контекста. Совершая нарезку текста, эксперты искажали смысл текста, подгоняя его под положительные результаты на поставленные вопросы, даже литература исследуется избирательно, в частности, никак не исследуется фундаментальный труд Набхани «Исламское государство», в которой подробно изложена позиция ХТ, касаемая предъявленного обвинения. Ясные тексты о недопустимости насилия отвергаются, а ищутся скрытые смыслы. Опровергаются явные домыслы и недоговоренности экспертов. Опровергаются попытки психолога и политологов присвоить высказывания оппонентов ХТ самим членам ХТ. Обращается внимание на противоречие исследовательской части экспертизы и ее выводов. Обращается внимание, что экспертиза была произведена по материалам, не исследованным в зале суда путем оглашения. Вывод политологов фактически ответил на вопрос, на который имеет право ответить только суд.

261. Председательствующий останавливает Хасанова А.Д., так как он отклоняется от обвинения и пытается пропагандировать собственные идеи, предупреждает о недопустимости подобного поведения и просит вернуться к рассматриваемому делу.

262. Заметил, что сторона обвинения не приводит в качестве примера ни одного случая захвата власти, чтобы появилась хоть какая-то модель развития событий, связанных с захватом власти в РФ. В обвинении отсутствует информация, каким именно образом подсудимые замышляли захват власти, последовательность событий, с каким временным интервалом, какие объекты или личности в первую очередь подвергнуться насилию.

263. В защиту подсудимого Хасанова А.Д. выступил защитник Валиуллин Р.Р. Защитник исследовал вопросы о том, что осуждение подсудимых не предусмотрено российским законом и не является необходимым в демократическом обществе, недопустимость основания приговора оценкой религиозных убеждений подсудимых, в частности, противоречие их убеждений «традиционному исламу», оценка некоторых доказательств, а так же нарушений при исследовании доказательств, влекущие недопустимость основания ими приговора. Отмечено, что осуждением обвиняемых будет осуществлено вмешательство в их следующие права, предусмотренные статьями 9, 10, 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а так же нарушение этих прав.

264. После анализа характеризующих данных обвиняемых, присущих им всем, защитник пытался анализировать характеризующие материалы на каждого обвиняемого, а так же заключения медицинских экспертиз, опровергающие заключения психологических экспертиз, так как подсудимые тесно связаны, фактически им предъявлено коллективное обвинение не за их личные действия, а причастность к организации, но был остановлен председательствующим, так как по его мнению в прениях сторон ему нет необходимости приводить экспертные заключения психиатров в отношении других подсудимых, поскольку он не является адвокатом других подсудимых, заключения экспертной комиссии не являются доказательством по делу, а также просит излагать свои доводы по существу обвинения, анализ доказательств вины либо невиновности его подзащитного.

265. Когда защитник исследовал вопрос, «необходимо ли осуждение обвиняемых в демократическом обществе», в частности вопрос, можно ли сказать, что осуждение подсудимых было оправдано «настоятельной общественной необходимостью», будет ли вмешательство «соразмерным преследуемой правомерной цели» и были ли выдвигаемые государственным обвинением доводы в его оправдание «соответствующими и достаточными», председательствующий остановил защитника и напомнил ему, что он не имеет права излагать сведения, которые не были предметом исследования при слушании дела, и, руководствуясь ст. 292 УК РФ, просит вернуться к обвинению и не декларировать свои взгляды на деятельность партии «Хизб ут-Тахрир».

266. 18 сентября 2009 года судебные прения объявлены оконченными.

267. Приговор постановлен и провозглашен 28 октября 2009 года.

268. Суд установил, что Хасанов Алмаз в 2004 году вступил в члены международной террористической организации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), объединился с другими лицами. С января 2005 года по декабрь 2006 года принял руководство подразделением, в целях содействия террористической деятельности организации, осуществление участниками подразделения экстремистской деятельности на территории Российской Федерации, выполняя идеологическую задачу по увеличению численности членов организации и созданию условий для организованной антиконституционной деятельности.

269. Воздействуя на религиозные чувства и подменяя традиционное в Исламе понятие распространения его в обществе идеями подстрекательства мусульман к организованной антиконституционной деятельности, основанными на доктрине непременного поэтапного создания теократического унитарного государства - Всемирного Халифата, подсудимые объединились в целях организации экстремистской деятельности созданного в г.Казани структурного подразделения международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир», содействия этой террористической деятельности и приискания путем склонения и вовлечения новых участников, в том числе несовершеннолетних, воздействуя на их религиозные чувства, создания условий для насильственного захвата власти и насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации при следующих обстоятельствах.

270. Конкретные их действия проявлялись в следующем: 1) умышленно формировали у мусульман тенденциозную оценку происходящих в Российской Федерации событий и устойчивую идеологическую зависимость; 2) использование экстремистские материалы, противоречащие традиционному толкованию в Исламе; 3) приняли участие в общественно-пропагандистском мероприятии - несанкционированном пикете на Ярмарочной площади г.Казани под предлогом выступления в защиту мусульман, публично заявляли о якобы необоснованном привлечении мусульман к уголовной ответственности за религиозные убеждения, и пытаясь склонить к выступлению в их защиту собравшихся прихожан мечети; 4) в целях осуществления правовой поддержки членов организации создали общественную организацию «Региональный правозащитный центр «НОВА», осуществляя защиту членов ХТ, распространяя в электронном виде тенденциозные сообщения об уголовном процессе и условиях содержания в исправительном учреждении осужденных членов «Хизб ут-Тахрир»; 5) участвовали в организации общественно-пропагандистских мероприятий в форме публичных выступлений перед прихожанами в мечети «Нурулла», проводимых еженедельно без разрешения уполномоченных священнослужителей; 6) реализуя партийную тактику обеспечения легализации экстремистской деятельности под видом деятельности общественной организации, подготовили учредительные документы о создании «Общественной молодёжной организации (ОМО) «Развитие»; 7) воздействуя на религиозные чувства в ходе бесед убеждали разных людей в необходимости... (каждый свидетель, как показывалось выше, мог рассказать одновременно дать до трех вариантов того, в чем его убеждали); 8) обеспечивая финансирование деятельности подразделения, получили определенное количество денежных средств; 9) используя печатающие устройства персонального компьютера и копировально-множительный аппарат, А.Д.Хасанов организовал тиражирование книг, брошюр, журналов и прокламаций «Хизб ут-Тахрир», распространяя их копии среди организаторов и участников подразделения, а также среди лиц, склоняемых ими к участию в совместной противоправной деятельности; 10) выполняя идеологическую задачу «Хизб ут-Тахрир» по увеличению численности её сторонников, А.Д.Хасанов и Ф.Р.Файзулин использовали средства массовой информации и другие методы воздействия в целях осуществления контроля отношений власти и народа.

271. Участвуя в экстремистской деятельности, они выполняли первый этап доктрины партии о создании Всемирного Халифата путем последовательного приискания, склонения и вовлечения в организацию новых участников.

272. Содействуя террористической деятельности указанной организации путем склонения и вовлечения в неё лиц, последовательно вводимых в религиозное заблуждение, а также осуществляя финансирование этой деятельности, подсудимые, действуя совместно и согласованно в составе организованного Хасановым структурного подразделения, последовательно совершали действия, направленные на создание условий к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации, однако не смогли довести преступный умысел до конца по не зависящим от них обстоятельствам вследствие пресечения деятельности подразделения правоохранительными органами и задержания основной части его участников 7 декабря 2006 года.

273. Судебная коллегия посчитала установленным, что международная террористическая организация «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль Ислами») является политической партией и преследует политические цели на захват власти и изменение существующего строя в тех регионах, где действуют её структурные подразделения. Терроризм является наиболее опасной формой экстремизма, означающего приверженность к крайним взглядам и мерам. В многонациональных и многоконфессиональных государствах, к которым относится Россия, особую опасность представляют такие его разновидности, как этнический и религиозный экстремизм.

274. В приговоре есть только ссылка на заключение экспертов, но не анализируется, какие именно фразы у суда вызвали убежденность в его выводах. Суд констатировал, что экспертизы не вызывают у него сомнения. Однако, противореча заключениям экспертов, отметил, что в книге «Система ислама» приведён проект Конституции исламского государства, в которой отражено, что «эта конституция не предназначена для какой-то определенной страны. Напротив, эта конституция предназначена для исламского государства на весь исламский мир».

275. Суд посчитал, что «поскольку наступление третьего этапа невозможно без прохождения первого и второго этапов, следует признать, что подсудимые совершали действия, направленные на приготовление к наступлению третьего этапа, т.е. дальнейшему изменению конституционного строя Российской Федерации, основ её политической системы и государственного устройства, и к дальнейшему формированию новой системы органов власти насильственным путём». «Подсудимые знали положения организации, её цели, осознавали их и желали их наступление, следовательно, действовали с прямым умыслом». «...призывы подсудимыми граждан Российской Федерации к вступлению в члены «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») носили религиозно-экстремистскую направленность, побуждали именно к экстремистской деятельности (публичные призывы к организации, планирование, финансирование, склонение к участию в организации, обучение). Их действия были целенаправленными, активно воздействовали на сознание, волю и поведение людей, навязывали определённые мысли с указанием того, что и как им следует делать. Смысл таких призывов - оказать на граждан объединяющее воздействие, вызвать, в конечном счете, массовые действия, обеспечивающие изменение конституционного строя Российской Федерации».

276. Только участие в деятельности «Хизб ут-Тахрир» привело судебную коллегию к выводу о доказанности их умысла на насильственное изменение конституционного строя в Российской Федерации и захват власти.

277. Судебная коллегия квалифицировала действия подсудимых по части 1 статьи 30 и статьи 278 УК РФ как приготовление к совершению действий, направленных на насильственный захват власти, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, путем приискания соучастников и создания условий для совершения указанных действий. Действия направленные на содействие террористической деятельности организации «Хизб ут-Тахрир», судебная коллегия квалифицировала по части 1 статьи 205-1 УК РФ как склонение и вовлечение лиц путем воздействия на религиозные чувства в совершение преступления, предусмотренного статьей 278 УК РФ, финансирование терроризма.

278. Доводы стороны защиты об оправдании всех подсудимых по ч.1 ст.30 и ст. 278, ч.1 ст.282-2, ч.1 ст.205-1 УК РФ за отсутствием состава преступления на том основании, что они лишь призывали к Исламу, но не преследовали цели на организацию действвий, направленных на насильственное изменение конституционного строя, захват власти и содействие террористической деятельности, судебная коллегия находит неосновательными и опровергает приведенными выше доказательствами.

279. Суд упомянул исключительно положительные данные о личности подсудимых только в целях определения вида и меры наказания, не назвав эти данные.

280. Вещественные доказательства, хранящиеся в комнате вещественных доказательств УФСБ РФ по Республике Татарстан: литература: книги, брошюры, прокламации, обращения, листы бумаги, листовки, объявления, тетради, блокноты, записные книжки с рукописными текстами, оптические диски, изъятые у подсудимых, судебная коллегия решила уничтожить.

281. Вышеуказанны приговор был обжалован в кассационном порядке. В кассационной жалобе подробно излагалась позиция защиты со ссылкой на нарушения Европейской Конвенции60.

282. 19 апреля 2010 года Конституционный Суд Российской Федерации постановил признать положения пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года N 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму») в части, исключающей из подсудности суда с участием присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205 «Террористический акт», 278 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» и 279 «Вооруженный мятеж» УК Российской Федерации, не противоречащими Конституции Российской Федерации61. Суд пришел к выводу, что право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей не является неотъемлемым. Так же суд установил, что в процессе производства по подобным делам возможна реальная угроза для жизни и здоровья участников процесса, возможно оказание влияния на принятие решения информация из не процессуальных источников, а так же специфика самих дел обусловила необходимость рассмотрения их без участия присяжных заседателей. Суд не рассматривал конкретную ситуацию подсудимых, в которой не было факторов, перечисленных Конституционным Судом России в оправдании своего постановления.

283. 25 мая 2010 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определила приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 28 октября 2009 года оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения62.

284. Суд установил, что подсудимые не отрицали факт причастности всех их к «Хизб ут-Тахрир», знали о запрете ее деятельности. Это подтверждается другими доказательствами.

285. Далее в основу выводов о насильственном характере деятельности подсудимых, а именно изменение конституционного строя и прихода к власти, была положена политологическая экспертиза, а так же психологическая и религиоведческая экспертизы.

286. Нарушений уголовно-процессуального закона судом первой инстанции Судебная коллегия не нашла.

2. ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШИХ МЕСТО НАРУШЕНИЙ

ОТКАЗ В РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА СУДОМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

15.1. Считаю, что в судебном процессе была нарушена статья 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в свете ее статьи 14, которая гласит: «Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Статья 14 гласит: «Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации... по любым иным признакам».

2.2. На предварительном следствии после ознакомления с материалами дела защитой было заявлено ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных заседателей, но суд в его удовлетворении отказал (пункты 35, 36 настоящего документа).

2.3. Согласно части 1 статьи 17 Конституции России «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией». В статье 18 Конституции России закрепляется что «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

2.4. Согласно части 1 и 2 статьи 19 «Все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

2.5. Согласно части 1 и 2 статьи 45 «Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

2.6. Согласно части 1 и 2 статьи 47 Конституции «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом».

2.7. И, наконец, согласно частей 2 и 3 статьи 55 Конституции России «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

2.8. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 10 декабря 2002 года № 316-О, провозглашенный статьей 19 Конституции Российской Федерации принцип равенства распространяется не только на непосредственно признаваемые Конституцией Российской Федерации права и свободы, но и на связанные с ними другие права, приобретаемые на основании федерального закона.

2.9. Хочется обратить внимание на толкование Конституции, которое давал Конституционный суд России вышеизложенным статьям Конституции.

2.10. В Постановлении от 2 июня 2006 г. № 6-П разъясняется смысл запрета различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях.

2.11. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. № 9-П разъясняется, что федеральный законодатель, как следует из статей 59 (части 1 и 2), 71 (пункты "в", "е", "з"), 37 (часть 3), 40 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, может, исходя из признаваемых и защищаемых Конституцией Российской Федерации целей и ценностей, вносить изменения в ранее установленные правила, касающиеся условий возникновения и порядка реализации данного права. Однако при внесении подобных изменений должны соблюдаться предписания статей 1, 2, 6 (часть 2), 7, 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (часть 1) Конституции Российской Федерации, из которых вытекает, что в Российской Федерации как правовом и социальном государстве осуществление прав и свобод человека и гражданина основано на принципах справедливости и равенства, а также требований о том, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (статья 55, часть 2), а ограничение прав и свобод человека и гражданина федеральным законом допускается лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3).

2.12. В Постановлении от 30.10.2003 № 2-П Конституционный Суд изложил ранее сформулированные им правовые позиции: ограничения конституционных прав, должны быть необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям таких ограничений; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм; чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения.

2.13. Следовательно, кроме нарушения Конвенции, законодатель изданием Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 321-ФЗ превысил свои полномочия, нарушив принцип: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55), а так же равенства всех перед законом и судом (ч. 1 и 2 статьи 19).

2.14. Что касается Постановления Конституционного Суда России, то его мотивировочная часть никак не учитывала конкретные обстоятельства подсудимых, так, они характеризовались исключительно положительно, не могли оказать влияние на участников процесса, следовательно, не могли быть лишены права на рассмотрение их дела присяжными заседателями.

ЛИЧНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ОБВИНЯЕМЫХ

2.15. Для анализа материалов дела, его оценки, а так же извлечения из этого выводов необходимо исследовать личность всех тех, кого обвиняют в столь тяжком преступлении против основ конституционного строя и безопасности государства, а так же в экстремизме.

2.16. В целом можно отметить, что все осужденные имеют низкий доход, работают на неквалифицированных работах, большинство из них студенты, будучи студентами работали, высшее образование имеет только один человек (пункт 1 настоящего документа).

2.17. В городе Казани членов «Хизб ут-Тахрир» порядка 30 человек (пункт 45 настоящего документа).

2.18. По месту работы, учебы и жительства все характеризуются только положительно, все активно участвуют в общественной жизни, отношения с окружающими у всех дружественные, уважают старших (пункты 23-33, 43, 124, 145, 147, 167, 168, 195, 199-203, 212, 215-218, 237, 243, 247, 248 настоящего документа). Следует обратить внимание, что эти характеристики дали соседи, администрация учебных заведений, руководители, сотрудники по работе, сокурсники, знакомые, друзья, родственники, а так же свидетели по делу, в том числе и данные о личности которых засекречены. Ни один из свидетелей не охарактеризовал подсудимых с плохой стороны.

2.19. В характеризующих материалах некоторых из них отмечается, что они являются примером для остальных, как своим поведением в семье, так и в обществе (пункт 29 настоящего документа).

2.20. На практике отрицают любые виды насилия в решении возникших проблем, более того, насилие ими всеми порицается. В отношении лиц иных национальностей, а так же исповедующих иные религиозные взгляды все без исключения относятся на удивление толерантно, что так же признано ФСБ в официальном документе (пункты 34, 51, 61, 72, 85, 104, 114, 126, 150, 176 настоящего документа). Максимальная степень, которой достиг их уровень неуважения к окружающим, было то, что они называли не исповедующих ислам «джахилями» - то есть невежественными людьми, как пояснил один из свидетелей, имеющий максимальный уровень агрессии по отношению к обвиняемым (пункт 143 настоящего документа).

2.21. Каким-либо психическим расстройством никто не страдает и не страдал (пункты 16-18, 22 настоящего документа).

2.22. Они не верят, что террористические акты совершают мусульмане, перекладывая вину за эти чудовищные преступления, потрясшие всю Россию, на сотрудников ФСБ, приводя своим словам соответствующие доказательства (пункт 49 настоящего документа).

2.23. Члены «Хизб ут-Тахрир» спокойно относились к тому, что кто-то покидал их ряды. Никто из свидетелей не слышал, что они на кого-либо оказывали какое-либо давление, ни физическое, ни моральное (пункты 75, 80, 86, 91, 105, 110, 114, 142, 153, 166, 142 настоящего документа).

2.24. Кроме того, как следует из материалов дела, двое подсудимых имели преступное прошлое, совершали преступления против собственности, в сфере оборота наркотиков, тяготили окружающих своим поведением. Однако, приняв ислам, кардинально изменились в лучшую сторону, не только оставив преступное прошлое, но и принося пользу окружающим, обществу, в котором живут (пункт 31, 32, 192, 194, 203 настоящего документа).

2.25. Даже неумелая «конспирация», что поставлена им в вину, пришла гораздо позже, после начала массовых репрессий против членов этой организации (пункт 45 настоящего документа).

2.26. Будучи бедными людьми ради своей религии готовы были жертвовать своим трудом и имуществом (пункт 24, 45 настоящего документа). Члены «Хизб ут-Тахрир» безвозмездно принимали участие в общественных работах. Оказывали помощь как материальную, так и физическим трудом представителям других конфессии (пункт 199, 212 настоящего документа).

2.27. Став полезными для общества они видели, как оно несовершенно, сколько в нем несправедливости, и искренне верили, что с установлением «Халифата» будут решены абсолютно все проблемы и наступят идеальные для проживания людей условия, все будет законно (пункт 48, 49, 58, 60, 62, 71, 77 настоящего документа). Во всем они видели признак того, что «халифат» уже близок, даже утверждали, что его создание произойдет в месяце Рамадан 2006 года (пункт 113 настоящего документа).

2.28. Они верили, что близок День Страшного суда, и согласно пророчеству перед этим днем как раз и наступят эти благостные времена. Согласно проекту Конституции «Халифата» запрещается дискриминация его граждан по признаку отношения к религии, расы, цвета кожи и прочим признакам, чего по их мнению так не хватает в современном российском обществе.

2.29. Абсолютно все рукописные тексты, изъятые у обвиняемых в результате обысков, наполнены сентиментальностью и открытым порицанием насилия.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ, ДАННЫЕ О ЛИЧНОСТИ КОТОРЫХ ЗАСЕКРЕЧЕНЫ, А ТАК ЖЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ПРИГОВОРЕ ПОКАЗАНИЙ ПОДСУДИМЫХ, ДАННЫХ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ, БЕЗ ИХ ДОПРОСА

Использование в качестве доказательств показаний анонимных свидетелей

2.30. Полагаю, что нарушен подпункт «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции, согласно которого каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: …допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены... Статья 6 п. 1 и 3 (d) требует, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная возможность оспаривать утверждения и допрашивать свидетельствующих против него лиц, либо когда они дают показания в суде, либо на более поздней стадии.

2.31. В ходе судебного процесса в качестве свидетелей обвинения были допрошены в основном свидетели с измененными анкетными данными в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, голос их был изменен с помощью технических средств (пункты 57, 67, 76, 83, 89, 102, 106, 111, 118, 132, 139, 151, 157, 160 настоящего документа).

2.32. Защита возражала против допроса свидетеля с измененными анкетными данными в условиях, исключающих его визуальное наблюдение (пункт 68 настоящего документа).

2.33. Председательствующий разъяснил, что суд не может отказать в допросе прибывшего в суд свидетеля, в том числе в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, соответственно и адвокат не может возражать против допроса свидетеля, а может лишь заявить ходатайство о раскрытии данных свидетеля после его допроса (пункт 68 настоящего документа).

2.34. Согласно части 9 статьи 166 УПК РФ «При необходимости обеспечить безопасность... свидетеля... следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют... свидетель..., не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных».

2.35. Показания вышеуказанные свидетелей не могут быть положены в основу обвинительного приговора, так как при их допросе нарушена процедура, предусмотренная УПК РФ, государственным обвинением не было обоснованно, в чем именно была угроза для свидетелей, почему была необходимость их засекретить, почему никому из свидетелей угрозы не было, а именно для них угроза была. При таком положении вещей отсутствует возможность перекрестного допроса не только обвиняемым, но и их защите, хотя защита явно не совершила бы в их отношении никаких противоправных действий.

2.36. Постановление о сохранении в тайне данных о личности1 в отношении Афанасова Дмитрия - «Ефремов Алексей», впоследствии рассекреченного, вынесено на основании того, что при обеспечении безопасности свидетеля учтена форма и методы экстремистской деятельности Хизб ут-Тахрир, наличие прямой угрозы психологического и физического воздействия на свидетелей, противодействие правоохранительным органам со стороны лиц, причастных к организации, в том числе желающих уйти от уголовной ответственности. У защиты, хотя она и не ознакомлена с аналогичным постановлением в отношении других лиц, имеются основания полагать, что его мотивировка является подобной. Однако подтверждения имеющихся в нем утверждений, явившихся основанием его вынесения, отсутствуют.

2.37. Напротив, в ходе допроса все без исключения свидетели, данные о личности которых засекречены, показали, что члены Хизб ут-Тахрир никакого давления ни на кого не оказывали, свидетели, не могут назвать причину их засекречивания (пункты 75, 80, 86, 91, 105, 110, 114, 142, 153, 166, 142 настоящего документа). Все подсудимые обладают миролюбивым характером (пункты 2.15. - 2.29. настоящего документа).

2.38. В своей прецедентной практике Европейский суд по правам человека (Ван Мехелен (Van Mechelen) и другие против Нидерландов) отмечает, что обычно все доказательства должны быть представлены в ходе публичного слушания в присутствии обвиняемого, с тем чтобы обеспечить состязательность. Из этого принципа имеются исключения, но они не должны ущемлять право на защиту; по общему правилу статья 6 п. 1 и 3 (d) требует, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная возможность оспаривать утверждения и допрашивать свидетельствующих против него лиц, либо когда они дают показания в суде, либо на более поздней стадии (см. решение по делу Люди против Швейцарии от 15 июня 1992 г.). В своем решении по делу Доорсона Суд указал, что использование показаний анонимных свидетелей для обоснования обвинительного приговора ни при каких обстоятельствах несовместимо с Конвенцией.

2.39. В этом своем решении Суд отметил следующее: «Статья 6 специально не требует принимать в расчет интересы свидетелей. Однако, когда на карту ставится жизнь, свобода или безопасность человека, тогда, по общему правилу, вопрос попадает в сферу действия статьи 8 Конвенции. Подобные интересы свидетелей и жертв защищаются в принципе другими статьями Конвенции согласно которым Договаривающиеся Государства должны организовать свое судопроизводство по уголовным делам таким образом, чтобы эти интересы не оказывались под угрозой. В таких обстоятельствах принципы справедливого судебного разбирательства требуют также, чтобы в соответствующих случаях интересы защиты соизмерялись с интересами тех свидетелей или жертв, которых вызвали в суд для дачи показаний» (см. вышеупомянутое решение по делу Доорсона). Однако если сохраняется анонимность свидетелей обвинения, защита сталкивается с такими трудностями, которых при рассмотрении уголовных дел обычно быть не должно. Соответственно, Суд признал, что в таких случаях статья 6 п. 1 и п. 3 (d) Конвенции требует, чтобы эти трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой. В данном деле офицеры полиции, о которых идет речь, находились в отдельной комнате со следователем, куда обвиняемые и даже их адвокаты не имели доступа. Все общение шло по звуковому проводу. Защита, таким образом, не знала не только личность свидетелей из полиции, но и была лишена возможности следить за их поведением, как это было бы при прямом допросе, а значит, и проверить их надежность. Суду не было удовлетворительным образом объяснено, почему потребовалось прибегать к таким крайним ограничениям права обвиняемых на то, чтобы показания против них давались в их присутствии, и почему не были использованы иные, не столь далеко идущие меры. В отсутствие какой-либо дополнительной информации Суд не может признать оперативные потребности полиции достаточным оправданием для ограничения прав обвиняемых. Из решения суда не видно, чтобы он рассматривал вопрос, будут ли подсудимые в состоянии выполнить такие угрозы или побудить других сделать это по их поручению. Его решение строилось исключительно на серьезности совершенных преступлений. В этой связи следует отметить, что г-н Энгелен, гражданский свидетель, который на ранних стадиях рассмотрения дела опознал одного из подсудимых как лицо, совершившее преступление, не пользовался защитой анонимности и ни разу не заявлял, что ему угрожали. Постановил шестью голосами против трех, что имело место нарушение статьи 6 п. 1 и п. 3 (d) Конвенции.

2.40. Свидетели дают показания, на которых строится тяжелое обвинение. Открытый допрос свидетелей мог бы внести вклад в поддержание равного процессуально-правового статуса обвинения и защиты, при перекрестном их допросе нам была бы предоставлена надлежащая и достаточная возможность оспорить заявления, которые являются юридическим основанием приговора (например, пункт 156 настоящего документа).

2.41. Несправедливость судебного разбирательства в части допроса свидетелей без раскрытия данных о их личности обостряется следующими обстоятельствами:

a) Как показывали свидетели, давление на них действительно оказывалось, но только со стороны правоохранительных органов (пункты 121, 158, 164, 165, 175, 177 настоящего документа).

b) В комнате со свидетелем находился сотрудник (пункты 65, 66, 82 настоящего документа), который, по мнению защиты, оказывал воздействие на свидетелей:

c) Был случай, когда засекреченный свидетель открыто боялся давать показания в суде (пункт 161 настоящего документа).

d) Был случай, когда засекреченный свидетель изменял свои показания в присутствие находившихся в комнате. На вопрос: «Что послужило основанием для сохранения в тайне данных о Вашей личности» ответил: «Оказание на меня давления». Потом, сразу же, на уточняющий вопрос: «Вы можете сказать, кто оказывал на Вас давление?» ответил: «На меня давления пока никто не оказывал» (пункт 115 настоящего документа). По мнению защиты, это произошло в результате незаконного воздействия на свидетеля.

e) Свидетели себя с организацией «Хизб ут-Тахрир» не идентифицировали, например, не давали клятвы (например, пункты 53, 64, 141 настоящего документа), либо встретились с членом «Хизб ут-Тахрир на короткое время (пункты 107, 161 настоящего документа). При этом они дают такие «изобличающие» членов «Хизб ут-Тахрир» показания, что становится непонятным, почему с ними так откровенно делились «преступными» планами.

f) Некоторые свидетели рассказывают настолько невероятные вещи, что создается впечатление, что либо рассказывающий их, либо тот, чьи слова рассказывающий передает, страдают психическими заболеваниями (пункт 64, 90, 109, 120 настоящего документа).

g) Свидетели, которые упоминают создание халифата каким-либо образом, не только не приводят конкретный механизм его образования, роли при захвате членов Хизб ут-Тахрир, а полностью все путают, из уст одного свидетеля можно услышать до трех версии захвата власти:

- Свидетель Тихонов Владимир в суде показал, что халифат в России начнется с Казани (то есть силами членов Хизб ут-Тахрир), но не насильственно, а количеством (пункт 48 настоящего документа).

- Нократов Амир: когда партия «Хизб ут-Тахрир» установит Халифат на территории бывшего Халифата, то остальные присоединятся, и члены партии в других странах должны будут их поддержать. Если не соглашаются - джихад (пункт 60 настоящего документа). На предварительном следствии: в настоящее время в России, в частности Республике Татарстан, происходит сплочение лиц, имеющих военные навыки, для проведения силового захвата власти - «джихада» (пункт 64 настоящего документа).

- Султанов Радик - халифат должен быть установлен методом дагвата - распространения ислама. Халифат должен создаться где-то в восточных странах, но не в России. Третий этап - это когда уже образовалось государство, и оно само ведет распространение среди других государств (пункт 71 настоящего документа). На предварительном следствии, в поздних показаниях, Султанов Радик показывает об этапах построения Халифата - Россия будет захвачена образовавшимся на Ближнем Востоке Халифатом, а члены «Хизб ут-Тахрир» должны будут поддержать Халифат при захвате власти. Согласно третьей версии относительно 3 этапа построения Халифата им же пояснялось, что если большая часть населения будет желать построения Халифата, то власть не сможет больше удерживать свои полномочия, будет вынуждена передать их наместнику, назначенному Халифом (пункт 73 настоящего документа). На вопрос в судебном заседании: «Ваша фраза: «путем свержения правительства Российской Федерации», что означает?» ответил: «То, что в России поменяется государственный строй, если они этого захотят». Так же в суде пояснил, что организация «Хизб ут-Тахрир» не планирует свергнуть власть в Российской Федерации насильственным путем.

- Галимов Раис: о захвате власти именно на территории РФ никто не говорил. Говорили о необходимости захвата власти мусульманами вообще. Предположил, что так как мы проживаем на территории РФ, захват власти соответственно будет происходить на территории РФ (пункт 77 настоящего документа).

- Белоусов Александр: цель партии - построение Исламского государства на территории РФ и во всем миру в три этапа, третий - всемирный призыв. Хасанов говорил, что нужно вести призыв, так как мы проживаем на территории РФ, думает, что имелось в виду установление халифата, в том числе и в России (пункт 84 настоящего документа). На предварительном следствии: после образования Халифата выдвигается требование о направлении в страну членов «Хизб ут-Тахрир» для проведения халакатов. В случае отказа требует выплачивать джизью - дань. В случае дальнейшего отказа, объявляется джихад - война с применением насилия. Еще одна версия на предварительном следствии при допросе в другой день: про 3 этап если большая часть населения будет поддерживать идею построения Халифата, то власть не сможет больше удерживать свои полномочия и будет вынуждена передать их наместнику, назначенному Халифом. Открыто Хасанов не говорил о насильственном изменении государственного строя. Что касается России, то сейчас происходит второй этап, проводятся митинги, демонстрации, что скоро начнется 3 этап установления Халифата, когда партия «Хизб ут-Тахрир» объединит вокруг себя достаточное количество людей, поддерживающих ее идеи (пункт 88 настоящего документа).

- Захаров Дмитрий: халифат должен был быть установлен непосредственно в нашей полосе, но для начала необходимо объединить как можно больше народу, которые также поддерживают эту идею, после чего уже можно будет предъявлять требования государству, в том числе и насильственно (пункт 90 настоящего документа).

- Абдрахманов Булат и в суде, и на предварительном следствии высказал, с его же слов, предположение: Халифат изначально будет создан в арабских странах, а затем и в других странах мира. Про насильственный характер ничего не говорит (пункт 94, 97 настоящего документа).

- Бикмухаметов Радик: разговор был о построении Халифата, о насильственных методах построения Халифата не было (пункт 101 настоящего документа).

- Хайбуллин Артур: при 3 периоде идет обращение к существующей власти, и если нет подчинения, то происходит захват власти путем насильственного джихада. Этот вопрос России не касался (пункт 103, 104 настоящего документа).

Мухамедшин Рустам: в случае построения Халифата, что-то не получается и власть противодействует этому, то каждый муслим должен взять в руки автомат и убивать несогласных с построением Халифата (пункт 109 настоящего документа).

- Салимов Артур: согласно одному из вариантов, предложенных им во время допроса в суде, третий этап – это испрашивание помощи и непосредственный захват власти. захват власти должен был произойти сначала в арабских странах. К этому времени народ должен был уже быть на стороне партии «Хизб ут-Тахрир» и таким образом с помощью влиятельных лиц в обществе должно было произойти обращение к действующему правительству и в дальнейшем передача власти. Второй вариант: возникший в арабских странах халифат должен был предлагать другим странам три варианта: принять Ислам, либо же платить дань и стать колонией или же объявлялась война, то есть Джихад. Члены организации «Хизб ут-Тахрир» должны были содействовать захвату власти путем призыва, привлечения большего числа сторонников (пункт 112 настоящего документа). То есть роль членов партии в этих двух вариантах существенно отличается. На предварительном следствии свидетель говорит, что второй этап - заявление требований о создании Халифата и передача власти Халифу (пункт 117 настоящего документа), а суде говорит, что второй этап - это требование о присоединении территории РФ к Халифату.

- Хакимуллин Рустам: (в суде заявил, что показания даны под давлением) на предварительном следствии Нурмухаметов говорил: в случае, если построение халифата не получается и власти противодействуют этому, каждый мусульманин должен взять в руки оружие и убивать несогласных с построением халифата (пункт 120 настоящего документа).

- Жуков Иван: изменять насильственным путем конституционный строй в РФ его никто не призывал. Хасанов не планировал и не призывал к насильственному захвату власти в РФ, массовым беспорядкам (пункт 134 настоящего документа).

- Сабиров Шамиль: учение «Хизб ут-Тахрир» подразумевало три этапа становления Исламского государства. Первый этап – распространение идеи среди людей, второй этап – их психологическая подготовка, а когда их стало бы много, они бы автоматически захватили власть, взяв в руки оружие. В судебном заседании свидетель пояснил, что захват власти подразумевался, об этом ему не говорили (пункт 140 настоящего документа). На предварительном следствии показал, что Хасанов горячо доказывал необходимость установления Халифата в России (пункт 144 настоящего документа).

- Иванов Александр: халифат должен был быть установлен в три этапа, первый – скрытый призыв, второй – открытый призыв, последним из которых был джихад, если государство добровольно не вступит в Халифат. Организация «Хизб ут-Тахрир» планирует установление Исламского государства не в РФ (пункт 152 настоящего документа).

- Яруллин Тимур: (на суде отказался от показаний, сказал под давлением) на предварительном следствии показал Нурмухаметов говорил о необходимости строить Халифат в России и Татарстане, что мусульмане должны требовать у власти построение Халифата и в случае отказа необходимо построить Халифат насильственным путем, для этого необходимо взять в руки оружие и убивать неверных (пункт 164 настоящего документа).

2.42. Экспертом-религиоведом отмечено: «в литературе утверждается, что ислам распространяется армией халифата, то есть военным путем» (пункт 8 настоящего документа).

2.43. Эксперты-политологи заключили, что «Хизб ут-Тахрир» не отвергает, а, напротив, даже предписывает в определенных обстоятельствах сопротивление правительству вооруженным путем и свержение правительства (пункт 241 настоящего документа), то есть правительство свергается непосредственно членами Хизб ут-Тахрир в России.

2.44. Причину этих противоречий необходимо было выяснить в судебном заседании, а суду исследовать в приговоре, объяснить, почему он поверил одним показаниям, отверг другие показания.

2.45. По мнению защиты, противоречия в показаниях свидетелей и экспертов вызваны давлением на них, а следовательно, отсутствием целостной картины, что от них хотят.

Отказ в допросе подсудимых, оглашение их показаний, полученных на предварительном следствии и основания на них приговора

2.46. Подсудимые Сабиров А.., Нурмухаметов Т., Гимранов Р. в судебном заседании отказались от дачи показаний на основании ст. 51 Конституциями РФ, а так же отвечать на вопросы. В связи с их отказом от дачи показаний, были оглашены их показания данные в ходе предварительного следствия. Защита возражала против оглашения (пункт 179, 214 настоящего документа).

2.47. Показания вышеуказанных подсудимых не могли быть быть положены в основу обвинительного приговора. Уголовное наказание на основе показаний, данных на предварительном следствии и оглашенные на суде после того, как они заявили о своем праве на отказ от дачи показаний нарушает право подсудимых на допрос свидетелей, показывающих против них, и, следовательно, право на справедливое судебное разбирательство.

2.48. Вызывает недоверие к их показаниям тот факт, что они были отпущены на свободу из следственного изолятора сразу после дачи «признательных» показаний, несмотря на предыдущий отказ от дачи показаний и обвинение в столь тяжких преступлениях.

2.49. К решениям ЕСПЧ, изложенным в пунктах 2.38. и 2.39. настоящего раздела жалобы, дополнительно можно привести решении по делу Унтерпертингер против Австрии, где отмечено, что уголовное наказание на основе показаний, данных полиции близкими родственниками обвиняемого и оглашенные на суде после того, как они заявили о своем праве на отказ от дачи показаний нарушает право обвиняемого на допрос свидетелей, показывающих против него, и, следовательно, право на справедливое судебное разбирательство. В соответствии с этим, Суд пришел к выводу, что имело место нарушение Ст. 6.1 ЕКПЧ, взятой в совокупности со Ст.6.3.d ЕКПЧ.

2.50. К показаниям Сабирова у стороны защиты вопросов не возникло. Показания Гимранова в незначительной части вопросы вызвали, но особенно стоит остановиться на показаниях Нурмухаметова.

2.51. Хотя суд и не положил показания ниже перечисленных свидетелей в ниже перечисленной части в связи с их абсурдностью (но почему-то принял другие их показания, которые подходили под версию обвинения), но самые тяжелые показания были даны со ссылкой на слова Нурмухаметова:

- Свидетель Мухамедшин Рустам на предварительном следствии передал слова Нурмухаметова, что в случае построения Халифата, что-то не получается и власть противодействует этому, то каждый муслим должен взять в руки автомат и убивать несогласных с построением Халифата (пункт 109 настоящего документа).

- Свидетель Хакимуллин Рустам: (в суде заявил, что показания даны под давлением) на предварительном следствии Нурмухаметов говорил: в случае, если построение Халифата не получается и власти противодействуют этому, каждый мусульманин должен взять в руки оружие и убивать несогласных с построением Халифата(пункт 120 настоящего документа).

- Яруллин Тимур: (на суде отказался от показаний, сказал под давлением) на предварительном следствии показал, что Нурмухаметов говорил о необходимости строить Халифат в России и Татарстане, что мусульмане должны требовать у власти построение Халифата и в случае отказа необходимо построить Халифат насильственным путем, для этого необходимо взять в руки оружие и убивать неверных (пункт 164 настоящего документа).

2.52. На предварительном следствии Нурмухаметов показал, что после ареста Азата Хасанова, А.Гатауллина и Р.Сабитова руководство этой организацией, действующей в Казани, принял Алмаз Хасанов, он стал «накыбом», то есть амиром группы, в которую входили Ш.Ахмедов, Д.Рафиков, Р.Зарипов и другие. Целью организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» является воссоздание Халифата в три этапа: скрытый «дагват», то есть просвещение верующих и привлечение в Ислам неверующих, затем, после привлечения в организацию наибольшего числа сторонников, второй этап, то есть участие в политической борьбе путем критики правительства и создания условий для массовых выступлений, а третий этап заключается в обращении к военным и людям, имеющим влияние в государстве, за помощью в свержении власти, объявлении «джихада» в случае отказа передать полномочия халифу, то есть насильственном изменении государственного устройства. Подробно рассказывал, кто, где, когда и что делал.

2.53. Защита располагает сведениями, что Нурмухаметов дает показания правоохранительным органам не только в отношении членов «Хизб ут-Тахрир», но и в отношении других мусульман.

2.54. Эти обстоятельства подлежали выяснению, а самое главное:

- Оценка показаний Нурмухаметова, а так же обстоятельства дела, установленные судом, изложенные на предварительном следствии только Нурмухаметовым, а не другими свидетелями, заняли значительную часть приговора. В частности, по поводу «прихода к власти» в России «Хизб ут-Тахрир», лидера Хизб ут-Тахрир он дал уникальные показания, отличавшиеся от других свидетелей;

- Возникают вопросы, почему Нурмухаметова, который говорил самые тяжкие вещи, как никто из подсудимых, и показания свидетелей в отношении него не противоречивы (пункт 2.51. настоящего раздела), в отличие от показаний свидетелей в отношении других подсудимых, на время предварительного следствия и суда не был арестован, в отличие от других подсудимых. Кроме того, суд не положил показания свидетелей, дающих показания в отношении Нурмухаметова, в их абсурдной части, но в другой части привел их в приговоре, не отразив, почему отверг одни показания, а принял другие;

- Самый опасный человек, со слов свидетелей, в итоге не был осужден к реальному лишению свободы.

ОТКАЗ В ОЗНАКОМЛЕНИИ С ВЕЩЕСТВЕННЫМИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ, СНЯТИИ С НИХ КОПИЙ, ИССЛЕДОВАНИЕ ПИСЬМЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО УВЕДОМЛЕНИЯ СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ, В НАРУШЕНИЕ УСТАНОВЛЕННОГО ПОРЯДКА, ИССЛЕДОВАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ БЕЗ УКАЗАНИЯ НА ИХ СОДЕРЖАНИЯ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ДОКАЗЫВАНИЯ

2.55. Так же при разбирательстве в суде имело место нарушение пункта 1 и подпункта «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции: «1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом... 3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: b. иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты...»

2.56. Данная статья Конвенции была нарушена следующим:

Отказ в ознакомлении с вещественными доказательствами и снятии с них копий

2.57. Обвиняемые попросили суд время для ознакомления с вещественными доказательствами, снять с них копии, так как следователь в ознакомлении отказал. Суд предоставил на ознакомление пять дней, обвиняемые находились в наручниках и ознакомление проходило в течение 4-х, а порой и 5 часов в день (пункты 37, 38, 39, 169, 170 настоящего документа).

2.58. Как видно, дальнейшие подобные ходатайства необоснованно отклонялись в нарушение статьи 47, 53, 217 УПК РФ, согласно которой отказ предъявить материалы уголовного дела не будет являться законым.

2.59. Конституционный суд РФ в своем Определении от 2 ноября 2007 г. № 924-О-О отметил, что «Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту и право на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц (статья 46, части 1 и 2), предполагает в том числе предоставление заинтересованным лицам возможности собирать и представлять суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказывать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов. Реализация обвиняемым указанных возможностей, в свою очередь, обеспечивается наделением его правом знакомиться с материалами уголовного дела и снимать с них копии, в том числе с помощью технических средств. При этом, как следует из сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 13 ноября 1995 года № 13-П, от 29 апреля 1998 года № 13-П, от 23 марта 1999 года № 5-П, от 14 февраля 2000 года № 2-П, определения от 21 декабря 2000 года № 285-О, от 18 декабря 2003 года № 429-О, 24 февраля 2005 года № 133-О и от 19 апреля 2007 года № 343-О-П), положения пунктов 12 и 13 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как ограничивающие закрепленные в них права на ознакомление с материалами уголовного дела ознакомлением лишь с какими-то определенными документами и их копированием. Не исключают эти нормы и право обвиняемого снимать копии с являющихся составной частью материалов уголовного дела вещественных доказательств - таких, как видеокассеты, которые содержат информацию, имеющую значение для установления тех или иных обстоятельств».

2.60. Та же позиция изложена и в Определении Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 г. № 619-О-О. В нем отмечено, что «Конституция Российской Федерации, гарантируя право каждого на судебную защиту и право на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц (статья 46, части 1 и 2), предполагает в том числе предоставление заинтересованным лицам возможности собирать и представлять суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказывать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов... В этих целях Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предоставляет обвиняемому право снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств (пункт 13 части четвертой статьи 47). При этом указанная норма, как следует из ее содержания, не связывает реализацию закрепленного в ней права с разрешением копирования лишь каких-либо отдельных документов уголовного дела и запретом снятия копий с являющихся составной частью материалов дела видеокассет, содержащих информацию, имеющую значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Не исключает снятие копий с такого рода материалов уголовного дела и оспариваемая Ю.Ф. Зариповым статья 81 УПК Российской Федерации, поскольку, определяя понятие вещественных доказательств и их процессуальный режим, она не относит этот вид доказательств к числу тех, копирование которых обвиняемому не разрешается».

2.61. Следовательно, любой отказ в копировании нами вещественных доказательств, в том числе и со ссылкой на то, что они, возможно, являются экстремистскими материалами, нарушит наше право на защиту от обвинения в совершении преступления.

2.62. Вышесказанное усугубляется тем, что суды первой и кассационной инстанции положили в основание приговора только экспертизы, проведенной по литературе, а основное возражение защиты заключалось в том, что эксперты умышленно исказили смысл литературы, приведя лишь только фрагменты текста без привязки его к контексту.

Исследование доказательств в нарушение установленного порядка, без предварительного уведомления стороны защиты

2.63. Судебной коллегией было определено, что доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела, будут исследоваться после допроса всех свидетелей (пункт 40 настоящего документа).

2.64. Несмотря на вышеуказанное обстоятельство и возражение защиты против неожиданного для нее оглашения материалов дела задолго до окончания допроса всех свидетелей, судебная коллегия разрешала государственному обвинению исследовать письменных материалов дела (пункты 54, 55, 81, 93, 98 настоящего документа).

Перечисление списка письменных доказательств без указания на их содержание и того, что они доказывают

2.65. Государственный обвинитель, в нарушение УПК, несмотря на возражение защиты, зачитывал только названия документов и место их нахождения в уголовном деле. Защита попросила сторону обвинения конкретизировать факты и обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование обвинения, так как не ясно, каким образом оглашенные материалы доказывают вину подсудимых, какое они имеют отношение к делу (пункт 56 настоящего документа). Государственным обвинением это замечание учтено не было до конца судебного заседания, а суд устранился от решения этого вопроса.

2.66. Защита пыталась компенсировать вышеуказанную несправедливость самостоятельным просмотром материалов дела, с этой целью адвокат Валиуллин протянул своему клиенту Хасанову компьютер (не передавая его), чтобы тот мог посмотреть на мониторе материалы дела, имеющиеся в компьютере (защита снимала копии путем фотографирования и адвокат хранил их в памяти компьютера). Председательствующий сделал замечание защитнику Валиуллину Р.Р. о ненадлежащем поведении в судебном заседании, так как, по его мнению, он отвлекает подсудимого Хасанова от исследуемых доказательств, протягивая ноутбук (пункт 98 настоящего документа).

ОТКАЗ В ИССЛЕДОВАНИИ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ

2.67. Считаю нарушенной статью 6 Конвенции, согласно которой каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела...

2.68. В ходе судебного процесса вещественные доказательства, а самое главное, изъятая в ходе обысков литература, исследованы не были.

2.69. Сторона защиты в ходе судебного заседания ходатайствовала об исследовании литературы, а так же в ходе дачи показаний ссылалась на нарушение ее права на защиту не исследованием литературы в судебном заседании, тем более на эту литературу ссылаются эксперты в своем заключении, а защита желает показать, что эксперты искажают содержание представленных на исследование материалов. Судебная коллегия определила в удовлетворении ходатайства, пояснив, что ей достаточна оценка литературы экспертами (пункты 245, 246, 260 настоящего документа).

2.70. Результатом этого нарушения явилось то, что в приговоре конкретные слова и тексты, которые вменены в вину подсудимым, не приведены и не исследованы, равно как не исследован их политический, географический, социальный и культурный контексты, в которых эти тексты появились. Приговор, в свою очередь, основан практически исключительно на этих текстах и факте принадлежности подсудимых к партии «Хизб ут-Тахрир».

ПРЕПЯТСТВИЕ К ВЫСКАЗЫВАНИЮ ПОЗИЦИИ ЗАЩИТЫ

2.71. Считаю нарушенной статью 6 Конвенции, согласно которой каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... беспристрастным судом...

2.72. Председательствующий неоднократно препятствовал защите высказать свое мнение по тому или иному вопросу, выдвигая для этого неубедительные основания (например, пункты 261, 264, 265 настоящего документа). Видно, что защите препятствовали высказать мнение даже по таким безобидным вопросам, как характеризующие данные обвиняемых. Когда же была попытка исследовать доказательства, как это обычно делает ЕСПЧ, суд отклонил данное исследование, приведя безосновательное основание - обстоятельства не были исследованы в судебном заседании.

ДАВЛЕНИЕ НА СВИДЕТЕЛЕЙ

2.73. Считаю нарушенной статья 6 Конвенции, ее п. 1 и 3 (d), согласно которых «Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права...: иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

2.74. В судебном заседании были допрошены лица, обладающие свидетельским иммунитетом. Предварительно у них было получено согласие дать показания. Государственное обвинение пыталось задать им провокационные вопросы, либо просто такие, на который свидетель отказался отвечать. Однако председательствующий обязал свидетелей отвечать на вопросы (пункты 122, 148 настоящего документа).

2.75. С другой стороны, председательствующим снят вопрос об обстоятельствах задержания, в частности, наличия гематом до задержания (пункты 125 настоящего документа).

2.76. Результатом явилось то, что другие родственники стали избегать показаний в суде, либо заявляли о своем желании воспользоваться правом отказа от дачи показаний в полном объеме.

ОТКАЗ В ДОПРОСЕ ЭКСПЕРТОВ

2.77. Считаю нарушенным подпункт «d» п. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которым каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления, как минимум, имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

2.78. Согласно позиции ЕСПЧ приговор будет не соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, если он основывается исключительно или преимущественно на показаниях свидетеля, допросить которого в суде или во время следствия обвиняемому не предоставили возможности.

2.79. В ходе предварительного следствия были назначены религиоведческая и психологическая экспертиза (пункты 6-15 раздела «Изложение фактов» настоящего дела), которые сделали наиболее значимые для приговора выводы.

2.80. Первоначально суд отказал в вызове и допросе экспертов обвинения, а так же истребования документов, свидетельствующих об образовательном уровне эксперта-религиоведа. Ходатайство было мотивировано внутренним законодательством России (пункты 169, 170 настоящего документа).

2.81. Отказано было и в оглашении протокола его допроса на предварительном следствии в связи со странным обстоятельством - защита не предприняла мер для вызова данного свидетеля на судебное заседание (пункт 171 настоящего документа, где в вызове эксперта было отказано).

2.82. Повторное ходатайство о вызове и допросе, после того, как государственное обвинение перестало возражать против вызова, было удовлетворено, эксперты в конечном итоге были допрошены (пункты 180, 181, 204-211, 221-229 настоящего документа).

Допрос эксперта-религиоведа

2.83. При допросе эксперта-религиоведа защита пыталась выяснить: почему в нарушение законодательства эксперт не изложил важные для понимания экспертизы положения, в частности примененные методы; проведены ли исследования объективно, на научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности; провел ли эксперт полное исследование представленных ему объектов и материалов дела; дал обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Как видно, в экспертизах сразу идет изложение «результатов» исследования, которые сводятся к краткому изложению содержания источника. Ответы на вопросы даются коротко и безапелляционно, без необходимого в экспертных заключениях обоснования. Надо было выяснить, как эксперт справился с известной методологической проблемой религиоведения - отождествлении с религиозной традицией и дистанцировании от нее, так как по ее результатам либо объективность страдает из-за субъективности позиции, либо возникает опасность фальсификации. Экспертом вопрос об истинности той или иной религии не оставлен «за скобками», отсутствует беспристрастность. Какие научные работы эксперт использовал при составлении экспертиз. Все это дало бы возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных и исключить предположение, изложил ли эксперт лишь свое личное мнение, пользовался ли эксперт источниками сомнительными и непроверенными либо вообще ни на чем не основывался, а лишь изложил свое личное мнение.

2.84. Как стало ясно в процессе допроса, эксперт в основном критикует религиозные воззрения «Хизб ут-Тахрир». Причем ясно показывает, что про некоторые моменты своих высказываний в литературе «Хизб ут-Тахрир» не читал. Прямо говорит, что информацию для экспертного исследования взял из средств массовой информации и из интернета, но уже не помнит содержание и авторов этих статей. Председательствующий же отклонил важнейшие вопросы защиты, хотя эксперт пояснил, что его методика заключалась в следующем - смотрел другие экспертизы и делал свои. В связи с тем, что эксперт делит ислам на «традиционный» и нетрадиционный», а из экспертиз следовало, что по мнению эксперта традиционный ислам исповедует группа мусульман, признанная судом экстремистской, суд не дал выяснить эти вопросы, более того, за этот вопрос сделал замечание защитнику. Необоснованно замечание сделано так же за якобы неподготовленность к судебному заседанию. Необоснованно вынес предупреждение защитнику о недопустимости искажения ответа эксперта. Необоснованно предупредил защитника, что если он будет продолжать ставить перед экспертом вопросы, не касающиеся разъяснения заключения, ему будет сделано замечание за неподчинение председательствующему (защитник пытался выяснить, как эксперт за короткое время смог оценить большое количество предоставленного материала). При попытке защиты обратить внимание на содержание заключения эксперта в томе 17 на л.д. 39 председательствующий потребовал назвать реквизиты заключения, что повлекло заявление ходатайства о перерыве для уточнения этого не имеющего значения для допроса обстоятельства, в итоге вопрос так и не был задан. В конце председательствующий указал стороне защиты на не подготовленность к судебному заседанию без оснований (пункты 206, 207, 208, 209, 210, 211 настоящего документа).

2.85. В результате таким образом поставленного допроса защита была лишена возможности задавать текущие вопросы, а так же дальнейшие вопросы из-за опасений дальнейших замечаний со стороны председательствующего, и возможной дисциплинарной ответственности.

2.86. Такого рода допрос защита приравнивает как к полному отказу в допросе эксперта.

2.87. Защита позже вновь ходатайствовала оказать содействие в истребовании у эксперта религиоведа копии документов, свидетельствующих о его специализации «исламоведение», а так же вызове его в суд и допросе по поставленным письменно вопросам, так как эксперт не смог ответить на вопросы об использованных им источниках и их авторах, найденные стороной защиты использованные экспертом источники не относятся к религиоведческим, являются статьями журналистов либо правозащитников, которые открыто ссылаются на источники в правоохранительных органах, на содержание обвинительных заключений и приговоров, а также на собственные предположения. Подобное приводит к ситуации, когда источники , на которые ссылается эксперт-исламовед, основаны на источниках в правоохранительных органах, религиоведческая экспертиза основана на этих статьях, а выводы государственного обвинения основаны на выводах эксперта-исламоведа. Следовательно, через Шагавиева оказалась легализована непроверенная информация. Так же вызвало сомнение способность экксперта в короткий срок изучить огромный объем литературы. Суд в ходатайстве отказал (пункт 231, 235 настоящего документа).

Допрос эксперта-психолога

2.88. На многие вопросы эксперт дает ответы, не соответствующие теме вопроса, дала не поддающиеся разумному осмыслению ответы, прямо говорит, что использовала при изготовлении экспертизы теорию, частные мнения некоторых лиц; оценивала только один журнал из многих; огромный объем материала смогла оценить в связи с обладанием ей методикой скорочтения. По оценке защиты, высказанной позднее, оперировала фразами, вырванные из контекста, представив их в обвинительном свете (пункты 221, 222, 223, 238 настоящего документа).

2.89. Учтя произошедшее при допросе эксперта-религиоведа, защита поставила перед экспертом-психологом вопросы в письменном виде, оформив это в виде ходатайства, в преамбуле четко выразив цель, которую желает достичь в ходе допроса. При допросе эксперта-психолога защита пыталась выяснить: почему в нарушение законодательства эксперт не отразила содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, хотя в науке психологии методология хорошо разработана; проведено ли исследование всесторонне и в полном объеме; основывается ли заключение на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных; проведено ли полное исследование представленных ему объектов и материалов дела; обоснованно и объективно ли заключение по поставленным перед ним вопросам; учитывался ли общественно-политический, социально-психологический и культурный контекст, в рамках которого данный материал подается читателям или слушателям (в частности, как оказалось, что вопреки выводам эксперта, все подсудимые психически здоровы и исключительно положительно характеризуются, на фоне того, что невротические расстройства и психогенные депрессии являются самыми частыми видами психических расстройств); не делает ли эксперт экспертизы на основании цитат, вырванных из контекста; как экспертом были учтены граничные условия методик, в нашем случае сугубо религиозное содержание исследуемого материала (религиозные догмы, которые критикует эксперт, используют не только представители Хизб ут-Тахрир, а совсем недавно вредное влияние приписывалось и православию); использовала ли эксперт сектоборческую, с позиции православия, литературу; почему книги, которые по общепризнанному мнению оказывают воздействие на людей, согласно ее заключения не оказывают; как оказалось, что эксперт сделала выводы по книгам на других языках; как эксперт за короткое время смогла оценить большой объем материала; каким образом исследованные материалы направлены на возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка (как указано в выводах эксперта).

2.90. Одной из целей допроса было выявить и компенсировать вышеуказанные недостатки.

2.91. Председательствующий необоснованно сделал замечание защитнику Валиуллину Р.Р. за ссылку на собственное мнение по литературе, тогда защитник передал список из 35 вопросов с преамбулой. Судебная коллегия определила поставленные защитником вопросы, по просьбе эксперта, отклонить, за исключением трех вопросов (пункты 225, 226, 227, 228 настоящего документа).

2.92. В итоге защита не смогла реализовать свое право на допрос эксперта, подобный допрос, по мнению защиты, приравнивается к отказу в ходатайстве о допросе.

Отказ в вызове и допросе экспертов-политологов

2.93. В ходе судебного заседания государственное обвинение ходатайствовало назначить политологическую экспертизу по материалам, изъятым у подсудимых. Судебная коллегия определила назначить политологическую экспертизу (пункты 232, 236, 239 настоящего документа).

2.94. Заключением экспертизы установлено, что у партии «Хизб ут-Тахрир» есть намерение прийти к власти в Российской Федерации насильственным путем, а также намерение насильственным путем изменить конституционный строй Российской Федерации, в том числе путем военного переворота (пункт 241 настоящего документа).

2.95. Защита ходатайствовала о допросе экспертов-политологов, считая, что если «Хизб ут-Тахрир» будет использовать в своей литературе какие-либо коды или шифры, то никогда не доведет до понимания уммы идеологию (Ислам), а наоборот, добьется того, что умма (подобно экспертам) обвинит Хизб ут-Тахрир в лицемерии и отдалится от него, а экспертами ясные тексты о недопустимости насилия отвергаются, а ищутся скрытые смыслы; эксперты-политологи при производстве экспертизы опираются на собственные предположения; смысл хадисов свидетельствует о том, что в них речь идет о халифах (правителях мусульман), только в этом случае мусульманам дозволяется с оружием в руках выступать против правителя; эксперты все фразы, к которым апеллируют, вырвали из контекста; литература исследуется избирательно, в частности, никак не исследуется фундаментальный труд Набхани «Исламское государство»; высказывания оппонентов ХТ, как следует из исследованной литературы, присваиваются самим членам ХТ; исследовательская часть экспертизы противоречит выводам; политологи фактически ответили на вопрос, на который имеет право ответить только суд; не учтены ряд факторов, в частности исторический, географический и временной, условия, при которых были написаны труды авторов; разрешены вопросы, не относящиеся к компетенции экспертов; заключения экспертов-политологов никакого отношения к предъявленному обвинению в присоединении России к «Халифату» не имеют, так как согласно обвинению прямой захват власти произойти был не должен, а должно было произойти присоединение к халифату, образовавшемуся в другой стране. В ходатайстве было отказано (пункт 242, 244 настоящего документа).

2.96. Защита так же ходатайствовала предоставить возможность огласить материалы, являющиеся вещественными доказательствами на которые ссылаются эксперты в своем заключении с целью показать несостоятельность заключения экспертов. Судебная коллегия определила в удовлетворении ходатайства отказать (пункт 245, 246 настоящего документа).

Выводы

2.97. Отказом в допросе экспертов была подорвана вся система защиты, так как это практически единственные свидетели, на которых строится все обвинение (остальные доказательства сводятся только к причастности подсудимых к «Хизб ут-Тахрир»). Допрос экспертов мог бы внести вклад в поддержание равного процессуально-правового статуса обвинения и защиты. Отказом в допросе экспертов защите не была предоставлена надлежащая и достаточная возможность оспорить заявления, которые явятся юридическим основанием приговора. Кассационное определение Верховного Суда России основывалось исключительно на выводах экспертов касаемо обвинения в насильственном изменении конституционного строя и захвата власти (пункт 285 настоящего документа).

2.98. Сторона защиты вынуждена была заявить о вызове экспертов письменное ходатайство с изложением всех интересующих моментов, но эти вопросы так и остались не выясненными. Перечень вопросов имеется в материалах дела, и из них становится понятным, какой противоречивой и ненаучной были экспертизы, положенные в основу приговора.

2.99. Европейский Суд постановил, что при назначении эксперта судом право на справедливое разбирательство требует, чтобы все стороны имели возможность поставить перед экспертом вопросы и опросить его в ходе процесса (Mantovanelli v.France, 18 марта 1997 г., ECHR 1997II).

2.100. В деле Balsyte-Lideikiene v. Lithuania Европейский суд отметил, что подпараграф (d) параграфа 3 статьи 6 Конвенции относится к свидетелям, а не к экспертам. Однако Суд установил, что гарантии, содержащиеся в параграфе 3 являются составной частью концепции справедливого судебного разбирательства, указанных в параграфе 1 статьи 6 (см., кроме прочего, Artico v. Italy, решение от 13 мая 1980 г., § 32; Goddi v. Italy, решение от 9 апреля 1984 г., § 28; и Colozza and Rubinat v. Italy, решение от 12 февраля 1985 г., § 26). В указанном деле национальный суд обязан был исследовать жалобы заявителей по общему правилу, установленному параграфом 1 статьи 6. Суд принял во внимание тот факт, что суд первой инстанции назначил экспертов для заключения в сфере политической науки, библиографии, психологии и истории с целью определения, представляет ли соответствующий текст угрозу обществу. Суд обратил особенное внимание на тот факт, что находя обвиняемого виновным, национальные суды обеих инстанций обширно цитировали заключения этих экспертов. Исходя из этого, Суд пришел к заключению, что в деле Balsyte-Lideikiene v. Lithuania заключения экспертов, сделанные до судебного заседания сыграли ключевую роль в судебном процесс против заявителя. Поэтому необходимо определить, выражал ли заявитель свою волю на допрос экспертов в открытом судебном заседании, и если да, была ли такая возможность ему предоставлена. Поскольку в данном деле заявитель такую волю высказывала, а суды обеих инстанцию отказали ей в допросе экспертов, сославшись, что их отсутствие не влечет нарушения каких-либо процессуальных прав заявителя, Суд признал нарушение параграфа 1 статьи 6 Конвенции (решение Balsyte-Lideikiene v. Lithuania от 4 февраля 2009 года, пар. 63-66).

2.101. Кроме того, выводы политологической экспертизы не соответствовали формулировкам обвинения, в целом все три экспертизы противоречивы, а суд не привел тексты, по его мнению подтверждающие обвинение, а целиком положился на выводы экспертов. Не были исследованы спорные источники не только в приговоре, но отказано в их исследовании и в судебном заседании.

2.102. Обвинительное заключение изложено следующим образом: «...совершал с целью выполнения третьего этапа доктрины непременного поэтапного создания теократического унитарного государства - Всемирного Халифата, противоречащей традиционному толкованию в Исламе, а именно: организованного членами данной террористической организации принудительного объединения территории Российской Федерации с теократическим унитарным государством - Халифат» (пункт 19 настоящего документа).

2.103. Экспертом-религиоведом отмечено: «в литературе утверждается, что ислам распространяется армией халифата, то есть военным путем» (пункт 8 настоящего документа).

2.104. Эксперты-политологи заключили, что «Хизб ут-Тахрир» не отвергает, а, напротив, даже предписывает в определенных обстоятельствах сопротивление правительству вооруженным путем и свержение правительства (пункт 241 настоящего документа), то есть правительство свергается непосредственно членами Хизб ут-Тахрир в России.

2.105. Свидетели предложили еще несколько вариантов захвата власти, вплоть до экзотических (пункты подпункт «g» пункта 2.41., пункт 2.52. настоящего документа).

2.106. Причину этих противоречий необходимо было выяснить в судебном заседании, а суду исследовать в приговоре, объяснить, почему он поверил одним показаниям, отверг другие показания.

2.107. Кроме того, в материалах дела имеются доказательства того, что в России за положительное для литературы «Хизб ут-Тахрир» заключение экспертизы была угроза преследования со стороны прокуратуры, законность которой подтвердил суд (пункт 3, 4 настоящего документа), что еще более подрывает ценность отрицательных экспертиз, так как все эксперты могут находиться под подобной угрозой.

ОТКАЗ ИССЛЕДОВАТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА НАДЛЕЖАЩИМ ОБРАЗОМ

2.108. Считаю, что по делу нарушены пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела...», так как при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

2.109. Согласно статьи 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

2.110. Согласно статье 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

2.111. В соответствии со статьей 379 УПК РФ такое нарушение является основанием для отмены или изменения приговора.

2.112. В пунктах 2-4, 6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» содержится разъяснение этих норм. Так, согласно Постановления, «при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д. С учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Если преступление совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. В случаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие».

2.113. Суд в приговоре просто выборочно цитировал показания свидетелей, а так же выводы экспертиз, не исследовал причину существенных противоречий в показаниях свидетелей, а так же противоречия в выводах политологической и религиоведческой экспертизы (пункты 2.103. - 2.105. настоящего документа), а те доказательства, которые опровергают обвинение просто не приводятся (в частности, оправдывающее содержание исследуемых материалов - вещественных доказательств).

2.114. Оценка доказательств в приговоре нелогична, избирательна и непоследовательна, выводы основывались преимущественно на заключениях экспертиз, частично на показаниях свидетелей, достоверность и противоречивость которых также порождает сомнения.

2.115. Суд кассационной инстанции сослался только на заключения экспертиз при обвинении в насильственном захвате власти и изменении конституционного строя, что еще более добавило неопределенности, по каким основанием осуждены подсудимые.

2.116. Европейский Суд всегда отмечает, что при оценке свидетельств общим принципом является применение стандарта доказательства «вне разумных сомнений». Такое доказательство следует из сосуществования достаточно сильных, понятных и согласующихся между собой обстоятельств и других аналогичных неопровержимых допущений факта, что не соблюдено в приговоре суда первой инстанции, не исправлено в кассационном определении.

ИЗМЕНЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ В ПРИГОВОРЕ

2.117. Считаю нарушенной часть 1 статьи 6 Конвенции, согласно которой каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом... В соответствии с подпунктом «a», «b» п. 3 ст. 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения; иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты.

2.118. Обвинение, предъявленное в ходе предварительного следствия подсудимым, сформулировано следующим образом: «Все указанные выше противоправные действия... совершал с целью выполнения третьего этапа доктрины непременного поэтапного создания теократического унитарного государства - Всемирного Халифата, противоречащей традиционному толкованию в Исламе, а именно: организованного членами данной террористической организации принудительного объединения территории Российской Федерации с теократическим унитарным государством - Халифат...» (пункт 19 настоящего документа).

2.119. В приговоре же судебная коллегия посчитала установленным, что международная террористическая организация «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль Ислами») является политической партией и преследует политические цели на захват власти и изменение существующего строя в тех регионах, где действуют её структурные подразделения (пункт 273 настоящего документа). То есть, как становится понятным, выполнить захват власти своими силами, а не присоединить к халифату в абстрактной стране, как указано в обвинительном заключении.

2.120. Одним из общих условий судебного разбирательства является проведение его в установленных законом пределах. Согласно статье 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Вместе с тем в части 2 данной статьи предусматривается возможность изменения обвинения в суде при условии, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

2.121. Своим Определением от 12 июля 2001 г. № 168-О Конституционный Суд РФ разъяснил смысл указанной статьи (вернее аналогичной ей в утратившем силу УПК): «Оспариваемая В.А. Федоровым статья 254 УПК РСФСР предусматривает, что разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту; если же изменение обвинения влечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, суд может направить дело для дополнительного следствия или дознания. Изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду, не допускается. Если изменение обвинения заключается в исключении части его или признаков преступления, отягчающих ответственность подсудимого, что, по сути, является частичной реабилитацией лица, суд вправе продолжать разбирательство дела в остальной части. Из содержащихся в данной статье норм, таким образом, не следует, что суд вправе, будь то по ходатайству сторон или по собственной инициативе, формулировать и обосновывать новое, ранее не предъявлявшееся лицу обвинение: они позволяют суду принимать решения по делу только в рамках того обвинения, которое было предъявлено обвиняемому органами уголовного преследования и поддерживалось в судебном заседании государственным обвинителем и потерпевшим - как в части фактических обстоятельств совершения преступления, так и в части их уголовно-правовой оценки... Вместе с тем, если изменение судом квалификации содеянного им оказалось связанным с предъявлением обвинения, хотя и не отягчающего его положения, но отличающегося по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного, это может служить основанием для пересмотра принятого судом решения вышестоящим судом».

2.122. Согласно пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора... Существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту.

2.123. Европейским судом по правам человека так же рассматривался вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела. По делу Маттеи против Франции [Mattei v. France] (№ 34043/02) была обжалована переквалификация преступления на соучастие в преступлении на стадии вынесении приговора апелляционным судом. На более ранних стадиях процесса, в частности в приговоре суда первой инстанции, вопрос о возможности квалификации действий заявительницы как пособничества и подстрекательства возникал и даже обсуждался. Однако в приговоре суда первой инстанции также отмечалась активная роль заявительницы в планировавшихся терактах, и понятие соучастия как такового на более ранних стадиях процесса не фигурировало. Европейский суд не установил, что заявительница сознавала возможность переквалификации ее действий на пособничество и подстрекательство к покушению на вымогательство. С учетом «необходимости особого внимания к уведомлению подсудимого об «обвинении» и решающей роли обвинительного заключения» в уголовном процессе, положения пункта 3 статьи 6 Конвенции не были соблюдены. Суд так же отметил, что пособничество и подстрекательство представляли только степень участия в преступлении; кроме того, принцип строгого толкования уголовного законодательства не допускает уклонения от рассмотрения специфических элементов пособничества и подстрекательства. По аналогии с делом «Пелиссье и Сасси против Франции» [Pelissier and Sassi v. France] логично предположить, что тактика защиты заявительницы могла быть иной по сравнению с защитой в отношении основного обвинения. Таким образом, было допущено вмешательство в право заявительницы быть подробно уведомленной о характере и основании предъявленного ей обвинения и право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты. Поэтому было допущено нарушение требований подпунктов «а» и «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции, взятых в совокупности с пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

2.124. Изменение судом обвинения в приговоре в вышеуказанной части существенно отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда.

2.125. Судебная коллегия самостоятельно изменила сущность обвинения, без обсуждения этого вопроса в открытом судебном заседании, а кассационная инстанция не анализировала этот довод кассационной жалобы, чем было нарушено право на защиту подсудимых, так как в любом случае в судебном заседании должны были быть установлены конкретные планы подсудимых на реализацию диспозиции вменяемых им статей уголовного кодекса. Обвиняемые же смогли бы дать четкий ответ, почему прямое свержение власти не предусмотрено документами партии.

НАРУШЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ РЕШЕНИЕМ УНИЧТОЖИТЬ МАТЕРИАЛЫ

2.126. Считаю нарушенной статью 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

2.127. Согласно приговора литература, изъятая у подсудимых, судебная коллегия решила уничтожить (пункт 280 настоящего документа). Однако данное решение не имеет основы в законе, имущество подлежит возврату.

ВМЕНЯЕМЫЕ ДЕЯНИЯ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ СОГЛАСНО УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

2.128. Считаю нарушенной статью 7 Конвенции, согласно которой «Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением».

Осуждение за совершении преступления, предусмотренного статьей 278 УК РФ через часть 1 статьи 30 УК РФ.

2.129. Диспозиция статьи 278 Уголовного кодекса Российской Федерации звучит так: «Действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации».

2.130. У обвиняемых не было намерения совершать указанных действий, а было только желание, чтобы восстановился «Халифат» в странах, где он ранее существовал, но не собственными действиями (показания подсудимых в пунктах 183-190, 192-194, 196-198, 213 настоящего документа). Оснований не доверять показаниям подсудимых не имеется с учетом их характеристик, а показаниям свидетелей и экспертов, с учетом их противоречивости, основания не доверять есть.

2.131. Что касается обвинения, то оно связано с предполагаемой внешней политикой указанного «Халифата», которая была актуальна в момент создания «Хизб ут-Тахрир» в Палестине (пункт 19 настоящего документа). Приговором же неожиданно было установлено намерение членов «Хизб ут-Тахрир» взять власть в свои руки самостоятельно (пункт 273 настоящего документа).

2.132. Ясно, данные действия «Халифата» не охватывались умыслом обвиняемых. На данный момент события на мировой арене кардинально изменились, в частности прекратили существование ряд государств, существовавших в момент жизни и деятельности основателя партии и автора трудов, являющихся фундаментальными для партии.

2.133. Никто не должен нести ответственность за отдаленные, тем более – за гипотетические последствия.

2.134. Диспозиция статьи 278 УК РФ требует, чтобы выполнивший ее субъект выполнил «действия», а не высказывания в общей форме, как имело место в нашем случае. Факты совершения обвиняемыми действий, непосредственно направленных на насильственный захват власти в России или насильственное изменение ее конституционного строя, не установлены. Не установлены факты совершении каких-либо иных правонарушений членами партии, в частности намерения кого-либо из членов партии приобретать оружие, проходить военную подготовку. Члены партии даже не занимались спортом.

2.135. Как видно из материалов дела, привлечение к уголовной ответственности по такой тяжелой статье было неожиданностью не только для обвиняемых, но и для всего российского общества - в частности мусульман, правозащитников, простых граждан.

2.136. В приговоре, кроме всего прочего, необходимо было обосновать вину в совершении преступления, а именно осознание уголовной противоправности, которое означает, что лицо знало об уголовной ответственности за деяния, которые оно совершало (хотя бы в общих чертах), и о том, что они запрещены под страхом наказания. Показания свидетелей против них противоречивы, есть основания полагать, что на них оказывалось воздействие правоохранительными органами, а самое главное, они были знакомы с обвиняемыми крайне короткое время, чтобы с ними делились такими серьезными преступными планами.

2.137. Предвидение наступления общественно опасных последствий своего деяния означает представление лица о вреде, который в результате его действия или бездействия будет причинен интересам, охраняемым уголовным законом от преступных посягательств. Предвидение должно носить конкретный характер, то есть виновный предвидит не последствия вообще, а последствия определенного характера и тяжести, наступающих именно от совершенного этим лицом действия или бездействия.

2.138. Приготовление к преступлению обязательно должно быть с прямым умыслом (часть 2 статьи 25 УК РФ).

2.139. В приговоре, кроме всего прочего, не расписано подробно, каков именно будет механизм предполагаемого насильственного захвата власти и насильственного изменения конституционного строя. С учетом того, что в суде давались самые различные, противоречивые версии. Обвинение в совершении преступления, тем более такого серьезного, не может быть абстрактно.

2.140. В целом обвинение в совершении действий, предусмотренных статьей 278 УК РФ через часть 1 статьи 30 УК РФ, не может рассматриваться серьезно, учитывая характеризующие данные обвиняемых, изложенные в разделе 1, следовательно в этой части обвиняемых необходимо оправдать.

Обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205-1 УК РФ.

2.141. Что касается обвинения по части 1 статьи 205-1 УК РФ, которое в обвинительном заключении звучит следующим образом: «Содействуя террористической деятельности, осуществляемой международной террористической организацией «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») в Российской Федерации, а именно при указанных выше обстоятельствах, склоняя, вербуя и иным образом вовлекая вышеперечисленных лиц в совершение преступления, предусмотренного статьей 278 УК РФ, а так же подготавливая их к совершению этого преступления, и осуществляя финансирование терроризма, совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 205-1 УК РФ».

2.142. Часть 1 статьи 205-1 звучит так: «Склонение, вербовка или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, вооружение или подготовка лица в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений, а равно финансирование терроризма».

2.143. Напомню, что кроме этого обвиняемые обвиняются в приготовлении в совершении преступления, предусмотренного статьей 278 УК РФ, то есть через часть 1 статьи 30 УК РФ, которая звучит так: «Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

2.144. А в обвинительном заключении это обвинение в этом самом приготовлении изложено следующим образом: «...совершил приготовление, а именно приискание соучастников, сговор на совершение действий и иное умышленное создание условий для совершения действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации...»

2.145. Следовательно, нормы статьи 278 УК РФ, вменяемые через часть 1 статьи 30 УК РФ, являются специальными по отношению к норме ст. 205-1 УК РФ, в нашем случае имеет место совокупность преступлений, деяния были одни и те же и направленные на одни и те же последствия, дополнительной квалификации по ним не требуется. Поэтому необходимо оправдать обвиняемых и по этой статье по основаниям, изложенным при анализе обвинения в совершении преступления, предусмотренного статьей 278 УК РФ.

2.146. Иное означало бы отступлением от принципа невозможности ответственности дважды за одно и то же преступление.

Обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282-2 УК РФ.

2.147. Часть 1 статьи 282-2 звучит так: «Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

2.148. Во-первых, считаю не доказанным организацию Хасановым А.Д. деятельности организации, а лишь только участие. Все свидетели, которые указывают на его руководящую роль в организации, основываются лишь только на предположении или догадке, что не может быть положено в основу обвинительного приговора. Кроме того, они допрошены с нарушением требований Конвенции.

2.149. Во-вторых, даже если имело место какая-либо причастность Хасанова А.Д. к «Хизб ут-Тахрир», то это деяние в силу малозначительности не представляло общественной опасности, с учетом характеристик обвиняемых, которые я давал ранее в разделе «Обстоятельства дела» настоящей жалобы, а так же недоказанности общественной опасности совершения Хасановым А.Д. этого преступления.

2.150. Согласно части 2 статьи 14 УК РФ «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

2.151. Следовательно, наказание за совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282-2 УК РФ, является необоснованным, с учетом изложенной в пунктах 2.152. - 2.192. настоящего документа позиции.

ОСУЖДЕНИЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ НЕОБХОДИМЫМ В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ

2.152. Согласно позиции Европейского суда уровень точности национального законодательства, - а оно не в состоянии предусмотреть всех возможных случаев, - во многом зависит от текста закона, определения сферы его действия и статуса его адресатов. Толкование и применение внутреннего законодательства возлагаются прежде всего на национальные органы власти. Суд рассматривает вопросы толкования закона национальными властями только в том случае, если оно было чересчур произвольным.

2.153. Считаем, что осуждением обвиняемых осуществлено вмешательство в их следующие права, предусмотренные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод:

- Статьей 9, согласно которой «Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов»;

- Статьей 10, согласно которой «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ»;

- Статьей 11, согласно которой «Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими...».

2.154. Согласно позиции Европейского суда несмотря на автономную роль и особую сферу применения статьи 11 Конвенции (свобода ассоциаций), она должна также рассматриваться в свете статьи 10 (свобода слова). Защита мнений и свободы выражать их - одна из целей свободы собрания и создания ассоциации, как сказано в статье 11. Суд много раз подчеркивал, что не может быть никакой демократии без плюрализма.

2.155. В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции, «осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

2.156. В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Конвенции не допустимо ограничение свободы мысли, совести и религии даже в интересах национальной безопасности и сохранения территориальной целостности.

2.157. Согласно приговора подсудимые осуждены за их идеи (пункт 270 настоящего документа), а не неправомерные поступки (пункты 2.15. - 2.29. настоящего документа). Причем считаем установленным, что эти поступки находили выражение в высказывании мнения о том, что государственное устройство «халифата» является лучшим, чем любая другая система, о насильственном свержении государственного устройства речи не шло. Кроме того, большую часть приговора занимает обвинение подсудимых в исповедании «нетрадиционного ислама».

2.158. Поэтому, даже несмотря на то, как истолкует суд норму российского закона, необходимо рассмотреть, необходимо ли осуждение обвиняемых, более того, применение к ним столь суровых санкций, в демократическом обществе.

2.159. Согласно смысла Конвенции, на граждан договаривающихся государств не возлагается обязательство открыто и активно стоять на стороне свободной демократической системы и защищать ее.

2.160. Европейский суд по правам человека в нескольких своих решениях установил фундаментальные принципы, касающиеся статьи 10 Конвенции:

2.161. а) свобода выражения мнения представляет собой одно из существенных оснований демократического общества и одно из базовых условий прогресса общества и самореализации каждого индивидуума. Это утверждение, в смысле п. 1 ст. 10 Конвенции, относится не только к «информации» и «идеям», которые благозвучны и безобидны, но также и к тем, которые оскорбляют, шокируют или тревожат. Таковы требования плюрализма, толерантности и широты взглядов, без которых «демократическое общество» не может считаться таковым. Как указано в статье 10, эта свобода имеет исключения, которые, однако, должны быть четко установлены, а необходимость в каких бы то ни было ограничениях должна быть убедительно обоснована (см., например, решения Суда Handyside v. the United Kingdom, от 7 декабря 1976 г., стр. 23, § 49; Lingens v. Austria, от 8 июля 1986 г., стр. 26, § 41; и Jersild v. Denmark, от 23 сентября 1994 г., стр. 26, § 37, Fressoz and Roire v. France ([GC], no. 29183/95, § 45, ECHR 1999-I);

2.162. б) слово «необходимы» в п. 2 ст. 10 Конвенции предполагает существование «неотложной общественной потребности». Государство имеет определенные пределы оценки, существует ли такая потребность, однако, эта оценка тесно связана с европейским надзором за соблюдением прав и свобод, который включает и законодательство, и основанные на нем решения, в том числе принимаемые независимым судом. Европейский суд по правам человека, таким образом, наделен полномочиями давать окончательную трактовку того, было ли «ограничение» совместимо со свободой выражения, защищаемой статьей 10 (см., например, решение Lingens v. Austria, от 8 июля 1986 г., стр. 25, § 39);

2.163. в) выполняя свои надзорные полномочия, Европейский суд по правам человека обязан оценить поставленное под сомнение вмешательство в свободу выражения в свете всего дела целиком, включая содержание вмененных в вину заявителю высказываний и контекст, в котором он их сделал. В особенности, Суд обязан определить, пропорционально ли было вмешательство «преследуемым законным целям», а представленные официальными властями правовое обоснование причин вмешательства «относимыми и достаточными» (см. решение Lingens v. Austria, от 8 июля 1986 г., стр. 25-26, § 40, и решение the Barfod v. Denmark от 22 февраля 1989 г., стр. 12, § 28). Делая такую оценку, Суд должен убедиться, что официальные власти применили стандарты, соответствующие принципам, воплощенным в статье 10 и, более того, что сами власти базировались на адекватной оценке обстоятельств дела (см. решение Jersild v. Denmark, от 23 сентября 1994 г, стр. 26, § 31).

2.164. Соответственно, национальный суд должен был исследовать все обстоятельства, относящиеся к делу, и привести существенные причины наказания за идеи, принять во внимание все факторы, описанные в решениях ЕСПЧ. Если суд не сделает это (как в нашем случае), то это уже само по себе будет являться нарушением статьи 10 Конвенции.

2.165. Для этого, основываясь на материалах дела, необходимо проанализировать ситуацию, которая сложилась в Республике Татарстан вокруг лиц, причастных к деятельности «Хизб ут-Тахрир».

2.166. В казанской ячейке «Хизб ут-Тахрир» порядка 30 членов. До 2005 года они не скрывали, что причастны к ее деятельности, скрытность к ним пришла постепенно, потому что они начали понимать, что если они будут утверждать данный факт, то это уже состав преступления (пункт 45 настоящего документа).

2.167. Как видно, большинство из когда-либо причастных к партии, как свидетелей, так и обвиняемых, приняли ислам от другого причастного к партии лица. Если идею партии принял мусульманин, то вступлению в партию предшествовала его неосведомленность в вопросах религии.

2.168. С этого момента начинается тотальная изолированность этого человека от исламского общества, не причастного к партии, он общается только со светскими людьми и такими же как он, причастными к партии.

2.169. Причастные к партии люди занимают активную общественную позицию, считают, что с установлением «Халифата» на земле настанет благоденствие, поэтому пытаются поделиться своими взглядами с другими, но в лучшем случае от них отворачиваются и уходят, в худшем случае для пресечения разговора вызывают милицию. В результате они не имеют даже представления, что по каким-то вопросам их религии имеется иная точка зрения.

2.170. Несмотря на утверждения ДУМ РТ, что вопросы обучения и распространения знаний об Исламе возложены на официально зарегистрированные религиозные организации, или с их согласия либо ведома, а для создания религиозной организации требуется разрешение одной из централизованных организаций (пункты 20, 131 настоящего документа), реально такой деятельности с причастными к «Хизб ут-Тахрир» не проводится. Напротив, любое обращение к официальным лицам их организации приводит к отказу в разговоре, изгнанию из мечетей, вызову правоохранительных органов и доносу на них, иным людям священнослужители говорили, что не стоит с ними связываться, причастных к «Хизб ут-Тахрир» отчисляли из медресе (пункты 20, 50, 79, 95, 129, 133, 136, 137, 143, 172, 176, 191 настоящего документа). Причем, как видно из обстоятельств дела, священнослужитель на допросе утверждает, что вызывали милицию и прогоняли из мечети за хулиганское поведение, а свидетель, как видно, друг священнослужителя, утверждает, что не помнит, были ли оскорбления со стороны членов «Хизб ут-Тахрир». Никто им не объяснял, в чем их заблуждение.

2.171. Такая ситуация сложилась в результате того, что практически любой пообщавшийся с членом «Хизб ут-Тахрир» вызывается в правоохранительные органы, к нему применяются разные незаконные меры, от оскорблений, запугиваний до избиения (пункты 121, 158, 164, 165, 175, 177 настоящего документа). Этого, естественно, никто не желает.

15.172. На фоне вышеизложенного государство оказывает давление на медресе в Татарстане и лиц, получающих образование за рубежом, которые как раз и являются теми, кто несет свет исламского образования в обществе, препятствуя возникновению отклонений среди мусульман. Государство виновно так же в необоснованном тотальном запрете исламской литературы, объявлении ее экстремистскими материалами (об этом свидетельствуют приложенные к делу в ходе судебного процесса доклады правозащитных организаций).

2.173. Так же важно ответить на вопрос, вступали ли личное поведение и личные высказывания обвиняемых в противоречие с конституционным порядком.

2.174. Известно, что программа партии в некоторых делах может содержать цели и намерения, отличающиеся от тех, которые она провозглашает. Для того, чтобы удостовериться в обратном, содержание программы должно быть сравнено с действиями членов партии, а также с позициями, которые они избирают.

2.175. У государственного обвинения, а впоследствии и в приговоре не получил отражение факт того, что на протяжении длительного существования партии его члены нарушили какой-либо российский закон, а наоборот, о членах партии говорят как о положительных и законопослушных гражданах, правоохранительные органы в официальном документе подтверждают, что не установлено фактов разжигания вражды членами «Хизб ут-Тахрир» (пункты 2.15. - 2.29. настоящего документа).

2.176. Действительно, в нескольких документах «Хизб ут-Тахрир» имеются элементы антисемитизма. Но не установлены документы либо конкретные случаи, в которых антисемитизм членов партии как-то применялся бы к России, а не к Ближнему Востоку. Антисемитизм источников партии связан с тем, что партия была основана в Палестине и основной ее идей являлось освобождение Палестины от оккупации Израиля. И рациональный смысл этого антисемитизма как раз и заключается в том, что в любой оккупированной стране люди всевозможным образом порочат завоевателя.

2.177. Необходимо обратить внимание, что одноклассники, одногруппники, соседи, знакомые, друзья и мусульмане встают на защиту обвиняемых.

2.178. Поэтому, в отсутствие конкретных действий, ставящих под сомнение невиновность обвиняемых, не следует подвергать сомнению слова подсудимых об отсутствии умысла на вменяемые преступления, которое они изложили в своих показаниях (пункты 183-190, 192-194, 196-198, 213 настоящего документа).

2.179. В конечном итоге обвиняемые высказывали лишь свое видение религии, внешней политики воображаемого ими «халифата». Цель – установление всемирного халифата – не может сама по себе быть основанием для санкций, как и стремление к восстановлению самодержавия или диктатуры пролетариата.

2.180. Кроме того, любая религия, любое законодательство стран как теорию предусматривает войну, оскорбительные высказывания в отношении иноверцев.

2.181. Следовательно, можно сказать, что осуждение подсудимых не было оправдано «настоятельной общественной необходимостью», вмешательство не было «соразмерным преследуемой правомерной цели» и выдвигаемые государственным обвинением доводы в оправдание вмешательства не были «соответствующими и достаточными».

2.182. Европейский суд по правам человека указывает, что в рамках п. 2 статьи 10 Конвенции есть очень небольшие основания для ограничения политических речей или обсуждения общественно значимых вопросов (см. решение the Wingrove v. the United Kingdom от 25 ноября 1996 г., § 58). Более того, границы допустимой критики правительства гораздо шире, чем критики частного лица или даже политика. В демократической системе действия и упущения правительства должны подвергаться тщательному исследованию не только законодательной и судебной властью, но и общественным мнением. Доминантное положение, которое занимает правительство, обязывает его проявлять сдержанность в использовании уголовного преследования, в особенности когда существуют иные средства реагирования на необоснованные нападки и критику его оппонентов. Несмотря на все это, государство в своем качестве гаранта общественного порядка, свободно в использовании средств воздействия, даже уголовно-процессуальных, для адекватного реагирования на подобные выпады, когда это касается призывов к насилию в отношении одного человека или группы людей (см., решение the Incal v. Turkey от 9 июня 1998 г., § 54).

2.183. Европейский суд по правам человека в качестве определяющего критерия, оправдывающего вмешательство в свободу выражения мнения по общественно значимым вопросам, установил наличие в текстах языка ненависти и прославления насилия (см. решение Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 г., §62). Суд, в нашем случае, основав свой приговор большей частью на экспертизах текстов, изъятых у подсудимых, в приговоре не привел, какие именно тексты вызвали у него сомнение в их соответствии нормам демократического общества, не исследовал и не дал правовую оценку, равно как не исследован и политический, географический, социальный и культурный контексты, в которых эти тексты появились. Более того, не исследованы тексты даже в судебном заседании, а суд отклонил ходатайство об их исследование, сославшись на достаточность мнения эксперта (пункт 245, 246 настоящего документа). Защита же, в свою очередь, по этой причине не может опровергнуть тот смысл, который придал суд тому или иному утверждению. При этом вывод о наличии либо отсутствии состава преступления представляет собой вопрос права, подлежащий установлению в судебном процессе и изложению в приговоре, а не вопрос факта, который может быть поставлен перед экспертами.

2.184. Европейский суд подчеркивает, что особенное значение имеют конкретные слова, используемые в текстах, а равно контекст, в котором они они опубликованы (см. решение Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 г., §62).

2.185. Так, например, в деле Zana v. Turkey от 25 ноября 1997 г., Европейский суд по правам человека установил, что привлечение к уголовной ответственности за заявление о признании Курдской рабочей партии (которую ранее турецкий суд расценил террористической организацией) «национально-освободительным движением», а о совершенных ее сторонниками массовых убийствах женщин и детей - «ошибкой, которую может допустить каждый», сделанное публичной фигурой - бывшим мэром одного из самых крупных городов на юге Турции (где и действует Курдская рабочая партия) - на страницах крупной ежедневной национальной газеты, не является нарушением свободы выражения. Суд признал, что такие заявления при таких обстоятельствах могут привести к эскалации и без того взрывоопасной ситуации в том регионе, а потому вмешательно официальных властей признано Европейским судом правомерным (решение Zana v. Turkey от 25 ноября 1997 г., стр. 17, §57-60).

2.186. В аналогичном деле Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 года Европейский суд признал, что с учетом использования сепаратистским движением «Курдская рабочая партия» методов, основанных на насилии, и чувствительности ситуации с безопасностью на юго-востоке Турции, реакция официальных властей на публикации в общенациональном журнале призывов сепаратистов в виде уголовного преследования представляет собой законную цель (Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 г., §52).

2.187. Необходимо учитывать, что на территории Республики Татарстан на протяжении последних десяти лет не зарегистрировано ни одно конфликта на почве межэтнических либо межконфессиональных отношений, а равно между социальными группами населения. Более того, руководство республики неоднократно демонстрировала Татарстан в качестве образца и примера межконфессионального и межэтнического мира и согласия Президент Татарстана М.Шаймиев в своих публичных выступлениях постоянно подчеркивает, что многообразие представителей народов разных национальностей и религиозных конфессий, проживающих на территории Республики Татарстан является ее богатством и уникальностью.

2.188. Так, в деле Incal v. Turkey предметом рассмотрения Европейским судом по правам человека было уголовное преследование члена исполкома Народной партии труда за распространение листовки тиражом 10 тысяч экземпляров. В листовке шла речь о терроре государства в отношении курдского меньшинства, приводились утверждения, в которых действия турецких официальных властей в отношении жителей провинции Измир назывались «расистскими», «шовинистическими», «государственный террор», «спецоперация против курдского народа». Изучив все обстоятельства дела, Суд пришел к выводу, что осуждение заявителя было непропорциональным преследуемой властями цели и оно не было необходимым в демократическом обществе, признав нарушение статьи 10 Конвенции.

2.189. В деле Ceylan v. Turkey Суд исследовал обстоятельства привлечения к уголовной ответственности президента профсоюза за опубликование статьи «Для рабочих пришло время высказаться - завтра будет слишком поздно», опубликованной в столичном еженедельнике. В статье автор называет действия официальных властей «государственным терроризмом», «империалистами», «геноцидом» и призывает «весь наш народ и все наши силы к активному участию в борьбе» с ними. Изучив все обстоятельства этого дела, Суд пришел к выводу, что осуждение заявителя было непропорциональным преследуемой властями цели и оно не было необходимым в демократическом обществе, признав нарушение статьи 10 Конвенции.

2.190. Точно таким же образом Европейский суд по правам человека поступил в делах Arslan v. Turkey, Gerger v. Turkey, Polat v. Turkey, Karatas v. Turkey и во многих других, по обстоятельствам аналогичных делу Кашапова Р.Р.

2.191. Таким образом, необходимость в каких бы то ни было ограничениях свободы подсудимых официальными властями государственное обвинение в судебном заседании убедительно не обосновало. Уголовное преследование как мера реагирования было избыточным.

2.192. Резюмировать раздел можно следующим: Невозможно ограничить или исключить влияние антидемократических групп вообще, а «Хизб ут-Тахрир» это не самая значительная антидемократическая сила в России, поэтому не нуждается в проведении в отношении нее особых репрессии, с учетом того, что деятельность их в настоящий момент только мирная и приносящая пользу обществу, а напротив, необходимо усилить просветительские мероприятия, обучение людей их религии, издание религиозной литературы, повышение количества получивших высшее религиозное образование мусульман и вовлечение их в образовательный процесс. С учетом их социального состава репрессии членов «Хизб ут-Тахрир приведет к подавлению одной из разновидностей молодежных субкультур, что напротив может привести ее к экстремизму.

НЕОБХОДИМЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

2.193. В связи с тем, что фактически осуждение было связано с внешней политикой еще не созданного государства «Халифат», в связи с созданием которого осужденные видели решение всех проблем, считаю необходимым отметить, что законодательство любого государства, а так же любая религия предусматривает подобные положения.

2.194. Так, Федеральным законом от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне» закреплен механизм, позволяющий оперативно использовать за границей формирования Вооруженных Сил РФ. Так, по решению Президента РФ эти формирования могут использоваться для: отражения вооруженного нападения на формирования ВС РФ, другие войска или органы, дислоцированные за границей; отражения или предотвращения вооруженного нападения на другое государство, обратившееся к России с соответствующей просьбой; защиты российских граждан за рубежом от вооруженного нападения; борьбы с пиратством и обеспечения безопасности судоходства. Такое решение будет приниматься на основании соответствующего постановления Совета Федерации.

2.195. В статье 10 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» определяются основы противодействия терроризму, причем так расплывчато, что это может повлечь за собой объявление войны любым государством, и если следовать логике государственного обвинения, то российских граждан по аналогичным нормам закона можно привлекать к уголовной ответственности уже сейчас во всех иностранных государствах.

2.196. В Евангелии так же имеются оскорбительные высказывания в отношении иноверцев (так, видно, что эксперт-психолог оценивала литературу «Хизб ут-Тахрир» с позиций православной идеологии, хотя на исследование была представлена и Библия, в отношении которой она сделала вывод, что данная книга не способна оказать влияние на человека).

2.197. Так, Иисус сказал: «Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник» (Иоанн 10:1).

2.198. «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его» (Матф. 34-36).

2.199. В Откровении 19:11-21 записано: «И увидел я отверстое небо, и вот, конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует. Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадим. Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого. Он был облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: Слово Божие. И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченные в виссон белый и чистый. Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина Его ярости и гнева Бога Вседержителя. На одежде и на бедре Его написано имя: Царь царей и Господь господствующих. И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце; и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим посредине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию, чтобы пожирать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих. И увидел я зверя, и царей земных, и воинства их, собранные, чтоб сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его. И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою; а прочие убитые мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его, и все птицы напитались их трупами».

2.200. Что касается Ветхого Завета, то это: «Не отдавайте дочерей ваших в замужество за сыновей их, и их дочерей не берите за сыновей ваших, и не ищите мира с ними во все времена…» (2 Ездры 8:81-82). «А в городах сих народов, которых Господь Бог твой дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию: Хеттеев и Аморреев, и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, [и Гергесеев,] как повелел тебе Господь Бог твой, дабы они не научили вас делать такие же мерзости, какие они делали для богов своих, и дабы вы не грешили пред Господом Богом вашим» (Ветхий Завет, Второзаконие 20:16-18).

2.201. Такого рода текста в Библии предостаточно.

2.202. В приговоре часто использовалось такое понятие, как «традиционный ислам» в следующих контекстах:

- Материалы, противоречащие традиционному толкованию в исламе;

- Понятия, противоречащие традиционному толкованию в исламе;

- Вводил в религиозное заблуждение;

- Обучал религии без получения разрешения каких-либо лиц.

2.203. В связи с вышеуказанным хотелось бы напомнить, что согласно статьи 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.

2.204. Согласно статьи 28 Конституции России каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

2.205. Согласно статьи 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

2.206. В соответствии с прецедентным правом Европейского Суда государственная обязанность сохранения нейтралитета и беспристрастности несовместима с любым полномочием со стороны государства оценивать законность религиозных взглядов и убеждений.

2.207. Соответственно все обвинения в исповедании «нетрадиционного ислама» являются необоснованными, а самое главное, не должны были быть включены в приговор. Кроме того, обвинение не доказало «нетрадиционность» взглядов «Хизб ут-Тахрир».

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.