За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Преследования мусульман Защита по уголовным делам Осуждение известного издателя исламской литературы Айдара Хабибуллина

Осуждение известного издателя исламской литературы Айдара Хабибуллина

Когда у одного из известных и популярных издателей исламской литературы Айдара Хабибуллина нашли в квартире гранату, ни у кого, даже «священнослужителей» от ислама, не возникало сомнений, что это провокация, об этом все заявили открыто. Позже Айдар был обвинен в издательстве экстремистской литературы на основании надуманного экспертного заключения. Далее выяснилось, что оперативные работники недоработали, и «нашли» гранату в квартире, где Айдар никогда не проживал. Хотя все это было показано в судебном заседании, приговор был вынесен на основании путанных показаний одного свидетеля и экспертного заключения, однозначно опровергаемых всеми материалами уголовного дела. Кроме того, защите не была предоставлена возможность довести до суда свою позицию, получить доказательства, которые возможно получить только через суд.

1. Хабибуллин Айдар работает генеральным директором ООО «Издательская группа «САД», имеет награды: медаль «За спасение утопающих», медаль «За безупречную службу» 3 степени; при выполнении служебных обязанностей в горячих точках дважды получил военные травмы; характеризуется по месту службы положительно.

2. Согласно рецензии Духовного Управления мусульман Европейской части России книги издательства «САД» содержат информацию о мусульманской религии, о путях нравственного совершенствования человека, о добре, об отказе от совершения зла. В них пропагандируется соблюдение прав всех людей. В частности, книга «Основы ислама» средневекового мусульманского ученого Кадия Йада соответствует канонам традиционного ислама, а книга «Пророк Мухаммад Мустафа» (книга 2) оценена экспертами ДУМЕР положительно и рекомендована в качестве учебного пособия, рассказывает об установленных Пророком нормах Ислама, которые признаны и всем человечеством. Констатируется отсутствие негативных тенденций и экстремистской направленности в материалах книг.

3. 02 апреля 2009 года, как минимум, правоохранительные органы начали контролировать деятельность Габдрахманова, прослушивать его мобильный телефон.

4. 02 апреля 2009 года, как минимум, правоохранительные органы стали контролировать деятельность Айдара Хабибуллина. Мобильный телефон Хабибуллина Айдара прослушивался сотрудниками правоохранительных органов. В материалах дела имеется самая ранняя сводка за 02 апреля 2009 года. Последняя сводка № 27 датирована 20 июня 2009 года. Что касается этих сводок, то в материалах дела отсутствуют данные о полученном в суде разрешении на прослушивании этих разговоров.

5. 20 августа 2009 года, самое раннее, что известно, получено разрешение на прослушивание мобильного телефона Хабибуллина Айдара.

6. На сводках телефонных переговоров за 2010 год имеется отметка: «Разослать Федотову С.Н.» Так же имеется штамп с входящим номером 44/324с Центра обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию экстремизму ГУВД по Московской области.

7. 03 августа 2010 года с 11 часов 10 минут по 11 часов 45 минут о/у УР Салтыковского ГОМ Слабов Д.Ю. провел осмотр места происшествия по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. Салтыковка, Разинское шоссе, на бетонном столбе искусственного освещения, на высоте 2 метров обнаружена листовка формата А 4, с текстом имеющим заголовок со словами: «Во имя Аллаха милостивого милосердного». Данный лист был отклеен и упакован в бумажный конверт, скрепленный подписями понятых. Осмотр происходил в присутствии понятых Лебедева Владимира Вячеславовича и Завражина Романа Вячеславовича.

8. 03 августа 2010 года о/у УР Салтыковского ГОМ Маров Д.А. в кабинете № 6 Салтыковского ГОМ получил от Новаковского Д.В. четыре листовки с надписью «Во имя Аллаха Милостивого Милосердного». Выдача происходила в присутствии понятых, указанных в пункте 7 настоящего документа. Листовки обнаружены примерно в 10 часов утра. Заявление было написано около 13 часов дня. Объяснение было дано в 13 часов 20 минут. Как следует из объяснения, свидетель: «По прибытии в Салтыковское ГОМ им было написано заявление, в присутствии понятых были добровольно выданы сотрудникам милиции данные листовки в количестве четырех штук», то есть выдача листовок и написание заявления происходили одновременно, либо последовательно.

9. 10 августа 2010 года командир войсковой части 6888 передал Ишмухаметовой Светлане Дамировне жилое помещение по адресу ... Жилой дом сдан в эксплуатацию в 2010 году. Нанимателем Ишназаровой С. были сделаны замечания о состоянии квартиры: входная дверь задевает при открывании об пол; показания счетчика горячей воды 00002451; показания счетчика холодной воды 00000521; показания счетчика электроэнергии Т1 16,28, Т2 16,68.

10. 06 сентября 2010 года в 17 часов 30 минут старший следователь СО по г. Балашиха СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области Власенко Н.В., рассмотрев сообщение о преступлении предусмотренном ч. 1 ст. 282 УК РФ, поступившее 01 сентября 2010 года из УВД по г..о. Балашиха и материалы проверки установил обстоятельства, изложенные в пунктах 7-8 настоящего документа, сослался на лингвистическое исследование, согласно которого в изъятых листовках имеется противоправный текст, постановил возбудить уголовное дело № 117713 и принять его к своему производству.

11. 08 сентября 2010 года в ходе проведенного обыска на съемной квартире Габдрахманова Э. по адресу: Московская область, г. Балашиха, ... были обнаружены и изъяты: литература Издательской группы «САД» и граната Ф-1.

12. 08 сентября 2010 года свидетелю Новаковскому Денису Владимировичу был предъявлен для опознания Габдрахманов Эдуард, в результате чего Габдрахманов был опознан как лицо, расклеивавшее листовки.

13. 09 сентября 2010 года в 10 часов 30 минут следователь СО по г. Балашиха СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области приняв во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ по результатам обыска (пункт 11 настоящего документа), постановил возбудить уголовное дело № 117714.

14. 13 сентября 2010 года экспертами Батовым В.И. и Крюковой Н.Н. проведена психолого-лингвистическая экспертизы № 234/10 книги «Основы ислама», «Пророк Мухаммад Мустафа-2», листовки формата А-4, начинающаяся со слов: «Во имя Аллаха милосердного» и заканчивающаяся словами: «И хвала Аллаху, господу миров».

15. Согласно мнению экспертов, листовка адресована всем, кого заинтересует данный материал, прежде всего людям мусульманского вероисповедания. Тип текста в представленной статье — агрессивный. Данный призван запугать людей положительно относящихся к исламу или приверженце ислама не участвующих в джихаде (в том понимании, как его трактует автор текста.)

16. Книга «Основы ислама» Калия Йяда содержат высказывания, могущие носить негативный, антиобщественный, в ряде случаев антигосударственный характер. В обоснование эксперты приводят ряд цитат из книги, представляющие собой положения классического права ислама, касающиеся отмены новым законом ислама всех предыдущих религиозных законов; о молитве в два раката человека, приговоренного к казни; описание молитвы, совершаемой в опасности; описание других молитв и уместности их их совершения в определенных ситуациях; положения законов ислама в отношении рабов, в частности об обязанности их освобождения; положения об очищении от нечистот, в частности, с меча. В экспертизе делаются неправомерные доводы о, якобы, имеющих место в нормах исламского права законах. Эксперты утверждают, что в книге содержатся и другие положения, которые выпадают из норм российскою правового поля; некоторые из требований автора кажутся несовременными для наших условий. Эксперты критикуют порицание запрета убийства блох во время молитвы и необходимость уединения для отправления естественных надобностей.

17. Согласно мнению экспертов, книга Османа Нури Топбаша «Пророк Мухаммад Мустафа-2» из серии «История Пророков 5» посвящена джихаду в его военной трактовке. Описывается как история, так и дается ее современная интерпретация, широко используются современные военные термины, в книге много сцен насилия. Эксперты критикуют то, что «сквозной канвой через весь том проходит мысль о том, что при изучении ислама Коран не может являться единственным священным текстом, в образовательный процесс непременно должны включаться хадисы и тафсир (толкование Корана). В то же время, автор не останавливает внимание читателя на том, что хадисы, например, делятся по степени достоверности, что эти тексты могут быть канонизированы, или нет». По мнению экспертов, в книге широко используется специальная, в том числе военная терминология. При этом экспертами ставится в вину автору ряд конкретных исторических событий из жизни пророка Мухаммада, в которых описывается проявленная им мудрость. Например, в основу обвинительного вывода эксперта легла следующая фраза: «Ислам следует проповедовать без гнева, без раздражения, мягко, терпеливо и при помощи мудрых и прекрасных наставлений». Эксперт отмечает, что в книге используются понятия «тактика ведения боевых действий», «тактика уличных боев», «обман противника» и др., эти термины иллюстрируются конкретными сценами из жизни первых мусульман. За сцены насилия эксперты выдают угрозы мучений грешникам в аду, сцены героических поступков в ходе сражений, вероломных убийств мусульман, «использование пропагандистских легенд типа» участия ангелов в битве; порицания обмена пленников после битвы; правила дележа военной добычи (трофеев); прославлению шахидов (мучеников, принявших смерть за веру); обещание пророком рая не испугавшимся в битве и не обратившимся вспять. Эксперты отмечают, что в книге даются правила того, какая молитва должна быть прочитана перед актом добровольной смерти, в какую одежду должен обрядиться шахид, приведя в подтверждение своего довода описание «намаза, вызывающего чувство страха (салат-и хуфр)», но описывает этот намаз как «коллективного намаза, совершаемого в моменты серьезной опасности - в момент вражеской агрессии». В подтверждение так же приводится фраза «одного персонажа»: «Лучше умереть, будучи мусульманином, чем продолжать жить, будучи вероотступником!», «На Са'де была тесная кольчуга, руки его выглядывали из-под кольчуги. Он читал стихотворение, в котором говорилось о том, как прекрасна смерть за веру и как прекрасно участие в джихаде во имя Аллаха...», «Худшее из деяний - нововведения... Самая из почетных смертей - смерть шахида». Эксперты утверждают, что «при определенном раскладе, все это может выступать в качестве наглядного пособия для террористов-смертников. Для этого здесь достаточно религиозного пафоса идеологической направленности».

18. Так же экспертами ставится в вину автору указания на слова пророка Мухаммада о необходимости устрашать врага в битве, молитвы, содержащие просьбу у Аллаха о разгроме врагов. Все вышеизложенное экспертов «наводит на мысль, что в книге используется определенная психотехнология. Даже если автор всего лишь хотел отразить определенный период из истории исламской общины, нет гарантии, что когда эта книга попадет в руки молодых приверженцев джихада в конфликтогенных регионах в России (поскольку мы говорим о русском издании труда турецкого богослова), интерпретация содержащихся материалов может оказаться весьма деструктивной по отношению к обществу. Материалы, содержащиеся в книге, могут оказать особо негативное воздействие на психику молодых людей в случае, если кто-либо задастся целью подготовить их к «священной войне» против «неверных» (к коим, кстати, исходя из содержания работы, могут быть отнесены и «неправильные» мусульмане)».

19. На основании вышесказанного специалисты пришли к выводу, что: 1. В представленных текстах присутствуют высказывания, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а так же на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. 2. В представленных на исследование материалах имеются элементы пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. 3. Представленные на исследование материалы способны оказать воздействие на поведенческие реакции человека в обществе и изменение его личности, а именно: способствуют развитию агрессивности, заданно направленной на определенную группу лиц, а также способностью при этом безоговорочной жертвовать своей жизнью. 4. В данных материалах имеются признаки деструктивного воздействия. Предоставленные материалы могут использоваться в качестве единого комплекса средств пропагандистского воздействия. 5. Представленные на исследование материалы способны вовлечь людей в участие в осуществлении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. 6. Представленные на исследование материалы способны побудить людей к совершению взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями каких либо решений, а также побудить угрозы совершения указанных действий в тех же целях. 7. Представленные материалы могут быть употреблены как учебные пособия для подготовке ведения боевых действий, подготовке проведения террористической деятельности и подготовке «боевиков-смертников».

20. 15 сентября 2010 года Федеральный судья Балашихинского городского суда Московской области постановил разрешить произвести обыск в жилом помещении, расположенном по адресу: Московская область, г. Железнодорожный... Кроме вышеизложенных обстоятельств уголовного дела суд установил, что по имеющимся оперативным данным близкой связью Габдрахманова Э., а так же одним из координаторов ячейки Нурджулар на территории РФ является Хабибуллин Айдар, фактически проживает по адресу: Московская область г. Железнодорожный... у своей гражданской жены Ишмухометовой Светланы. Хабибуллин A.M. является директором ООО издательская группа «Сад». Издательская группа «Сад» занимается тиражированием книг Османа Нури Топбаша (признаны экстремистскими имеется заключение экспертизы) и дальнейшем их распространением на территории РФ (данные о пунктах распространения литературы имеются на сайте издательства). Лидером «Нурджулар» является гражданин Турции Осман Нури Топбаш. Своей целью организация ставит: мусульманизация русского населения, насильственное свержение строя России и создание на ее территориях Османской империи. По имеющейся оперативной информации в ходе проведенных ОРМ установлено, что являясь координатором МЭО «Нурджулар» на территории РФ Хабибуллин А.М. от имени Османа Нури Топбаша, приказал Габдрахманову распространение листовок с призывами к джихаду на территории Московской области. Текст листовок и их изготовление Хабибуллин А. производил либо у себя дома в г. Железнодорожный или в издательстве «Сад» в г. Москва.

21. 25 сентября 2010 года с 07 часов 10 минут по 09 часов 40 минут по адресу: Московская область, г. Железнодорожный..., был произведен обыск. Обыск проводил следователь СО по г. Балашиха СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области Власенко Н.В., с участием ЦООСДПЭ оперуполномоченных Федотова С.Н., Иванова А.И., Лукашенова И.В., оперуполномоченного ФСБ Ермольева В.Д. Обыск был проведен при понятых Егорове Александре и Кареве Михаиле. Согласно протокола обыска, в комнате данной квартиры обнаружены и изъяты: 4 листа формата А4 с текстом, листовка с текстом формата А4, флэш карта; в ходе обыска балкона обнаружены: 5 листов формата А4 с текстом; в ходе обыска туалета обнаружены: предмет похожий на гранату РГД-5, без встроенного запала, предмет серебристого цвета похожий на запал ручной гранаты, предмет похожий на детонатор, провод длинной 1,5 метра по краям которого электрический контакт с резьбой, детонатор из металла белого цвета, три цилиндрических предмета из металла белого цвета, три предмета цилиндрической формы из металла серебристого цвета; в ходе обыска на кухне обнаружен: отрезок географической карты.

22. 25 сентября 2010 года в 22 часа 50 минут следователь по ОВД СО по г. Балашиха СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области Казакова И.Б. задержала Хабибуллина Айдара. Ему сообщено, что он подозревается в издании литературы, содержащей призывы к враждебным действиям, совершенной организованной группой, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «в» части 2 статьи 282 УК РФ.

23. 27 сентября 2010 года в 10 часов 30 минут следователь по ОВД СО по г. Балашиха СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области, рассмотрев сообщение о преступлении предусмотренном ч. 1 ст. 222 УК РФ по обстоятельствам обыска (пункт 21 настоящего документа), постановил возбудить уголовное дело.

24. 27 сентября 2010 года заместитель руководителя следственного отдела по г. Балашихе СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области постановил соединить все вышеуказанные дела в отношении Айдара Хабибуллина и Габдрахманова в одно производство. Основанием соединения дел послужило: 1) При обыске у Габдрахманова была обнаружена литература издательства «САД»; 2) В тексте листовки и изъятой литературы издательства «САД» имеются противозаконные высказывания; 3) В совершении преступления (хранение боеприпасов) подозревается Хабибуллин А., являющийся генеральным директором издательства «САД». Вышеизложенное дало следователю основания полагать, что Габдрахманов Э. и Хабибуллин А. совершили данное преступления в соучастии.

25. 29 сентября 2010 года и.о. начальника ГУВД по Московской области, рассмотрев результаты оперативно-розыскных мероприятий проводимых в отношении Хабибуллина Айдара и Габдрахманова Эдуарда, постановил рассекретить их результаты для предоставления в материаля расследуемого дела. Установлено, что в ходе проведенных ОРМ в отношении Габдрахманова Э.М. как связь, был установлен Хабибуллин Айдар, являющейся директором ООО Издательская группа «Сад» и руководит структурным подразделением Некоммерческой организации «Фонд развития и досуга молодежи «Молодежный альянс»», являющейся представительством в России экстремистского сообщества - турецкой ИННО - фонда «Азиз Махмут Худай Вакфы» («Azziz Mahmud Huday Vakfi»), деятельность которого контролируется международной религиозно-экстремистской организацией «Нурджулар». По телефону Хабибуллина А., имеющего абонентский номер ..., на основании постановления судьи Московского областного суда проводились оперативно-розыскные мероприятия по записи телефонных переговоров последнего с участниками международной экстремистской организации «Нурджулар» в т.ч. Габдрахмановым Э.

26. 07 октября 2010 года произведена дактилоскопическая экспертиза № 1757, согласно ее результатам следов папиллярных узоров рук на представленных предметах не обнаружено (том 3, лист дела 227).

27. 12 октября 2010 года понятой при обыске Егоров Александр Васильевич рассказал следователю о ходе проведенного обыска 25 сентября 2010 года. Подписи на протоколе допроса имеют сильные отличия от подписей на протоколе обыска.

28. 28 октября 2010 года экспертом Кошурниковой Татьяной проведена экспертиза предметов, изъятых в ходе обыска и вменяемых Айдару Хабибуллину. Согласно выводам эксперта, не исключается возможность присутствия в указанных пятнах пота лиц с любой по системе АВО группой крови, каковым в данном случае мог быть Хабибуллин A.

29. 17 ноября 2010 года эксперты Батов В.И. и Крюкова Н.Н. в своем дополнительном заключении № 384/10 провели лингвистическую экспертизу, похожее на их же заключение от 13 сентября 2010 года. Однако выводы звучали так: 1. В представленных текстах присутствуют высказывания, содержащие негативные оценки в адрес конфессиональной группы. Ко всем иным конфессиональным группам, кроме мусульман. 2. В представленных текстах присутствуют высказывания враждебного, агрессивного либо уничижительного характера по отношению к лицам любой конфессиональной группы, кроме мусульман. 3. В представленных текстах отсутствуют высказывания, содержащие утверждения о возложении ответственности за деяния отдельных представителей на всю этническую группу. 4. В представленных текстах имеются высказывания побудительного характера, содержащие побуждение к насильственным действиям против лиц определенной религии, а именно всем, кроме мусульман. 5. В представленных текстах отсутствуют высказывания об изначальной враждебности какой-либо нации, расы или иной социальной группы по отношению к другой. 8. В представленном тексте имеются высказывания об антагонизме, принципиальной несовместимости интересов одной национальной, религиозной группы (мусульман) по отношению ко всем остальным. 7. В представленном тексте имеются высказывания, где бедствия, неблагополучие в прошлом, настоящем и будущем одной конфессиональной группы объясняются существованием и целенаправленной деятельностью (действиями) других группы, а именно: 8. В представленном тексте отсутствуют высказывания, содержащие положительные оценки, восхваление геноцида, депортации, репрессий в отношении представителей какой-либо нации, конфессии, этнической или иной социальной группы. 9. В представленных текстах имеются высказывания, содержащие негативные оценки личностей не мусульманского вероисповедания.

30. В экспертизе имеется следующее суждение: «Лингвистический анализ исследует проблему понимания «истинного» смысла текста. Он достигается грамматическим исследованием языка, изучением исторических языковых реалий, смысл которых со временем сделался непонятным; вскрытием смысловых контекстов, обусловленных превалирующей в конкретный временной период этикой поведения, рассмотрением закономерностей формы произведения».

31. Делается предположение, что «оба перевода (исследуемых материалов) ушли довольно далеко от оригинала и могут считаться только "изложением близко к тексту"», в результате чего «имеющийся перевод не может быть причислен к культурным памятникам, а является «вариациями на тему», выполненными необозначенными авторами».

32. 27 декабря 2010 года Смирновым А.В., доктором философских наук, членом-корреспондентом РАН, заместителем директора Института философии РАН, и Насыровым И.Р., доктором философских наук, ведущим научным сотрудником сектора философии исламского мира Института философии РАН, дано научное заключение по текстам книг «Основы ислама» (автор Кадий Йяд) и «Пророк Мухаммад Мустафа-2» (автор Осман Нури Топбаш). Авторы научного заключения считают, что книги «Основы ислама» (автор Кадий Йяд) и «Пророк Мухаммад Мустафа-2» (автор Осман Нури Топбаш) соответствуют принципам традиционного ислама. Утверждения Батова В.И. и Крюковой Н.Н., составителей заключения психолого-лингвистической экспертизы № 234/10, что «книга Кадия Йяда содержит высказывания, могущие носить негативный, антиобщественный, в ряде случаев антигосударственный характер» (с. 5), и что «материалы, содержащиеся в книге (Османа Нури Топбаши. - прим. авторов научного заключения), могут оказать особо негативное воздействие на психику молодых людей», расцениваются авторами данного научного заключения как научно необоснованные и крайне тенденциозные. Выводы относительно данных книг экспертами Батовым В.И. и Крюковой Н.Н. сделаны на основе личных субъективных представлений об исламской религии, без опоры на достижения современной науки в лице исламоведения. С точки зрения специалистов-исламоведов, оценки произведениям мусульманских авторов следует делать на основе научного подхода с использованием достоверной информации об исламе в широком историческом контексте, с учетом конкретно-исторических условий возникновения и развития этой религии. Далее учеными последовательно дается опровержение каждому из тезисов, которые ставятся в вину авторам книг экспертами Крюковой Н.Н. И Батовым В.И., отмечая, что книга «Основы ислама: как это понимали жители Медины» является классическим образцом исламской литературы подобного жанра, а ее автора знает каждый мусульманский ученый, независимо от принадлежности последнего к тому или иному направлению и течению в исламе, а Кадий Йяд свое произведение составлял в условиях абсолютного доминирования религии в обществе того времени, и это обстоятельство следует обязательно учитывать при оценке его сочинения. Попытки экспертов Батова В.И. и Крюковой Н.Н. выискивать в книге средневекового автора, жившего в условиях отсутствия разделения светского и религиозного начал в обществе и государстве, стремление к подрыву светского характера современного российского государства просто абсурдны. Незнание экспертами особенностей ислама как религии и исламской обрядовой практики видно уже из того, что некоторые исламские предписания обрядового характера названы ими «требованиями автора» и которые, как они пишут, «кажутся несовременными для наших условий».

33. Книга «Пророк Мухаммад Мустафа-2» Османа Нури Топбаша, современного турецкого религиозного автора (в книге приводятся сведения из его биографии), относится к разряду сочинений, рассказывающих о жизни пророка Мухаммада, основателя религии ислама. Авторы сочинений этого жанра с религиозных позиций, описывая жизнь пророка Мухаммада, излагают историю раннего ислама, его возникновение и распространение, становление мусульманского государства. В каждой религии фигура ее основоположника является объектом особого почитания, и ислам не является исключением. Этим объясняется востребованность книг этого жанра в мусульманской, общине. Существует огромное количество сочинений, посвященных жизни пророка Мухаммада, написанных на разных языках и в разные эпохи. Научное исламоведение и история как научная дисциплина исходят из требования давать объективную картину возникновения и становления исламской религии, без прикрас. Ислам рождался в эпоху войн и насилий и его история запечатлела весь драматизм и трагизм событий той эпохи. Абсолютно неприемлема попытка экспертов Батова В.И. и Крюковой Н.Н. расценить описание автором книги «Пророк Мухаммад Мустафа-2» военных походов пророка Мухаммада и военных столкновений эпохи первоначальной мусульманской общины как руководство для террористов, а именно, что «при определенном раскладе, все это может выступать в качестве наглядного пособия для террористов-смертников». Такая вольная и по сути антинаучная трактовка содержания этой книги ставит под подозрение уже научное исламоведение, которое стремится восстановить полную объективную картину становления исламской общины и государства во всех ее деталях, включая и акты насилия.

34. Одной из причин усиления религиозного экстремизма в Российской Федерации является низкий уровень знания российскими мусульманами истории собственной религии. Это объясняется последствиями 70-летней политики насильственной атеизации, которую проводило советское государство. В дореволюционной России широкие массы мусульман получали знание о раннем этапе своей религии как раз через произведения, описывающие жизнь пророка Мухаммада. Сегодня самым действенным способом борьбы с религиозным экстремизмом, прикрывающегося псевдоисламской риторикой, является использование ресурсов самой исламской религии путем просвещения мусульман, ознакомления их с историей их религии через распространение религиозной литературы разных жанров: богословской, дидактичной (назидательной), правовой и т.д. Восстановление же цензуры, запретов религиозной литературы, как показывает опыт XX в., может только навредить делу. Узаконивание заключения психолого-лингвистической экспертизы Батова В.И. и Крюковой Н.Н. судебным решением создаст условия для злоупотребления подобного рода экспертизами в борьбе с неугодными лицами по надуманным причинам, и в итоге неизбежно приведет к современной форме инквизиции, подавлению инакомыслия. Такое развитие событий пагубным образом скажется на демократическом правовом строе современной России.

35. 28 декабря 2010 года председатель комитета «Гражданское содействие», член Правительственной Комиссии по миграционной политике, член Совета по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека при Президенте России Светлана Ганнушкина направила председателю Следственного комитета при прокуратуре России Бастрыкину А.И. письмо, где отмечает, что преследованием Айдара Хабибуллина «очевидно выражено желание каких-то должностных лиц ограничить влияние мусульманской религии, даже самых ее мирных течений и направлений... Нарушение этих гарантий чревато обострением межрелигиозных отношений в нашей стране, переживающей сейчас в этом отношении не самые лучшие времена... Дело Айдара Хабибуллина получило большой резонанс в мусульманской части российского общества...»

36. Свидетель Ашимов Фаиль, бухгалтер Издателькой группы «САД», в судебном заседании показал, что книги Издательской группы «САД» брали муфтияты и использовали их в качестве пособий в своих учебных заведениях. Листовок через него никогда не проходило, и вообще, в России он никогда не видел таких листовок. Была просветительская литература исключительно об исламе, более 40 журналов. От Хабибуллина слышал только то, что он ненавидел смерть, он был врач. Наоборот, он говорил против убийства, против смерти. Дулкана абы свидетель видел в издательстве «пару раз», встречал его в мечети. Негативных высказываний о других людях или группах людей свидетель от Хабибуллина не слышал. Дело освещалось в СМИ, в том числе в негативном для Хабибуллина контексте.

37. Свидетель Усманов  Ренат подрабатывал в Издательской группе «САД» с 2006 года неофициально, работал 5 дней в неделю. С мая 2010 года официально принят заместителем генерального директора. Айдар Хабибуллин очень лоялен ко всем вопросам, подходил с рассудительностью, сдержанностью. Призывал к добру. Листовки издательство не выпускало. Продукцию издательства брали мечети, что касается спорных книг, то они брали их как учебник в свои учебные заведения. Свидетель в России никогда не видел листовки такого содержания, которые вменяют Хабибуллину.

38. Свидетель Боронин Геннадий, занимавшийся курьерской доставкой по России продукции Издательской группы «САД» пояснил, что его фирма занималась доставкой книг и брошюр. В документах слова листовки не было, листовок он не видел. При работе с Издательской группой «САД» у него о них сложились хорошее мнение о нем.

39. Свидетель Ишмухаметова Светлана показала, что 24-го сентября 2010 года вечером ей позвонил Хабибуллин Айдар, он хотел приехать в связи с тем что она переехала 11 августа 2010 года, и надо было компьютер подключить. Он приехал часов в 10-11 вечера. Так как было поздно и плохо ходит транспорт, свидетель предложила остаться. В 7 часов утра 25 сентября 2010 года пришли около 7-ми сотрудников правоохранительных органов с обыском. Обыск вели три человека одновременно. Между людьми было около полу-метра. Сначала дверь в спальню, где проходил обыск, была закрыта, никого не выпускали. Входная дверь в квартиру открыта. Во входную дверь в квартире кто-то постоянно заходил и выходил. Она это слышала, так как дверь скрипела, постоянно хлопала. Дверь цепляется за пол, и это отражено в акте приема-передачи квартиры. В зале обыскивающие практически ничего не смотрели, там все было в коробках, были минут 15. В спальне часа два. Свидетель все время ругалась, люди входили и выходили. Кухню смотрели мельком. Фролов просто протянул руку к карте и вытащил ее из коробки с посудой, стоящей высоко на холодильнике. В коридоре не смотрели практически. К ней ранее приходили сантехники, никто ничего там не видел. Раньше Хабибуллин в ее квартире не ночевал. С 24 на 25 сентября 2010 года ночевал в первый раз. В Москве Хабибуллин останавливался на Петровско-Разумовской, рядом с издательством. Ключей от ее квартиры у Хабибуллина не было. Сумка, в которой нашли листовку, принадлежала свидетелю, подарок бабушки. До обыска свидетель и ее сын уезжала в Уфу в конце августа и 7-го сентября приехали. Замок после переезда они не меняли.

40. Свидетель Хабибуллина Татьяна, жена Айдара Хабибуллина, пояснила, что знакома с ним 1984 года. Характеризует его как очень доброго, благородного, честного, прекрасный муж, отец и замечательный сын. Никогда не слышала от Айдара враждебные слова по отношению к другим группам или лицам, он наоборот, человек с обостренным чувством помощи другим. Выбрал самую гуманную профессию на свете - врач. Помогает всем, независимо от того, какой национальности и вероисповедания этот человек. 4,5 года провел в горячих точках, оказывал помощь военнослужащим, мирным жителям, раненным, пленным. Учился в арабской школе, знает язык хорошо, понимает смысл, и разговорным языком владеет. Хорошо знает русский язык, ему сослуживцы приносили документы на корректировку. В Москве он жил обычно в общежитии у сына. До ареста он мог жить у сына, а так же на съемной квартире у своего заместителя. Свидетель работает литературным редактором «Издательской группы «САД». ООО «Издательская группа «САД» пишется так: в слове «САД» три заглавные буквы. «И» заглавная. У Айдара образование исламское, заканчивал исламские курсы у частного учителя, имеющего университетское исламское образование, достаточно хорошее образование, придерживался направления суфизма. Продукция «САД» была: книги и журнал «Золотой родник», вся продукция печаталась в государственных типографиях, никакого самиздата не было. Сопутствующей продукцией были календари настенные, блокнотики с нашими логотипами. Листовок у них дома никогда не было.

41. Свидетель Галиагберов Риф, бывший сослуживец Айдара Хабибуллина, положительно характеризует, он видел листовки националистические, против режима, но никогда не видел религиозные. Айдар прослужил в центральной организации МВД России, в которую отбирали ФСБ, КГБ, проверяли всю родословную, его не просто так туда взяли, посторонние люди не могли туда попасть. Министр пожимал руку: «Вы будете служить в нашем аппарате». А то что кто верит или не верит в Аллаха - личное дело каждого.

42. Защита ходатайствовала о приобщении к материалам уголовного дела адвокатского запроса об истребовании сведений из ОАО «РЖД» сведений о работниках, исполнявших свои трудовые обязанности на станции «Салтыковка» 03 августа 2010 года, а так же материалов видеонаблюдения, и просила суд продублировать запрос, так как получение положительного ответа на запрос адвоката бесперспективно в связи с требованиями законодательства Российской Федерации. В ходатайстве было отказано, «поскольку суд не усматривает основания для его удовлетворения».

43. Основной свидетель обвинения Новаковский Денис Владимирович показал, что в августе 2010 года он по своим делам поехал в сторону Салтыковки. Вышел на остановке, на конечной, и увидел как неизвестный мужчина расклеивал листовки. Уверен, что события происходили до 12 часов. Когда человек расклеивал листовки на станции было много людей. Опознал Габдрахманова как того человека, который расклеивал листовки. Подошел к одному из столбов, на уточняющие вопросы пояснил, что точно к другим столбам не подходил, почитал, одну листовку сорвал, отнес в территориальное УВД Салтыковки, до которого 200-300 метров, написал заявление, у него изъяли листовку, он пошел домой, на осмотр места происшествия не выезжал, так как, со слов свидетеля, торопился. Кроме вышеперечисленных действий он в тот день ничего в милиции и с милиционерами не делал. На протяжении 7 лет пользуется номером телефона ...

44. На вопросы о том, почему он обратился в правоохранительные органы с листовкой, ответил: «Я православный человек», «Конкретно, что в моем городе православном расклеивают». На вопрос: «На вашем блоге в сети интернет есть ролики военно-православной-патриотической тематики, с чем это связано?» ответил: «Ни с чем не связано. Просто песни нравятся». У свидетеля есть блог на майл.ру. Фотография в военной форме там не его, а вывесил ее так как немного увлекается армейской тематикой.

45. Листовка была влажная от клея, и он ее понес в милицию не сворачивая и не скручивая.

46. Оглашены показания Новаковского, данные в ходе предварительного следствия. В протоколе зафиксировано, в числе прочего, что на станции они были в одиночестве, свидетель сорвал 4 аналогичные листовки, которые выданы в присутствии понятых четыре листовки в Салтыковском ГОВД (пункт 8 настоящего документа).

47. В конце допроса, после разоблачений, свидетель на все вопросы стал отвечать, что не помнит, вел себя цинично, чем вызвал протест защиты, но суд не стал делать замечания свидетелю за резкое изменение его позиции, фактически уклонении от дачи показаний. После такого диалога защиты с судом поведение свидетеля стало еще боле вызывающим, циничным.

48. Защита завила ходатайство сделать запрос оператору мобильной связи «Мегафон» для выяснения места нахождения мобильного телефона свидетеля Новаковского, с кем связывался, находился ли данный абонент с 9 часов до 13:40 в районе «Салтыковки», а так же защита просила истребовать аналогичные сведения о телефоне Габдрахманова. В ходатайстве судом отказано в связи с чем, что показания Новаковского не вызывают недоверия, материалы дела уже позволяют сделать выводы о достоверности или недостоверности показаний свидетеля Новаковского.

49. Свидетель Деревянкин Василий показал, что книга «Основы ислама» для тех, кто только что начал изучать ислам, книге более тысячи лет. На титульном листе книги написано «Подготовлена центром изучения правовой школы маликитской при национальной организации русских мусульман», они эту книгу и перевели с английской, после чего руководитель обратился к Айдару Хабибуллину с предложением эту книгу издать. Цель создания НОРМ - создавать традицию, либо приобретать традицию русских мусульман, мы стремились сохранить русскую идентичность, и взяли пример в мусульман Европы - англичан, немцев и прочих, которые взяли для себя маликитский мазхаб за основу, так как наиболее адаптирована к многонациональному обществу. Претензии к издательству «САД» были только у экстремистов, используются в качестве учебников в исламских учебных заведениях, имеющих лицензию на образовательную деятельность. Книга «Основы ислама» находится в свободной продаже в магазинах.

50. 06 декабря 2011 года защитой было заявлено ходатайство о вызове в судебное заседание эксперта Кашурникова, проводившего судебно-биологическую экспертизу в связи с противоречиями в ней: в первом абзаце указано, что в образце слюны Хабибуллина выявлены свойственные ему групповые антигены системы АБО, во втором абзаце указано: они могут быть принадлежать поту лиц с любой системой АВО. Более того, кровь обвиняемого Хабибуллина принадлежит группе А с сопутствующим антигенгом Н, тогда как на обнаруженном следе пота выявлены следы антигена АВ и Н, из чего следует, что следы пота, принадлежат человеку другой группы крови, отличной от группы крови Хабибуллина. У Хабибуллина вторая группа крови, а с этими антигенами четвертая группа крови. Суд ходатайство удовлетворил со следующей формулировкой: «удовлетворить ходатайство частично, вызвать экспертов, но неявка в судебное заседание не будет связана с отложением судебного заседания».

51. Защитой так же заявлено ходатайство о содействии судом в вызове с целью допроса экспертов Батова, Крюковой, проводивших лингвистическую экспертизу по делу, для их допроса в судебном заседании. Суд ходатайство удовлетворил со следующей формулировкой: «удовлетворить ходатайство частично, вызвать экспертов, но неявка в судебное заседание не будет связана с отложением судебного заседания».

52. Допрошен специалист Смирнов Андрей, член-корреспондент Российской Академии Наук, специалист в области исламской философии, исламоведения, сравнительного изучения культур. Образование высшее по специальности «востоковед». Он подготовил научное заключение по книгам «Основы ислама» и «Пророк Мухаммад мустафа-2» (пункты 32-34 настоящего документа). Про автора книги «Основы ислама» рассказал как об одном из самых знаменитых авторов-правоведов своего времени, а книга - памятник литературы по исламскому праву. Отношения между человеком и богом в исламе - понятие правовые, чему и посвящена эта книга - вопросы поклонения. Эта книга ничем не выдается из многих книг по исламскому праву, за исключением некоторых авторских особенностей. Что касается утверждения что его закон - шариат, отменяет все другие законы - это простая вещь, классическое положение исламской доктрины, согласно которой бог посылал посланников, и каждый из этих посланников, принося закон, отменял предыдущий закон. Но это был не абсолютно новый закон, а в своей чистоте тот самый закон с которым приходили другие посланники, но испорченный, искаженный по ряду субъективных и объективных причин. Речь идет о религиозных законах. И это известно каждому мусульманину. Вся суть экспертизы построена на том, что правовые положения, высказанные в этой книге кадия Йиада, сталкиваются с правовыми положениями российского законодательства и не могут вместиться в российское правовое поле. Но эта постановка вопроса абсурдна, потому что никто и не будет предполагать, что правовые положения шариата должны вмещаться в российское правовое поле вот так вот непосредственно, напрямую. Никто и не собирается совмещать. Если взять любую арабскую страну, там прекрасно действуют системы права скопированные с тех стран, которые были метрополиями, и шариат прекрасно сосуществует с ним, вовсе не вмешиваясь в это правовое поле. В Великобритании шариат служит источником некоторых правовых норм, но никто не говорит о столкновении. Что касается молитвы приговоренного к смертной казни, то на самом деле поскольку эта книга является памятником правовой мысли 12 века, то здесь зафиксирована правовая норма, которая урегулирована маликитским мазхабом. Поскольку в современной России нет смертной казни, то эту молитву никто не совершает.

53. Что касается книги «Пророк Мухаммад мустафа 2», то ее автор Осман Нури Топбаш, представитель ордена Накшибандия, один из суфистских орденов, заметная фигура в религиозном мире. Жанр книги — сира — жизнеописание или биография пророка, сложился в 8 веке. В этом жанре написано много литературы, в ней приводятся все эти факты, так как другой истории нет. В этой книге изложено все то же, что мы знаем из научно-исторической литературы. Призывов к насилию в этой книге нет, более того, это учебник, который преподается сейчас в 4-5 классе средней школы, выпущенный по прямому указанию Президента России, имеет подобное содержание. Что касается выражения «испить чашу джихада» - что касается военного джихада, то он прошел, это всем известно,  два периода в своей истории. Первый период был наступательный. Это был краткий период, при жизни Мухаммада, когда ислам только утверждался, и и джихад был направлен против арабов-многобожников. После утверждения государства джихад потерял свой наступательный характер, аят про наступательный джихад был отменен, заменен аятом про оборонительный джихад. Объявить джихад - это сделать правовым образом, а не каждый это объявляет. Поэтому этот аят не призывает никого к джихаду, никто в трезвом уме и здравой памяти не поймет это как призыв к каким-то действиям. Таким же образом специалист объяснил и другие положения, поставленные экспертом в вину мусульманам. Методология эксперта в части исламоведения специалист объявил непонятной и несостоятельной, так как описание исторических событий не имеет отношение к современной действительности. Кроме того, экспертиза отличается выдергиванием фраз из контекста, наполнена представлениями об исламе как агрессивной религии, что даже достаточно искорки, чтобы страшные мусульмане поднялись на джихад, что не соответствует духу ислама. В экспертизе стереотип неизбежного противостояния запада и ислама. Эксперт пояснил, что напротив, если вы побываете в нескольких исламских странах, то вы это почувствуете - отсутствие бытовой агрессивности, отсутствие агрессивности на государственном уровне. В целом экспертиза Батова и Крюковой была оценена как тексты авторов 19-го века. В отличие от авторов экспертизы специалист заявил, что при переводе текста никаких искажений нет. Специалиста удивило, почему проведение сугубо религиозных обрядов, по мнению экспертов, выходит из правового поля.

54. Допрошен специалист Насыров Ильшат, ведущий научный сотрудник института философии Российской Академии наук, один из составитлей научного заключения по книгам «Основы ислама» и «Пророк Мустафа-2» (пункты 32-34 настоящего документа). Книга «Основы ислама» посвящена изложению основ вероучения и обрядовой практики, является классической работой по исламскому праву, подобных книг множество. Специалист категорически отрицает экстремизм, в этой книге призыв соблюдать единобожие и обрядовые предписания ислама. Произведение написано средневековым автором, относится к числу классического исламского наследия, о таких текстах надо судить опираясь на науку исламоведения, эксперты вынесли заключение на основе субъективных представлений. Содержание этой книги надо изучать и давать оценку строго в контексте исторических реалий того времени и исходя из понимания религии как мировоззренческой системы. Специалист дал объяснение критикуемые экспертом положения книги о том, что шариат отменяет все другие законы, молитвы перед смертной казнью, положения о рабах.

55. По книге «Пророк Мухаммад мустафа 2» произведение, написанное в традиционном жанре жизнеописание пророка Мухаммада, существует давняя и богатая традиция написания таких книг. Эта книга просветительская, знакомит с историей возникновения ислама, складывания как новой религиозной общины. Книги подобного содержания имеются и на русском языке. Надо давать оценку с учетом исторических реалий. В Библии и Евангелии содержится много призывов убивать, но никому в голову не приходит называть эти книги пособиями для террористов. Ключевая ошибка эксперта - не знание основ ислама, как культуры, языка. Наша страна - с богатой книжной культурой, и нельзя давать нашему читателю такой низкой оценки, поэтому считать, что прочитав книгу читатель придет в состоянии агрессии, если так считать, что можно запретить книги по химии, так как после ее прочтения можно изготовить взрывчатое вещество. Методологический аппарат экспертов не вызывает споров, но одной такой методологии для исследования ислама, как культуры, недостаточно, и даже недопустимо. Специалист привел несколько примеров странного, антинаучного подхода авторов экспертизы.

56. По поводу листовки сказал, что листовка составлена безграмотно. Арабские буквы представляют собой рассыпавшиеся арабской буквы, их набор, абракадабра, смысловой нагрузки нет.

57. По поводу книг издательства «САД» свидетель пояснил, что их люди любят, они их читают.

58. Специалист Шафиев Фагим, председатель Союза мусульманской молодежи, муфтий Республики Мордовия, имеет высшее исламское образование, арабист, теолог. Знает Издательскую группу «САД» с середины духтысячных, мусульманская молодежь обратила внимание на работу этой издательской группы, так как она очень актуально подходит по теологическим вопросам среди прихожан молодого поколения, а так же литература носит хороший, доброжелательный характер. Издания были популярны так же в учебных заведениях, где он бывал, рекомендованы исламскими ВУЗами разных регионов России как учебные пособия, вспомогательная литература, никогда не слышал нареканий к этой литературе. В людях, читающих эту литературу, специалист никогда не замечал ксенофобских настроений.

59. Конкретно книгу «Основы ислама» специалист читал несколько раз, она является наследием великого исламского ученого, для людей начинающих, вполне соответствует нормам ислама. Призывов к насилию в книге нет, она была написана в то время, когда было умиротворение, прогресс, никаких конфликтов, и предназначена для младомусульман, для постижения основ ислама. То, что шариат отменяет все иные законы, то здесь имеется в виду время ниспослания, то есть ислам, придя, отменил то невежество и несправедливость, которое было до ислама, повторяя заповеди предыдущих священных писаний. Книга «Пророк Мухаммад мустафа 2» пересказ жизни пророка Мухаммада, который изменил судьбы каждого четвертого человека на Земле, как он жил, как поступал в той или иной ситуации.

60. С 90-х годов в Россию проникли деструктивные элементы, под прикрытием ислама носили недобрый характер. Издавалось много книг, которые были о непозволительном законами нашего государства. И книги издательской группы «САД» были реальной альтернативой против экстремистской литературы, хороших авторов и богословов, желающих осветить истинные исламские знания, а не вырывать фразы из контекста. Благодаря книгам, которым способствовал изданию Айдару Хабибуллину, многие мусульмане перестали быть радикальными, безграмотными мусульманами. Он не встречал людей, читающих эти книги, которые призывали к противозаконным вещам. Претензий к ним у правоохранительных органов никогда не было, так как в первую очередь претензии были бы к нему, как к руководителю мусульман.

61. Оценивая листовки, специалист пояснил, что вместо арабского текста есть набор букв, разбросанные по не логическому порядку. Листовка провокационная, вырванная из контекста. Автором листовки может быть человек, который ненавидит людей. Расклеивать на столбах такие листовки нет нужды, если экстремистам надо, то они придут с такой листовкой в мечеть, так как мусульмане не ходят по улицам - мечеть, дом, работа поэтому такие листовки не найдут свою аудиторию на столбах. Цель этой листовки - раздражить людей, которые к исламу не имеют отношение, но, естественно будет обратная реакция, негатив только к мусульманам. А какой мусульманин может призывать ненавидеть самих мусульман?

62. Специалист Забиров Абдурауф, муфтий Централизованной религиозной организации Единого Духовного управления мусульман Пензенской области, возглавляет так же Пензенскую религиозную региональную организацию «Просвещение», специалист в области ислама, арабского языка, имеет высшее исламское образование, пояснил, что все книги издательской группы «САД» специалист читал, отслеживает все книги, распространяемые на территории Пензенской области. От чтения некоторых книг они рекомендуют отказываться, но книги Издательской группы «САД» все без исключения широко распространены среди мусульман, являются альтернативой экстремизму. Что касается экспертизы Батовой и Крюковой - специалист назвал ее невежеством, раскритиковав некоторые утверждения этой экспертизы. Книга «Мухаммад мустафа 2» используется в качестве учебной литературы в исламских учебных заведениях. Книга знакомит с жизнью пророка, помимо исторических моментов здесь рассказывается о том, как понять пророка в духовном смысле и пример для исполнения религиозных обрядов. Книга облагораживает человека. Что касается фразы «испить чашу мученической смерти» то специалист пояснил, что ее надо относить к прошедшим в истории событиям, проецировать ее на сегодняшний день ненаучно. Книгу «Основы ислама» специалист так же читал, она известна, историческая книга, о том, во что мусульманин должен верить и в чем убежден, она не несет опасности. В нашей отчизне имеют место проявления экстремизма, радикализма, а эти книги реальная альтернатива этому экстремизму, щит от него. Эти книги получили широкое распространение. Преследование Айдара Хабибуллина болезненно воспринимается мусульманами России, их позиция освещена во многих средствах массовой информации. Про листовки пояснил, что имеется текст — набор непонятных арабских букв, печатал человек безграмотный, не знающий русский язык, листовка провокационная.

63. Защита просила суд приобщить к материалам дела Исламский духовно-просветительский журнал «Золотой Родник» от 2010 года (№ 3 (38) за май-июнь), согласно выходным данным которого службой распространения и подписки является «Издательская группа «САД», тираж — 10000 экземпляров. То есть был выпущен и распространен за три месяца до ареста Хабибуллина. Журнал издается с 2001 года (данные на обложке журнала). В номере имелось несколько материалов, в которых содержалось разъяснения исламской религии с точки зрения общепринятых человеческих нравственных ценностей, выражалось категорическое неприятие убийств, в частности, террору. Имелось интервью Айдара Хабибуллина. В приобщении журнала было отказано, поскольку, по мнению суда, он не имеет отношения к делу.

64. Председательствующий судья объявил, что понятой при обыске Егоров явиться не сможет, поскольку проживает в городе Саратов и возвращаться в Москву не намерен. Несмотря на возражения защиты, ссылки на различиях подписей в протоколе допроса и протоколе обыска, показания Егорова (пункт 27 настоящего документа) были оглашены, ссылаясь а справку ФСБ о невозможности доставления свидетеля. Так же немотивированно было отказано в вызове и допросе второго понятого при обыске Карева, в ходе которого была обнаружена граната, вменяемая Хабибуллину.

65. В своих показаниях обвиняемый Габдрахманов Эдуард вину в расклеивании листовки на станции Салтыковка и хранении гранат отрицает, считает сфабрикованными спецслужбами. Умеет читать по арабски, читает Коран. Обыск проходил с нарушениями законодательства, сотрудники правоохранительных органов бесконтрольно передвигались по квартире. Листовку первый раз увидел при обыске. 03 августа 2010 года находился в Мытищах, на объекте, который он строил, далеко от станции Салтыковка. Его показания могут подтвердить водитель, который его в то время возил, предоставленный работодателем, Махамадалилиев Олиджан. После этого он уехал на встречу на фирме «Новая земля» в Москве, руководитель Бондаренко Александр пригласил на 11 часов на переговоры по поводу работы. На встречу приехали еще два бригадира Насыров Амир и Абдулвалеев Бахром около станции метро «Проспект мира». Он забрал бригадиров с Казанского вокзала Москвы и отвез их на своей машине. В это время они периодически созванивались. Абонентский номер, используемый Габдрахмановым, зарегистрирован на Алиева Видадия, который подарил ему СИМ-карту с телефоном. Этим номером он пользовался с 2008 года до момента ареста. С Хабибуллиным встречался несколько раз, но в последние полтора года их отношения стали прохладными, они не общались так как они разошлись в вопросах религии.

66. 18 января 2012 года допрошен обвиняемый Айдар Хабибуллин. По поводу нахождения в квартире городе Железнодорожный пояснил, что в июле 2008 года ему позвонила майор Ишмухаметова, попросила помочь по службе, он вынуждена уезжать в командировки и есть проблема с одним из офицеров (которую он решил), а в октябре 2008 года попросила помочь ухаживать за ребенком во время командировки. Хабибуллин пояснил, что не может остаться с ней наедине по религиозным соображениям, тогда Ишмухаметова сказала, что тот может считать ее своей женой. И Хабибуллин оставался с ее сыном в общежитии. В мае 2009 года у нее обнаружили тяжелое заболевание и она уволилась. С ноября 2009 года Хабибуллин обещал помогать по возможности.  В августе 2010 года ей выделили квартиру в городе Железнодорожный. По ее просьбе он со своим знакомым водителем Хамитовым Иреком перевез вещи из общежития в квартиру. Вещей Хабибуллина в ее квартире никогда не было, вообще ранее Хабибуллин в этой квартире никогда не ночевал. Затем он 25 августа 2010 года уехал в Уфу и вернулся 23 сентября 2010 года и ночевал в квартире своего заместителя Оздемира на Коровинском шоссе. 24 сентября 2010 года позвонила Ишмухаметова и попросила помочь переставить мебель и настроить компьютер. Он приехал в 22:15. После того как он сделал, что мог, она попросила остаться как было поздно. Утром 23 сентября 2010 года Ишмухаметова постучала в комнату, где он ночевал, и сказала, что в дверь стучат неизвестные мужчины. Ишмухаметова с больным ребенком ночевала в зале. Он открыл дверь, мужчины предъявили ордер на обыск, Хабибуллин объяснил, что хозяйкой квартиры является Ишмухаметова. Мужчины прошли на кухню. Проходя через прихожую о\у Иванов сказал: «Вот и двести двадцать восьмая», на просьбу пояснить ответил: «Видите на обоях, конопля, вы их специально наклеили?» Примерно с 7:30 до 9:30 обыск проходил в спальне и лоджии спальни, примерно с 9:30 до 10:30 в зале, все это время Хабибуллина не выпускали из этих комнат. Ишмухаметова несколько раз вырывалась к сыну в зал, который был болен, присутствовавший во время обыска следователь Власенко Николай после того, как Ишмухаметова ознакомилась с ордером, ушел из квартиры и вернулся после того, как в туалете были обнаружены боеприпасы. Лоджию спальни обыскивал Ермольев, спальню одновременно обыскивали Федотов, Иванов и Лукашов. Во время обыска в спальне на диван были выложены вещи из шкафа, комода и подоконника. Федотов из старой дамской сумки Ишмухаметовой, ранее уже досмотренной, достал документы на автомобиль и спросил: «У Ишмухаметовой есть автомобиль?» Хабибуллин пошел в зал чтобы задать этот вопрос, и когда вернулся, Федотов уже достал из сумки лист бумаги, развернул, Хабибуллин увидел там два словосочетания арабскими буквами и сказал: «Господь шельму метит», имея в виду неправильно набранный арабский текст. Пока они смотрели листовку, стоявший между диваном и шкафом Иванов попытался закинуть наверх шкафа красную флэш-карту, но был замечен Ишмухаметовой и начался скандал. Когда проходил обыск на лоджии и спальне, из нее выходили Федотов, Иванов, Лукашов и Еромольев, в том числе они выходили из квартиры, так как было слышно, как скрежещет входная дверь, она была сломана еще к моменту передачи квартиры, а так же в момент открывания проходили порывы сквозняка по полу. Вначале Ишмухаметова просила закрывать дверь, так как сын с температурой был, затем дверь практически не закрывалась. Большей частью Иванов находился за дверью спальни и зала, и когда Ишмухаметова пыталась вырваться в зал, он выталкивал ее обратно и говорил: «Вы должны присутствовать на обыске». В зале, где стояло много коробок с вещами после переезда, обыск не проводился, просто один из оперативников посмотрел содержимое компьютера Ишмухаметовой. Примерно в 10:30 он сидел на диване в зале, зашел Ермольев и позвал Ишмухаметову на кухню готовить сыну еду, а его с понятым Егоровым в туалет. Когда пошли в туалет Ермольев сказал, что нужно посмотреть еще ванну. Хабибуллин предложил сам пройти в ванную, посмотреть в Егоровым, и они смотрели с Егоровом ванну. В этот момент из туалета начал звать Ермольев, кричать: «Идите сюда, там что-то белеет» Его рука находилась в напольном ящике для водомеров, оттуда он вытащил пакетик с цилиндрическим предметом и попросил позвать хозяйку, которая уже была в зале. Понятой Карев сидел в коридоре таким образом, что не мог видеть, как доставали гранату. Когда Хабибуллин вернулся Ермольев уже доставал второй пакет и положил его на крышку унитаза. Пакеты были сухими, хотя с водомеров капала вода. В ходе обыска не осматривалась часть зала, прихожая с кучей вещей, рекреация перед ванной. В конце обыска зашли трое мужчин, Федотов им сказал, показывая на Хабибуллина: «Вот он, все нормально». С Габдрахмановым он знаком плохо, кроме того, у них есть противоречия, которые не позволяли им иметь тесные контакты. На листовке было неправильно написано название издательской группы «САД», так как слово САД должно писаться строчными буквами, в листовок исторические несоответствия, так как написано, что из мусульман появились христиане и иудеи. Вся продукция Издательской группы «САД» цветная, на глянцевой бумаге. Правильное написание текста имеется в экспертизе Батовой и Крюковой, что говорит о том, что файл с листовкой им кто-то передал. Граната там не могла храниться, так как у Ишмухаметовой был сын, и он мог обследовать новую квартиру, и хранение там гранаты могло бы плохо кончиться.

67. Допрошенный специалист Салеев Анвар, имам-хатыб Местной религиозной организации «Рисалят», руководитель религиозного заведения при общине, специалист в исламе, имеющий высшее религиозное образование, пояснил, что по книге «Мухаммад Мустафа 2» ведется обучение в их медресе и многих других медресе, это канонизированное жизнеописание, очередное изложение жизнеописание пророка. Книга призывает к терпимости национальной и религиозной. Священнослужители отдают себе отчет, что они работают в многоконфессиональной среде, и книги для преподавания они отбирают. Книга «Основы ислама» известного автора, признанного во всем мире. Она содержит основы обрядовых предписаний ислама, который должен знать каждый мусульманин. Призывов к насилию не содержит. При прочтении экспертизы его поразило предвзятое отношение к религии ислам. В книгах излагаются общеизвестные факты и обрядовые предписания.

68. Защита повторно просила суд сделать запрос о месте нахождения мобильного телефона Габдрахманова и Новаковского для подтверждения либо опровержения факта их нахождения в спорное время на станции Салтыковка, а так же истребовать из ОАО «РЖД» справку о том, кто из работников ОАО «РЖД» организации осуществлял свои трудовые обязанности с 09 часов 00 минут по 11 часов 00 минут 03 августа 2011 года (дворники, кассиры, иной обслуживающий персонал) с указанием их имени, фамилии, отчества, домашнего адреса и номера телефона (указанные сведения необходимы для вызова их в суд с целью дачи свидетельских показаний); сведения о том, велось ли с 09 часов 00 минут по 11 часов 00 минут 03 августа 2011 года видеонаблюдение на станции «Салтыковка» Горьковского направления Московской железной дороги, если велось, то сообщить, возможно ли получение видеозаписей, произведенных 03 августа 2010 года на сегодняшний день. Суд в ходатайстве об истребовании информации из ОАО «РЖД» отказал, поскольку «данные, запрашиваемые адвокатом, не несут никакой значимости по уголовному делу», а в ходатайстве об истребоваании данных о месте нахождения мобильных телефонов отказал без мотивировки.

69. Защита так же просила суд содействовать в вызове и допросе экспертов Батова В.И. и Крюковой Н.Н.. Ходатайство было мотивировано внутренним законодательством Российской Федерации, практикой Европейского суда по правам человека об обязанности суда допросить экспертов по делу. В ходатайстве излагались конкретные вопросы, которые защита хотела выяснить у экспертов. Суд в ходатайстве отказал, так как «заключение имеется в материалах дела».

70. Защита просила истребовать из УФСБ по городу Москве и Московской области, а так же из ГУВД по Московской области постановления суда, разрешающие прослушивание телефонных переговоров Хабибуллина Айдара, ссылка на которые имеется в материалах уголовного дела. Ходатайство было мотивировано нормами внутренного законодательства России и международного права, а так же тем, что 25 октября 2011 года защитой был направлен адвокатский запрос в УФСБ по городу Москве и Московской области, а так же ГУВД по Московской области, по содержанию аналогичный ходатайству в суд, но был ответ, что постановление суда является государственной тайной и не подлежит представлению. Суд в ходатайстве отказал, поскольку в «данных постановлениях содержится секретная информация по другим преступлениям».

71. По ходатайству защиты были осмотрены вещественные доказательства. Защита обратила внимания, что на осматриваемых листовках отсутствуют следы клея и отрыва от столбов. В связи с обнаруженным несоответствием между обстоятельствами дела, изложенными в имеющихся материалах дела, и внешним видом вещественных доказательств (а именно то, что свидетель Новаковский утверждал, что оторвал приклеенную к столбу листовку, а так же в протоколе осмотра места происшествия имеются сведения, что листовки были оторваны от столба) защита просила назначить судебно-криминалистическую экспертизу на предмет установления наличия следов клея и следов отрыва. В ходатайстве было отказано.

72. 31 января 2012 года в приговоре суд установил, что Хабибуллин А. и Габдрахманов Э. совершили каждый действия, направленные на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, с использованием средств массовой информации, организованной группой. В период времени не позднее 03 августа 2010 г. Хабибуллин А. создал организованную группу для активного воздействия на широкий круг людей посредством изданных печатных изданий и листовок экстремисткой направленности. В неустановленный период времени, но не позднее 03 августа 2010 г. в указанную организованную группу вступил Габдрахманов Э.

73. В приговоре суд, не анализируя исследовательскую часть лингвистических экспертиз Батова и Крюковой, ссылался только на выводы экспертизы (пункт 19 настоящего документа).

74. Согласно текста приговора суда, 03 августа 2010 г., находясь на пристанционной площади железнодорожной станции «Салтыковка» Габдрахманов расклеил не менее 5 листовок, озаглавленных словами: «Во имя Аллаха Милостивого Милосердного...».

75. Кроме того, Хабибуллин А. по месту своего проживания по адресу: Московская область, г. Железнодорожный..., хранил листовку, озаглавленную словами: «Во имя Аллаха Милостивого Милосердного...» и совершил незаконное хранение боеприпасов, а Габдрахманов Э.М. хранил листовки и указанные книги по месту своего проживания по адресу Московская область, Балашиха, мкр. Гагарина, д. 10, кв. 48, и совершил незаконное хранение боеприпасов, взрывчатых веществ.

76. Суд положил в основу приговора показания свидетеля Новаковского Д.В. Существенные расхождения в показаниях Новаковского, данных на предварительном следствии и в суде (пункты 43-47, 70 настоящего документа), не анализировались, но оценены следующей фразой: «В судебном заседании Новаковский Д.В. показал, что подтверждает указанные показания, неточности в его показаниях в судебном заседании связаны с давностью времени, прошедшего со дня исследуемых судом событий». Анализ с имеющимися противоречиями с материалами дела и вещественными доказательствами отсутствовал.

77. Так же в основу приговора были положены показания, данные в ходе предварительного расследования понятого при обыске Егорова А.В., чью явку в суд обеспечить не представилось возможным из-за невозможности установления точного фактического места нахождения свидетеля. Судом не был исследован довод защиты, что подпись в протоколе допроса и протоколе обыска имеет существенные различия (пункт 63 настоящего документа).

78. Суд коротко привел показания свидетелей Ашимова Ф.Б., Бронина Г.В., Усманова Р.К., но, несмотря на то, что их показаниями подтверждалась невиновность Хабибуллина, отметил, что этими показаниями подтверждается виновность Хабибуллина.

79. Виновность Хабибуллина А.М. и Габдрахманова Э., по мнению суда, также подтверждается: протоколом осмотра места происшествия от 03 августа 2010 г. (т.1, л.д. 86-89); протоколом обыска от 08 сентября 2010 года по адресу: г. Балашиха, ... обнаружены и изъяты листовки, книги, брошюра, взрыватель серебристого цвета, корпус металлической гранаты. (т.3, л.д. 5-34); протоколом обыска от 25 сентября 2010 г. в ходе которого по адресу: Московская область, г. Железнодорожный... были обнаружены и изъяты листовка и граната (т.3, л.д. 41-65); заявлением Новаковского Д.В. в Салтыковский ГОМ о факте расклеивания 03.08.2010 г., листов с надписями: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного», (т.1, л.д. 84); актом добровольной выдачи, согласно которого Новаковский Д.В. выдал сотрудникам полиции четыре листовки(т.1, л.д. 90, 91); заключением психолого-лингвистической экспертизы текстов книг (т.3, л.д. 127-138); заключением дополнительной психолого-лингвистической экспертизы текстов книг (т. 3, л.д. 159-190); заключением криминалистических экспертиз, согласно которым найденные в ходе обысков предметы являются взрывными устройствами (т.3, л.д. 200-206; т.3, л.д. 213-217)

80. Остальные перечисленные судом доказательства к обвинению отношения не имеют.

81. Оценивая показания свидетеля Галиакберова Р.З., Деревянкина В.В. суд нашел, что они не относится к предъявленному Хабибуллину А.М. обвинению, даны только относительно характеристики личности подсудимого либо излагается субъективное мнение по поводу содержания материалов.

82. Оправдывающие показания Ишмухаметовой С.Д., Хабибуллиной Т.С., суд отверг по причине характера отношений Хабибуллина с этими свидетелями. Показания Ишмухаметовой С.Д. об обстоятельствах обыска в ее квартире противоречат показания протоколу самого обыска, а также показаниям свидетеля Егорова А.В.

83. Оценивая показания специалистов, суд находит, что показания Насырова И.Р., Шафиева Ф.Ф., Забирова А.К. относительно содержания листовок, по которым проводилась психолого-лингвистическая экспертиза, не противоречат выводам экспертов Крюковой Н.Н. и Батова В.И., которые были исследованы судом.

84. Суть показаний специалистов Забирова А.К., Насырова И.Р., Салеева А.З., Смирнова А.В. была сведена ими к точке зрения о том, что выводы экспертов не основаны на знаниях Ислама, в связи с чем, не являются обоснованными. Вместе с тем, по мнению суда, согласно описательной части дополнительной судебной психолого-лингвистической экспертизы, указывающей на характер проведенных исследований, исследование экспертами проводилось посредством анализа, касающегося только текста на предмет его понимания и восприятия в русскоязычной среде, при этом религиозные аспекты экспертами не разбирались.

85. К показаниям Габдрахманова Э.М. о его алиби по состоянию на 03 августа 2010 г. и о лицах, которые могут подтвердить это алиби, суд отнесся критически, так как в ходе предварительного следствия Габдрахманов Э.М. об указанных обстоятельствах не указывал, от дачи показаний отказывался.

ИМЕВШИЕ МЕСТО НАРУШЕНИЯ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ АРГУМЕНТЫ

86. Полагаю, что осуждением Айдара Хабибуллина нарушена статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая звучит так: «Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения...» в свете статьи 10 Конвенции, которая звучит так: «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает... свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей...»

87. Айдар Хабибуллин является руководителем издательства, специализирующегося в производстве материалов об исламе, с середины 2000-х годов получившего известность в Российской Федерации (пункт 58 настоящего документа). В судебном заседании допрошено множество известных общественных и религиозных деятелей, ученых, которые оценивают деятельность Издательской группы «САД» исключительно положительно, как направленную против любых проявлений экстремизма, воспитывающей в гражданах только положительное. Продукция издательства используется в качестве учебных пособий в религиозных образовательных учреждениях, в частности, литература, схожая с той, что вменяют Айдару Хабибуллину в вину, утверждена как учебное пособие для преподавания в средних школах Президентом Российской Федерации (пункты 2, 49, 57, 60, 62, 63, 67 настоящего документа).

88. Исключительно положительно характеризуется не только деятельность возглавляемого им издательства, но и лично Айдар Хабибуллин (пункт 1, 36, 37, 40, 41 настоящего документа).

89. Дело Айдара Хабибуллина получило большой общественный резонанс в обществе, вызвало негативную реакцию на преследование как самого Айдара Хабибуллина, так и возглавляемого им издательства (пункт 35, 36 настоящего документа).

90. Многими специалистами отмечено, что одной из причин усиления религиозного экстремизма в Российской Федерации является низкий уровень знания российскими мусульманами собственной религии, и отметили, что сегодня самым действенным способом борьбы с религиозным экстремизмом, прикрывающегося псевдоисламской риторикой, является использование ресурсов самой исламской религии путем просвещения мусульман, чем и занималось издательство Айдара Хабибуллина (пункты 34, 49, 60, 62 настоящего документа).

91. Айдара Хабибуллина, а так же обвиняемого совместно с ним Габдрахманова правоохранительные органы стали контролировать как минимум со 02 апреля 2009 года, когда были получены первые известные Айдару Хабибуллину постановления суда, разрешающие прослушивание их телефонных разговоров (пункты 3-5 настоящего документа).

92. В материалах уголовного дела отсутствуют любые доказательства, как и в оспариваемом приговоре, совместной деятельности Айдара Хабибуллина и Габдрахманова. Несмотря на это, с самого начала уголовного преследования Айдар Хабибуллин был задержан по подозрению в издании литературы, содержащей призывы к враждебным действиям, совершенной организованной группой с Габдрахмановым (пункт 22 настоящего документа). Даже при соединении дел Габдрахманова и Айдара Хабибуллина в одно производство учитывалось только то, что при обыске у Габдрахманова была обнаружена литература издательства «САД» (пункт 24 настоящего документа).

93. Можно утверждать, что интерес правоохранительных органов к Айдару Хабибуллину выражен в постановлении о разрешении производства обыска в жилище от 15 сентября 2010 года, в котором суд установил, что «одним из координаторов ячейки Нурджулар на территории РФ является Хабибуллин Айдар Миннуллович... является директором ООО издательская группа «Сад»... Своей целью организация ставит: мусульманизация русского населения, насильственное свержение строя России и создание на ее территориях Османской империи (пункт 20, 25 настоящего документа). Следовательно, осуждение Айдара Хабибуллина имело иную цель, чем было представлено суду.

94. Как видно, все время контролем деятельности Айдара Хабибуллина занималось одно и то же лицо. На сводках телефонных переговоров за 2010 год имеется отметка: «Разослать Федотову С.Н.» (пункт 6 настоящего документа). При обыске, в ходе которого была обнаружена граната, хранение которой вменяется Айдару Хабибуллину, так же присутствовал Федотов С.Н. (пункт 21 настоящего документа). Федотов в ходе обыска достал из старой дамской сумки владелицы квартиры Ишмухаметовой, ранее уже досмотренной, вменяемую Хабибуллину противоправную листовку. В конце обыска зашли трое мужчин, Федотов им сказал, показывая на Хабибуллина: «Вот он, все нормально» (пункт 66 настоящего документа).

95. Итогом многолетнего наблюдения за деятельностью Айдара Хабибуллина явилось осуждение за незаконное хранение взрывчатого устройства на основании сфальсифицированных доказательств, а так же по надуманному обвинению в разжигании вражды, как это будет показано ниже.

96. Суд положил в основу приговора в части обвинения в возбуждении вражды только выводы экспертов (пункт 73 настоящего документа), не раскрыв исследовательскую часть экспертизы, в нарушение требований законодательства России. Согласно пункта 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» ссылаясь в приговоре на заключение эксперта, подтверждающее, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, суду необходимо раскрыть их содержание. В действительности, раскрыв содержание спорной экспертизы, суд не смог бы привести ни одного рационального довода, подтверждающего выводы экспертизы.

97. Полагаю, что вышеизложенным (пункты 87-86 настоящего документа) подтверждается вмешательство в права Айдара Хабибуллина, охраняемые статьями 9 и 10 Конвенции. Предусмотрено ли это вмешательство законом, преследует правомерную цель и необходимо ли в демократическом обществе полагаю необходимым рассмотреть вместе с исследованием вопроса о неправомерности отказа в вызове и допросе в судебное заседание экспертов-лингвистов (смотри ниже пункты 98-169 настоящего документа).

98. Считаю, что отказом в вызове и допросе в судебное заседание экспертов были нарушены права Айдара Хабибуллина, гарантированные подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления, как минимум, имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

99. Согласно позиции ЕСПЧ приговор будет не соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, если он основывается исключительно или преимущественно на показаниях свидетеля, допросить которого в суде или во время следствия обвиняемому не предоставили возможности (пункт 96 настоящего документа).

100. В российском уголовно-процессуальном законодательстве показания свидетеля, потерпевшего, подсудимого, заключения и показания эксперта относятся к различным видам доказательств. Однако Европейский Суд не выделяет их как отдельные виды доказательств, рассматривая в качестве таковых любые показания как на стадии предварительного расследования, так и рассмотрения дела в суде. То есть заключение эксперта рассматривается как показания, данные в письменном виде.

101. Применительно к заключению эксперта Европейский Суд постановил, что при назначении эксперта судом право на справедливое разбирательство требует, чтобы все стороны имели возможность поставить перед экспертом вопросы и опросить его в ходе процесса (Mantovanelli v.France).

102. В соответствии утвердившейся практикой Европейского Суда, использование в качестве доказательств письменных показаний само по себе не противоречит пункту 1 и подпункту «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции, если соблюдены права стороны защиты. Европейский Суд руководствуется общими принципами необходимости допроса эксперта сторонами судебного процесса либо отсутствия такой необходимости:

103. 1. Как правило, все доказательства должны быть представлены в публичном судебном заседании, в присутствии обвиняемого, с целью состязательного обсуждения. Необходимо, чтобы обвиняемому была предоставлена достаточная и надлежащая возможность оспорить показания лиц, дающих показания против него, и допросить их либо при даче им самим показаний, либо на более поздней стадии производства по делу.

104. 2. Статья 6 Конвенции не гарантирует обвиняемому неограниченное право на обеспечение явки свидетелей в суд. Обычно суды государства решают, необходимо или желательно выслушать свидетеля. Однако когда приговор основан только либо большей частью на показаниях свидетеля, которого обвиняемый не имел возможности допросить лично, или возможности добиться допроса свидетеля третьими лицами во время следствия или судебного разбирательства, то он является несовместимой с требованиями статьи 6 Конвенции.

105. Те же положения, взятые во взаимосвязи, обязывают государства-участники принимать позитивные меры, чтобы эти свидетели были допрошены, проявляя достаточную тщательность для обеспечения того, чтобы права, гарантированные статьей статьи 6 Конвенции, осуществлялись эффективным способом.

106. В Определении Конституционного Суда РФ от 27 октября 2000 г. № 233-О отмечено, что «...суды... должны учитывать, что в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах (подпункт «е» пункта 3 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт «d» пункта 3 статьи 6) одним из обязательных условий справедливого судебного разбирательства является право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены. Принятие судом решения вопреки указанным международно-правовым нормам служит для гражданина, полагающего, что его права и свободы были нарушены, основанием для обращения в вышестоящие судебные инстанции, а при исчерпании всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты - в соответствующие межгосударственные органы, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (статья 46, части 2 и 3)».

107. В Определении Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. № 548-О и от 15 июля 2008 г. № 459-О-О отмечено, что суд обязан рассмотреть ходатайство стороны о вызове свидетеля и не имеет права на необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства, а должен использовать все имеющиеся возможности для обеспечения явки этого участника судопроизводства в судебное заседание.

108. В деле Balsyte-Lideikiene v. Lithuania Европейский суд отметил, что подпункт (d) пункта 3 статьи 6 Конвенции относится к свидетелям, а не к экспертам. Однако гарантии, содержащиеся в пункте 3, являются составной частью концепции справедливого судебного разбирательства, указанных в пункте 1 статьи 6 (см., кроме прочего, Artico v. Italy, решение от 13 мая 1980 г., § 32; Goddi v. Italy, решение от 9 апреля 1984 г., § 28; и Colozza and Rubinat v. Italy, решение от 12 февраля 1985 г., § 26). В указанном деле национальный суд обязан был исследовать жалобы Айдара Хабибуллина по общему правилу, установленному параграфом 1 статьи 6. Суд принял во внимание тот факт, что суд первой инстанции назначил экспертов для заключения в сфере политической науки, библиографии, психологии и истории с целью определения, представляет ли соответствующий текст угрозу обществу. Суд обратил особенное внимание на тот факт, что находя обвиняемого виновным, национальные суды обеих инстанций обширно цитировали заключения этих экспертов. Исходя из этого, Суд пришел к выводу, что заключения экспертов, сделанные до судебного заседания, сыграли ключевую роль в судебном процессе против Айдара Хабибуллина. Поскольку Айдар Хабибуллин просила о вызове и допросе экспертов, а суды обеих инстанцию отказали ей в этом, сославшись, что их отсутствие не влечет нарушения каких-либо процессуальных прав Айдара Хабибуллина, Суд признал нарушение статьи 6 Конвенции.

109. Согласно части второй статьи 80 УПК РФ показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения. Согласно статей 205 и 282 УПК РФ участники судопроизводства могут ходатайствовать о допросе эксперта следователем или в ходе судебного следствия, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

110. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд России в своих постановлениях (например, Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 467-О), праву подозреваемого, обвиняемого, их защитников собирать и представлять доказательства соответствует обязанность дознавателя, следователя, прокурора и суда рассмотреть каждое заявленное в связи с исследованием доказательств ходатайство, причем в силу части второй статьи 159 УПК Российской Федерации подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для конкретного уголовного дела. Тем самым уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа должностным лицом в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты. По смыслу содержащихся в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормативных предписаний в их взаимосвязи с положениями статей 45, 46 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства с позиций принципа разумности оказывается избыточным. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты.

111. Согласно пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место - убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается. Так же и в пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» отмечается, что «при назначении судебных экспертиз по делам о преступлениях экстремистской направленности не допускается постановка перед экспертом не входящих в его компетенцию правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции суда. В частности, перед экспертами не могут быть поставлены вопросы о том, содержатся ли в тексте призывы к экстремистской деятельности, направлены ли информационные материалы на возбуждение ненависти или вражды».

112. Вместе с юридическим обоснованием (пункты 98-111 настоящего документа) необходимости вызова экспертов защита в ходатайстве о вызова экспертов перечислила многие вопросы, которые она желала выяснить у эксперта, поскольку из исследовательской части экспертизы не следует, что представленные на исследование материалы (книга «Основы ислама» и «Пророк Мухаммад Мустафа-2») способны повлечь последствия, изложенные в выводах экспертов (выводы экспертов в пунктах 19, 29 настоящего документа).

113. В целом каждый абзац оспариваемой экспертизы содержит странные утверждения, таким образом защита полагала, что постановка вопросов экспертам поставит их в такое положение, что они не смогут объяснить не только научность их заключения, но и дать им сколько-нибудь разумное объяснение (кратко суть экспертизы изложена в пунктах 16-18, 30-31 настоящего документа).

114. Защита утверждала, что эксперты в деле - это единственные свидетели, на которых строится все обвинение во враждебных призывах и действиях. Допрос экспертов мог бы внести вклад в поддержание равного процессуально-правового статуса обвинения и защиты, при перекрестном их допросе нам будет предоставлена надлежащая и достаточная возможность оспорить заявления, которые явятся юридическим основанием приговора.

115. Вызов эксперта был необходим так же на фоне того, что все допрошенные в суде специалисты утверждали об антинаучности данной экспертизы. О доброжелательности исследуемых книг свидетельствуют документы и заключения специалистов, имеющихся в материалах дела (пункты 2, 32-34, 52-55, 58-60, 62, 67 настоящего документа). Выводам экспертизы противоречит и сам характер деятельности издательства, а так же личное поведение его руководителя, о причинах расхождения теоретического заключения и практического поведения так же было необходимо выяснить у экспертов (пункты 87, 88 настоящего документа).

116. Однако судом в вызове и допросе экспертов было фактически отказано формулировкой «удовлетворить ходатайство частично, вызвать экспертов, но неявка в судебное заседание не будет связана с отложением судебного заседания» (пункты 51, 69 настоящего документа).

117. Более того, в материалах дела не имеется каких-либо свидетельств, что суд предпринимал предусмотренные процессуальным законом попытки вызова экспертов: направление повесток, вынесения постановлений о принудительном приводе в судебное заседание. Этим самым суд явно отказал в вызове и допросе экспертов.

118. Европейский суд подчеркивает, что особенное значение имеют конкретные слова, используемые в текстах, а равно контекст, в котором они они опубликованы (см. решение Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 г.).

119. Так, например, в деле Zana v. Turkey от 25 ноября 1997 г., Европейский суд по правам человека установил, что привлечение к уголовной ответственности за заявление о признании Курдской рабочей партии (которую ранее турецкий суд расценил террористической организацией) «национально-освободительным движением», а о совершенных ее сторонниками массовых убийствах женщин и детей — «ошибкой, которую может допустить каждый», сделанное публичной фигурой — бывшим мэром одного из самых крупных городов на юге Турции (где и действует Курдская рабочая партия) — на страницах крупной ежедневной национальной газеты, не является нарушением свободы выражения. Суд признал, что такие заявления при таких обстоятельствах могут привести к эскалации и без того взрывоопасной ситуации в том регионе, а потому вмешательно официальных властей признано Европейским судом правомерным (решение Zana v. Turkey от 25 ноября 1997 г.).

120. В аналогичном деле Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 года Европейский суд признал, что с учетом использования сепаратистским движением «Курдская рабочая партия» методов, основанных на насилии, и чувствительности ситуации с безопасностью на юго-востоке Турции, реакция официальных властей на публикации в общенациональном журнале призывов сепаратистов в виде уголовного преследования представляет собой законную цель (Sürek v. Turkey от 8 июля 1999 г.).

121. Необходимо учитывать показания всех свидетелей и специалистов, что объявление книг «Основы ислама» и «Пророк Мухаммад Мустафа 2» противозаконными экспертами Батовой и Крюковой действительно вызвало волнения в обществе, но не в связи с их противоправным содержанием, а напротив, как книг несущих добро и являющимся преградой для экстремистов. Специалисты, допрошенные в судебном заседании, практически прямо обвиняют экспертов Батова и Крюкова в провокации, вырывании фраз из контекста, необоснованной демонизации ислама и суждениях, свойственных 19 веку (пункты 89-90 настоящего документа). Не надо быть экспертом или специалистом, чтобы понять необоснованность этой экспертизы.

122. Даже если не брать в расчет надуманность доводов и выводов экспертизы, в деле Incal v. Turkey предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека было уголовное преследование члена исполкома Народной партии труда за распространение листовки тиражом 10 тысяч экземпляров. В листовке шла речь о терроре государства в отношении курдского меньшинства, приводились утверждения, в которых действия турецких официальных властей в отношении жителей провинции Измир назывались «расистскими», «шовинистическими», «государственный террор», «спецоперация против курдского народа». Изучив все обстоятельства дела, Суд пришел к выводу, что осуждение Айдара Хабибуллина было непропорциональным преследуемой властями цели и оно не было необходимым в демократическом обществе, признав нарушение статьи 10 Конвенции.

123. В деле Ceylan v. Turkey Европейский Суд исследовал обстоятельства привлечения к уголовной ответственности президента профсоюза за опубликование статьи «Для рабочих пришло время высказаться — завтра будет слишком поздно», опубликованной в столичном еженедельнике. В статье автор называет действия официальных властей «государственным терроризмом», «империалистами», «геноцидом» и призывает «весь наш народ и все наши силы к активному участию в борьбе» с ними. Изучив все обстоятельства этого дела, Суд пришел к выводу, что осуждение Айдара Хабибуллина было непропорциональным преследуемой властями цели и оно не было необходимым в демократическом обществе, признав нарушение статьи 10 Конвенции.

124. Точно таким же образом Европейский суд по правам человека поступил в делах Arslan v. Turkey, Gerger v. Turkey, Polat v. Turkey, Karatas v. Turkey и во многих других, по обстоятельствам, гораздо более серьезным, чем фразы, приведенные в экспертизе и поставленные экспертами в вину Хабибуллину.

125. Следовательно, суд в приговоре обязан был обосновать свою позицию о противоправности книг «Основы ислама» и «Пророк Мухаммад мустафа 2» не только мнением экспертов, но и сложившейся в стране ситуацией, угрозу которой представляет издаваемая Издательской группой «САД» литература.

126. Напротив, стороной защиты доказано, что объявление этих книг противоправными способно обострить ситуацию в стране, вызвать волнения среди мусульман, недоверие к действием властей, лишению мусульман базовой учебной литературы, будет способствовать распространению экстремизма, чему и препятствовала эта литература.

127. Так же суд не дал никаких оценок положительным характеристикам Айдара Хабибуллина, не обосновал, почему характеризующийся исключительно положительно человек, официально и открыто выступающий против экстремизма, в частности против терроризма, желающий распространить добро, стал издавать настолько опасную литературу, что она стала пособием для подготовки террористов-смертников.

128. Что касается листовок, которые расклеивал Габдрахманов, и действительно имеющих противоправное содержание, то защита доказала, что Айдар Хабибуллин хорошо знает русский и арабский языки (пункт 40 настоящего документа). Все специалисты о содержании листовки показали, что она составлена безграмотно как в плане русского языка, так и арабские буквы представляют собой рассыпавшиеся арабские буквы (пункт 56, 61, 62 настоящего документа). Так, в листовке написано, что из мусульман произошли христиане и иудеи, такую ошибку не мог бы допустить образованный Айдар Хабибуллин.

129. Самиздатовских листовок, которые представляли собой эти материалы, издательство никогда не выпускало, а выпускало только цветную продукцию хорошего качества (пункт 36-38, 40 настоящего документа).

130. Эксперты Батов В.И. и Крюкова Н.Н., на которые ссылается обвинение, изучив листовку, пришли к выводу, что текст «призван запугать людей положительно относящихся к исламу или приверженце ислама не участвующих в джихаде» (в том понимании, как его трактует автор текста) (пункт 14-15 настоящего документа). Другие специалисты так же отметили, что цель этой листовки - раздражить людей, которые к исламу не имеют отношение, но, естественно будет обратная реакция, негатив только к мусульманам (пункт 61, 62 настоящего документа). Все материалы дела свидетельствуют, что Айдар Хабибуллин открыто, публично, аргументированно выступает против насилия, призывает только к добру, и единичный факт распространения подобных листовок, как минимум, вызывает сомнение (с учетом того, что правоохранительные органы уже давно контролировали деятельность Айдара Хабибуллина).

131. Листовка расклеивалась в публичном месте, котором не ходят мусульмане, что выглядит странно, так как если текст и адресован кому-то, то мусульманам (пункт 61 настоящего документа).

132. Кажется неразумным, что на такой провокационной листовке имется подпись - Издательская группа «САД», так как она имеет криминальное содержание, а преступники всегда стараются не оставить за собой следы

133. Несмотря на данные материалов дела (показания свидетеля Новаковского и протокола осмотра места происшествия), на листовках отсутствуют следы клеящего вещества и следы отрыва от столба, осмотр места происшествия проводился с истечением времени, и клей должен был высохнуть. Имеются много других существенных недостатков доказательств, свидетельствующих о наличии события преступления (пункты 71, 155-157 настоящего документа.

134. Считаю, что обвинительным приговором в деле Айдара Хабибуллина, относящимся к обвинение его в хранении взрывных устройств (пункт 75 настоящего документа), нарушена часть 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая звучит так: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком».

135. С нарушением этой статьи Конвенции тесно связано так же нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, согласно которому «Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... беспристрастным судом» порядком проведения обыска в квартире, в котором было обнаружено взрывное устройство, а так же отказом суда в приговоре исследовать довод Айдара Хабибуллина о произвольном и не соответсвующем закону порядке проведения этого следственного действия.

136. Согласно частей 1-3 статьи 49 Конституции России «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

137. Пункты 1-4 статьи 14 УПК РФ звучат так: «Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

138. Правоохранительные органы начали следить за деятельностью Айдара Хабибуллина с апреля 2009 года, то есть за один год и шесть месяцев до его ареста (пункты 3-5 настоящего документа).

139. Айдар Хабибуллин и свидетель Ишмухаметова (владелица обысканной квартиры) последовательно заявляли с момента проведения обыска 25 сентября 2010 года по адресу: Московская область, г. Железнодорожный..., и обнаружения там гранат, что данная квартира принадлежит Ишмухаметовой, Хабибуллин в ней никогда не проживал, его вещей в квартире никогда не было. Единственный раз, когда он ночевал в этой квартире, был связан с необходимостью оказать помощь в упорядочении вещей после переезда, настройке компьютера Ишмухаметовой, который был осуществлен накануне обыска.

140. Ни следствие, ни суд ни разу не предприняли попыток опровергнуть этот довод.

141. Поэтому доводы обвинения о том, что найденная при обыске в квартире Ишмухаметовой граната принадлежит Хабибуллину, является не более чем предположением, и не могут быть положены в основу приговора.

142. Кроме того, как видно из показаний свидетеля Ишмухаметовой и Айдара Хабибуллина (пункты 39, 66 настоящего документа), обыск проводился одновременно пятью сотрудниками правоохранительных органов, большей частью в отсутствие следователя, соответственно не мог быть наблюдаем одновременно двумя понятыми, а порой даже и одним понятым, как это произошло при изъятии гранаты. Кроме того, как видно из показаний вышеуказанных лиц, они были ограничены в передвижении в замкнутом пространстве, а сотрудники правоохранительных органов свободно передвигались по обыскиваемой квартире, без возможности контроля их действий понятыми и хозяйкой квартиры, что, с учетом всех обстоятельств дела, привело к фальсификации доказательства - сотрудники правоохранительных органов положили гранату в санузел квартиры.

143. Суд в приговоре исследовал этот довод защиты, но отметил, что он опровергается исследованными в суде доказательствами, ограничившись указанием на оглашенные против воли защиты показания понятого при обыске (которые имеют неустранимые дефекты, пункты 133, 155-157 настоящего документа). Однако данный довод защиты подтверждается протоколом обыска, в котором перечислены фамилии пяти сотрудников правоохранительных органов, принимавших участие в обыске, и двух понятых (пункт 21 настоящего документа).

144. Далее, защита утверждала, что сотрудники правоохранительных органов не обыскивали многие помещения и предметы, а целенаправленно исследовала только те места, где были обнаружены противоправные предметы. В частности, листовка была обнаружена в старой женской сумочке Ишмухаметовой. Этот довод так же не был исследован судом.

145. Согласно части 11 статьи 182 УПК РФ при производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи.

146. Согласно пункта 1, 4 статьи 38 УПК РФ следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Следователь уполномочен давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Следовательно, следователь не имел права отлучаться от места проведения следственного действия. Именно такое истолкование этой нормы дано в Определении Конституционного Суда РФ от 15 июля 2010 года № 1026-О-О и Кассационном определении СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июня 2010 года.

147. Согласно статьи 60  УПК РФ понятой - не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия. Согласно статьи 170 УПК РФ обыск производится с участием не менее двух понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов. А значит, как минимум, понятым должна быть предоставлена возможность присутствовать при каждом осуществленном следователем действии при обыске, наблюдать за их совершением, что при вышеуказанном обыске осуществлено не было.

148. Факты нарушения Конвенции и внутреннего законодательства влекут признание доказательства недопустимым. Как полученным с нарушением закона, и считаем обвинение в хранении оружия основанным на недопустимом доказательстве.

149. Считаю, что отказом в вызове и допросе в судебное заседание понятых при обыске были нарушены права Айдара Хабибуллина, гарантированные подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления, как минимум, имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

150. Правовые обоснования обязанности суда удовлетворить ходатайство о вызове свидетелей в суд изложены в пунктах 99-110 настоящего документа.

151. Понятые при обыске (пункт 21 настоящего документа) являются единственными свидетелями предполагаемого хранения Заявителем взрывных устройств и справедливости проведенного следственного действия, иначе участие понятых в ходе следственного действия теряет смысл.

152. Суд отказал в вызове и допросе понятого Егорова и огласил его показания, данные на предварительном следствии, в связи с тем, что тот проживает не в Москве, хотя защита указывала на несоответствие его показаний, данных на предварительном следствии, материалам дела (пункты 139, 142 настоящего документа), а так же явным отличием его подписи в протоколе обыска и протоколе допроса. В вызове второго понятого Егорова было отказано немотивированно (пункт 27, 64 настоящего документа).

154. Считаю нарушенным пункт 1 статьи 6 Конвенции, согласно которому «Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... беспристрастным судом». Судебное разбирательство в целом было несправедливым. Как и приговор. Кроме вышеизложенных нарушений, защите было отказано в любой возможности оспорить обвинение.

155. Так, свидетель Новаковский, обвиняющий Габдрахманова в расклеивании листовок на пристанционной площади Салтыковка, вел себя в суде вызывающе, несколько раз утверждал, что обратился в милицию из-за того, что он православный человек. Не скрывал, что на его блоге в сети интернет имеются материалы военно-православной тематики (пункты 44, 47 настоящего документа). Из материалов дела следует, что Новаковский сдал отклеил и сдал четыре листовки. Листовки обнаружены примерно в 10 часов утра, на станции он был в одиночестве, заявление было написано около 13 часов дня, объяснение было дано в 13 часов 20 минут, хотя из объяснения следует, что выдача листовок и написание заявления происходили одновременно, либо последовательно. В ходе осмотра места происшествия от столюа былв отклеена одна листовка (пункт 7, 8, 46 настоящего документа). В суде свидетель пояснил, что на станции было много народа, уверенно опознал Габрахманова как человека, расклеивавшего листовки, сорвал он только одну листовку, отнес в территориальное УВД Салтыковки, до которого 200-300 метров, написал заявление и сразу ушел домой, так как торопился (пункт 43, 45 настоящего документа). При осмотре листовок в судебном заседании отсутствовали следы клея и отрыва от столбов (Пункт 71 настоящего документа). Следовательно, свидетель путал очень существенные детали, а в отсутствии памяти его обвинить невозможно, так как он уверенно опознал Габдрахманова, которого не видел около двух лет.

156. В связи с указанными противоречиями, а так же показаниями Габдрахманова, который подробно рассказал, где он провел этот день и с кем встречался, защита дважды заявила ходатайство сделать запрос оператору мобильной связи «Мегафон» для выяснения места нахождения мобильного телефона свидетеля Новаковского и подсудимого Габдрахманова. В ходатайстве судом отказано в связи с чем, что показания Новаковского не вызывают недоверия (Пункты 48, 68 настоящего документа).

157. Защита дважды заявила ходатайство истребовать из ОАО «РЖД» справку о том, кто из работников ОАО «РЖД» организации осуществлял свои трудовые обязанности в спорное время на станции «Салтыковка», а так же записей видеонаблюдения, приобщив доказательства, что адвокатский запрос оставлен без ответа. Суд в ходатайстве об истребовании информации из ОАО «РЖД» отказал, поскольку «данные, запрашиваемые адвокатом, не несут никакой значимости по уголовному делу» (Пункты 42, 68 настоящего документа).

158. Защита просила суд приобщить к материалам дела Исламский духовно-просветительский журнал «Золотой Родник» от 2010 года (№ 3 (38) за май-июнь), доказывающий, что за три месяца до задержания Айдар Хабибуллин распространял совершенно иную идеологию, чем во вменяемой ему листовке. В приобщении журнала было отказано, поскольку, по мнению суда, он не имеет отношения к делу (пункт 63 настоящего документа).

158. Полагаю, что отказом в истребовании постановлений о разрешении прослушивания телефонных переговоров нарушен пункт 1 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни.

159. Мобильный телефон Хабибуллина Айдара Миннуловича прослушивался сотрудниками правоохранительных органов как минимум с апреля 2009 года (пункты 3-5 настоящего документа).

160. В соответствии с частью четвертой статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях. Статья 282 УК РФ относится в преступлениям небольшой тяжести.

162. В Определении Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. № 375-О  отмечено: «В то же время если лицо, в отношении которого разрешены и проводятся оперативно-розыскные мероприятия, узнало об этом и полагает, что его права и законные интересы ущемлены, то оно имеет право на судебную защиту и обжалование соответствующих действий и решений».

163. В Определении Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. № 460-О-О  отмечено, что исходя из смысла законодательства «часть третья статьи 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет правило, согласно которому судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Данное правило не означает запрет на приобщение копии такого решения к материалам уголовного дела, в котором в качестве доказательств используются результаты оперативно-розыскной деятельности; более того, результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании судебных решений, должны представляться следователю или в суд именно вместе с копиями этих судебных решений. Это правило нашло закрепление в Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, пункт 13 которой прямо предписывает в случае представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, прилагать к ним копии судебных решений о проведении оперативно-розыскных мероприятий».

164. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 9 июня 2011 г. № 12-П отмечено, что «Европейский Суд по правам человека при применении статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не допускающей ограничение со стороны публичных властей права на уважение личной и семейной жизни граждан, их жилища и корреспонденции, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья, нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Вмешательство органов исполнительной власти в права отдельных лиц требует, по его мнению, эффективного контроля, который, как общее правило, должен обеспечиваться судебной властью, поскольку именно судебный контроль предоставляет наилучшие гарантии независимости, беспристрастности и надлежащего разбирательства; при применении средств негласного наблюдения за гражданами необходимы адекватные и действенные гарантии против злоупотреблений органов власти; вместе с тем момент, в какой можно прибегнуть к судебному обжалованию решения о введении мер негласного наблюдения, связан со спецификой этих мер: заинтересованное лицо, очевидно, не может использовать право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное статьей 6 Конвенции, пока соответствующее решение остается тайным по законным основаниям, но как только заинтересованное лицо получило информацию о проводимых в отношении него негласных мероприятиях, оно может прибегнуть к судебной защите от возможных нарушений его прав; при этом соблюдение требований данной статьи распространяется на разбирательство дела в целом, включая соблюдение правил подсудности, способы получения доказательств и другие обстоятельства (постановление Европейского Суда по правам человека от 6 сентября 1978 года по делу «Класс (Klass) и другие против Федеративной Республики Германии», постановление Большой палаты Европейского Суда по правам человека от 10 марта 2009 года по делу «Быков (Bykov) против России»).

165. Так же и в Определении Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. № 1076-О-П отмечено, что «Такой подход к определению пределов судебного контроля с участием заинтересованного лица за действиями органов уголовного преследования согласуется с прецедентной практикой применения Европейским Судом по правам человека пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующего каждому право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом. Согласно позиции Европейского Суда по правам человека решение о вмешательстве органов исполнительной власти в права отдельных лиц не подлежит судебному контролю по инициативе заинтересованного лица и с его участием до тех пор, пока оно остается тайным по законным основаниям, однако после прекращения такого вмешательства решение, как только представится возможным, должно подпадать под действие судебного контроля с участием заинтересованного лица (пункты 55, 57 и 75 постановления от 6 сентября 1978 года по делу «Класс (Klass) и другие против Федеративной Республики Германии»)».

166. Следовательно, защита, после того, как решение суда о производстве обыска перестало быть тайным, имеет право его обжаловать. Для обжалования этого решения необходимо ознакомиться с его текстом.

167. В материалах уголовного дела разрешения на производство ОРМ отсутствуют.

168. Защита просила истребовать из УФСБ по городу Москве и Московской области, а так же из ГУВД по Московской области постановления суда, разрешающие прослушивание телефонных переговоров Хабибуллина Айдара Миннуловича, ссылка на которые имеется в материалах уголовного дела. Ходатайство было мотивировано нормами внутренного законодательства России и международного права, а так же тем, что 25 октября 2011 года защитой был направлен адвокатский запрос в УФСБ по городу Москве и Московской области, а так же ГУВД по Московской области, по содержанию аналогичный ходатайству в суд, но был ответ, что постановление суда является государственной тайной и не подлежит представлению. Суд в ходатайстве отказал, поскольку в «данных постановлениях содержится секретная информация по другим преступлениям» (пункт 70 настоящего документа). Указанные постановления были необходимы защите в целях их обжалования, а так же выяснения истинной причины, за которую преследовался Айдар Хабибуллин.

169. Все вышеизложенное позволяет утверждать, что в целом судебное разбирательство не было справедливым. Защита была полностью лишена возможности доказывать свою невиновность. Кроме того, ни обвинением, ни судом не приведены состыкующиеся между собой доказательства виновности Айдара Хабибуллина.

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.