За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Свобода вероисповеданий в законодательстве Российской Империи Выдержки из Полного собрания законов Российской Империи, Собрание 2

Выдержки из Полного собрания законов Российской Империи, Собрание 2

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том I

  

Закон 386, 2 июня 1826 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О допущении раздела имений, оставшихся после Магометан, по их закону»: «...Правительствующий Сенат по сему делу положил: допустить раздел имений, оставшихся после Магометан, по их закону тем более, что уже в отношении к выделу указанных частей женам умерших Магометанского закона мужей, Высочайшим указом, на доклад Правительствующего Сената последовавшим, соответственно их религии и обрядам повелено: после умерших Магометанского закона Татар оставшимся женам всем вообще выделять из движимого и недвижимого имения, буде дети останутся, одну осьмую часть. Государственный Совет, находя заключение Правительствующего Сената по сему предмету правильным, мнением полагает: оное утвердить. Резолюция. Быть по сему».

Закон 409, 17 июня 1826 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О выгодах, предоставляемых иноверцам Магометанского или Языческаго закона, принимающим Святое Крещение»: «Государственный Совет в Департамент Государственной Экономии и в Общем Собранни, рассмотрев представление Министра Финансов о том, какие можно дать выгода иноверцам, принимающим Святое Крещение; и сообразив мнения Министра Финансов в Обер-Прокурора Святейшего Синода, полагает установить следующие по предмету сему правила: 1) Иноверцы Магометанскаго или Языческого закона, восприемлющие Святое Крещение, исключаются из прежнего состояния и оклада и причисляются к Христианским обществам, по собственному их избранию, с трехлетнею льготою от платежа всех податей. 2) Сверх сего неплатившие до обращения к Православию никаких податей, навсегда от оных увольняются, а обложенные в прежнем исповедании меньшими противу Христиан окладами, остаются при платеж сей уменьшенной подати и впредь по смерть их; от личной же рекрутской повинности и от личного платежа рекрутских денег, по общественной раскладке, все они освобождаются на всегдашнее время. 3) Внутри Крыма, где Магометане не несут никаких гильдейских повинностей, новокрещенные иноверцы могут заниматься купеческою торговлею без взятия установленных свидетельств, но в прочих местах они не пользуются никакими исключительными правами по торговле и промышленности, подчиняясь наравне с прочими Христианами взятию торговых свидетельств как по миновании льготных лет, так и в продолжены оных. 4. Все вышеизложенное распространяется и на семейства иноверцев, обращающиеся вместе с ними к Православию, а дети их, прижитые по вocприятии Св. Крещения, подвергаются податям и повинностям, настоящему их званию соответствующим не прежде, как по достижении совершеннолетия, если до сего времени они будут внесены в ревизию».

Закон 410, 17 июня 1826 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О браках, заключаемых лицами Евангелического исповедания с Евреями и Магометанами: «...Венчание таковых браков должно быть совершаемо Евангелическим духовенством. Магометанам же и Евреям венчать или перевинчивать единоверцев своих с женами Евангелического исповедания запрещается... Евангелическая Консистория от таковых Магометан или Евреев должны брать подписку в том, что они детей обоего пола, прижитых ими от жен Евангелического исповедания, крестить и воспитывать будут в Христианской Вере Евангелического, или (буде родители пожелают) господствующего Греко-Российского исповедания; что как жен своих, так и детей никакими угрозами или обольщениями не будут приводить к своему закону, ниже малейше препятствовать им в свободном содержании их религии; и что, вступая в брак с Христианками, отрекаются от многоженства. Преступивших же сии обязанности подвергать наказанию по всей строгости Духовных и Гражданских законов; Евангелические Пасторы, имеющие в приходах их людей одного с ними вероисповедания, сочетавшихся с Евреями или Магометанами, обязаны наблюдать, чтобы как они, так и дети их обоего пола, пользовались Пасторскими наставлениями в законе Божием, ходили в Евангелическую церковь, и, по достижении надлежащего возраста, приобщались в ней Святых Тайн».

Закон 564, 31 августа 1826 года, Указ Сенатский «О запрещении Магометанскому Духовенству заниматься торговыми промыслами без записки в установленные разряды, и о приостановлении записки в сии разряды Таврического Магометанского Духовенства, по выходе его из сего звания, впредь до обложения Татар податьми»: «Правительствующий Сенат слушали представление Г. Министра Финансов, что Таврическая Казенная Экспедиция представила на его разрешение вопрос Карасубазарской Городовой Ратуши, может ли Магометанское Духовенство заниматься торговлей и промыслами и записываться в торговые разряды? Вопрос сей он, Министр Финансов сообщал на предварительное рассмотрение Г. Министра Народного Просвещения, Главноуправляющего Духовными делами иностранных исповеданий, и получил отзыв, что на основании Высочайшего указа 17 Декабря 1796 года. Магометанское Таврическое Духовенство навсегда свободно от всяких податей и налогов; но как полагать должно, в таком только случае, пока оно находится в сем состоянии и ограничивает занятия свои обязанностями оного, в прочих же Губерниях Магометанское Духовенство состоит в подушном окладе и подвержено повинностям оного, а только приходы, по добровольным общественным приговорам, освобождают свои духовные чины от таковых повинностей, принимая оные на себя, что вообще Магометанские духовные чины, как из дел видно, по их закону, не должны заниматься промыслами и торговлей, и по жалобам от прихожан на тех, которые занимались оными, Магометанское Духовное Начальство лишало их духовного звания. Основываясь на сих соображениях, Г. Главноуправляющий Духовными делами иностранных исповеданий полагает, что Таврические Магометанские духовные чины, по законам о них, и даже по их собственному закону не могут заниматься торговлей, и если бы кто пожелал заниматься оною, должен, по увольнении из духовного звания, записаться, на основании общих законов, в торговые разряды, и нести повинности сих разрядов, и как Магометанские духовные чины прочих Губерний не имеют даже льготы, дарованной в указе 1796 года Таврическим: то они тем менее могут заниматься торговлей без записки, на вышеизложенном основании, в торговые разряды. Соглашаясь с таковым мнением Г. Главноуправляющего Духовными делами иностранных исповеданий, он, Министр Финансов разрешил на сем основании Таврическую Казенную Экспедицию, с тем, чтобы записка в торговые разряды Таврического Магометанского духовенства, по выходе его из сего звания, на основании положения Комитета Гг. Министров 2 Июня 1825 года, остановлена была впредь до обложения Татар податьми. О чем и представлял Правительствующему Сенату с тем, не благоугодно ли будет, для единообразного по сему предмету исполнения, дать повсеместно, кому следует, предписания. Приказали: с прописанием означенного представления Г. Министра Финансов, для единообразного по изъясненному в нем предмету исполнения, предписать всем Губернским и Областным Правлениям и Правительствам, Войска Донского Войсковой Канцелярии и Казенным Палатам указами, каковыми дать знать всем Присутственным местам, Гг. Министрам, Военным Генерал-Губернаторам. Военным Губернаторам управляющим и гражданской частью, Генерал-Губернаторам, Градоначальникам и Войска Донского Войсковому Атаману; а в Святейший Правительствующий Синод, во все Департаменты Правительствующего Сената и в Общие оных Собраний сообщить ведения».

Закон 715, 1 декабря 1826 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О порядке производства дел касающихся до магометан»: «Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Coбpaнии рассматривал доклад Правительствующего Сената Общего Собрания Санкт-петербургских Департаментов, о порядке производства дел, касающихся Магометан. Правительствующий Сенат большинством голосов заключил постановить по сему предмету следующие правила: 1) Поелику Высочайшим указом 1788 Сентября 22 дня, об учреждении в Уфе Духовного Собрания Магометанского закона, повелено состоять оному под ведомством и указом Наместнического Правления и равняться с средними Присутственными местами; то на сем основании, за уничтожением впоследствии сих мест, Уездные и Земские Суды и Городничие, должны вести переписку не с Муфтием, а с Духовным Собранием сообщениями. 2) Тем же Высочайшим указом повелено: Духовному Собранию иметь в ведомстве своем всех Духовных Чинов того закона, в разных Губерниях пребывающих, исключая Таврической Области, где особое есть Духовное Правление: следовательно, по содержанию сего узаконения, Магометанское Духовенство должно быть подчинено Духовному Собранию в отношении только к духовным обязанностям; и Присутственные места и лица Гражданского Начальства не должны входить в рассмотрение о них дел, относящихся до их обязанностей, а обязаны предоставлять оныя рассмотрению Духовного Магометанского Собрания; дела же, касающиеся до Магометанских обществ, или хотя и дел духовных, но не имеющие отношения к их Духовным обязанностям, должны быть производимы в гражданских местах. 3) Относительно представления Муфтия, чтобы при следствиях и суде над духовными Магометанами, производимых Гражданским Начальством, были Депутаты со стороны Духовной Магометанской: поелику Духовенство Магометанское никаких особенных привилегий по сану своему не имеет, и состоя в подушном окладе, или служебной по Кантонам обязанности, отправляет все повинности, и по делам уголовным судится и наказывается наравне с прочими поселянами; то по сему, при следствиях и суде над Духовными Магометанами, Гражданским Начальством должен быть наблюдаем такой же порядок, какой наблюдается в отношении к прочим поселянам; наконец 4) Касательно представления Оренбургского Военного Губернатора о Магометанских брачных делах, утвердить мнение бывшего Министра Духовных дел и Народного Просвещения, чтобы следуя порядку, предписанному в указах 1767 Мая 28 и 1811 года Мая 5 числе, дела сего рода в отношении к религии предоставлять суду Магометанской Духовной власти; а в отношении к встречающимся в оных следствиям гражданским, например: к похищению имения, к личной обиде и проч., предоставлять власти Гражданской. Мннистр Юстиции согласился с большинством голосов Сенаторов. Государственный Coвет, находя также заключение Правительствующего Сената, большинством голосов принятое, правильным, мнение полагает оное утвердить. Реэолюция. Быть по сему».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том V, отделение 1

  

Закон 3559, 27 марта 1830 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от прописанное в указе Сената от 20 мая «О предоставлении рассмотрения и решения дел между Магометанами, о неповиновении детей их родителям, Магометанской духовной власти, по обрядам и законам сего духовенства»: «Правительствующий Сенат... положил: 1) Рассмотрение и решение дел между Магометанами, о неповиновении детей их родителям, предоставить Магометанской Духовной власти, по обрядам и законам сего Духовенства... Но если по разбирательству Духовной власти те дела прекращены не будут, тогда уже предоставлять тяжущимся разбирательство в обоюдных их претензиях в подлежащих Судебных местах...».

Закон 3659, 13 мая 1830 года, Указ Сенатский, по Высочайше утвержденному положению Комитета Министров «О неотступлении от общих правил при погребении Магометан»: «Правительствующий Сенат слушали рапорт Г. Министра Внутренних дел, от 15 апреля 1830 года за № 1039, что из Комитета Гг. Министров доставлена ему Г. Министру выписка из журналов его 11 января и 18 марта сего года, последовавших по внесенной в оный состоящим в должности Главноуправляющего Духовными делами Иностранных Исповеданий записке, о допущении для Магометан изъятия из Высочайше утвержденного 9 февраля 1827 года мнения Государственного Совета, относительно погребения умерших не ранее трех дней после их смерти. В упомянутой записке из журналов Комитета Гг. Министров изъяснено следующее: при исполнении Высочайше утвержденного 9 Февраля 1827 года мнения Государственного Совета о погребении умерших через три дни после смерти, Казанское Губернское Правление вытребовало от тамошнего старшего Ахуна Сагитова объяснение о Магометанских законах, повелевающих совершать погребение в день самой смерти. Правительствующий Сенат, получив о сем донесение Губернского Правления, потребовал мнения от Главного Управления Духовных дел Иностранных Исповеданий, а оное предписало Таврическому и Оренбургскому Магометанскому Духовному Начальству, чтобы, рассмотрев приводимые Казанским Ахуном Магометанские законы, представило свое мнение, имея при сем в виду благотворную цель закона для самих Магометан. Таврический Муфтий, рассмотрев в собрании Улемов Магометанские законы, донес, что они действительно предписывают погребение умерших в день смерти и подтверждаемые в разных законных книгах, почитаемые учением веры и через ежедневное исполнение столь известные народу, при всей готовности исполнять благодетельные намерения Правительства, не дают возможности согласить их с Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета. Муфтий присовокупил к законам, приводимым в объяснение Казанского Ахуна, еще выписку других подтверждающих оное. Оренбургский Муфтий, вместе с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием, не принимая Магометанских законов в таком строгом смысле, и указывая случаи, в которых тело умершего может быть оставлено без погребения долее дня его смерти, доносит о возможности распространить на Магометан благотворное действие общего закона; но представляет сие воле Правительства. Указываемые им правила относятся к случаям, дающим повод сомневаться в рассуждении приключившейся смерти. Состоящий в должности Главноуправляющего Духовными делами Иностранных Исповеданий, видя в представлении Таврического Магометанского Духовного Начальства положительные затруднения в исполнении Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета, а в донесении Оренбургского согласие на оное, основанное более на покорности Правительству, полагает, что надежнее было бы последовать решению, какое в сем случае принято для Евреев, и именно по встреченному Его Императорским Высочеством Цесаревичем сомнению в распространении упоминаемого мнения Государственного Совета на Евреев, у которых по их учению, умершие погребаются в день смерти, Еврейский Комитет положил: оставить им сей обычай, пока не будут они к исполнению сказанного благотворного закона приготовлены внушениями чрез их Раввинов. Состоящий в должности Главноуправляющего Духовными делами Иностранных Исповеданий представил о сем вместо Правительствующего Сената Комитету Министров, как потому, что подобное исключение для Магометан из Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета требует Высочайшего повеления, так и потому, что оно удобнее может быть объявлено через Губернское Начальство. Впрочем при сем распоряжении считается нужным: 1) чтобы Магометанское приходское Духовенство, в случае сомнения о смерти, не приступало к совершению погребения без предварительного объявления Полицейскому Начальству; и 2) чтобы высшее Магометанское Духовное Начальство не оставляло принимать возможных от оного зависящих мер ко внушению Магометанам о благотворной цели Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета для них самих. Комитет Гг. Министров полагал: изъясненное в сем представлении заключение Состоящего в должности Главноуправляющего Духовными делами Иностранных Исповеданий утвердить. В заседание 18 марта объявлено Комитету, что Государь Император Высочайше повелеть соизволил: статью представить Его Величеству особо, и вместе с оною мнение Государственного Совета, Высочайше утвержденное 9 Февраля 1827 года, представление Его Высочества Цесаревича о затруднении распространить правила, в оном мнении заключающиеся, на Евреев, и, наконец, состоявшееся по сему представлению положение Еврейского Комитета, с показанием, удостоилось ли оно Высочайшего утверждения и приводится ли в исполнение? Во исполнение сей Высочайшей воли, доставленных от Состоящего в должности Главноуправляющего Духовными делами Иностранных Исповеданий упомянутые сведения представлены были на Высочайшее усмотрение вместе с статьей из мемории Комитета Министров. По рассмотрении оных, Государь Император изволил собственноручно написать следующее Высочайшее повеление: «Не отступать от общих правил, ибо и Евреи под оные подведены будут». О таковом Высочайшем Его Императорского Величества повелении, о коем извещен от Комитета Гг. Министров и Состоящий в должности Главноуправляющего Духовными делами Иностранных Исповеданий для надлежащего исполнения, он, Г. Министр Внутренних дел доносит Правительствующему Сенату, для учинения надлежащих по сему предмету распоряжений. При чем слушали справку: что Высочайше утвержденное в 9 день Февраля 1827 года мнение Государственного Совета, коим между прочим повелено, чтобы о повсеместном выполнении узаконения 1704 года генваря 28, о непредавании земле умерших ранее истечения трех дней, учинено было надлежащее подтверждение - распубликовано в указах Правительствующего Сената 24 марта того же года. Приказали: о сем Высочайшем Его Императорского Величества повелении, для должного и непременного по оному исполнения, послать указы...»

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том VIII, отделение 1

  

Закон 5885, 4 января 1833 года, Указ Именной, объявленный Комиссариатскому Департаменту Военного Министерства Дежурным Генералом, «О производстве полковым Муллам Башкирских полков жалованья»: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: полковым Муллам Башкирских полков, находящимся на службе, вместо получаемого ими ныне оклада по 150 рублей, производить впредь жалованья по 300 рублей в год ассигнациями».

Закон 6466, 3 октября 1833 года, Высочайше утвержденное положение Комитета Министров «О причислении к Духовенству тех только Магометан податного состояния, кои исправляют Духовные должности»: «Слушана записка Министра Внутренних Дел, от 8 Сентября, о причислении к Духовенству тех только Магометан податного состояния, кои исправляют духовные должности. В 1832 году Таврический Муфтий представлял, что до образования Таврического Духовного Правления, при определении Магометан в Духовные должности, не было обращаемо внимания на их способности, и что при ревизиях записаны в податное состояние многие люди духовного происхождения, а к духовенству причислены такие, которые по их невежеству права на сие не имели. Приписывая сим обстоятельствам разные упущения и замешательства, он полагал всех без исключения подвергнуть испытанию, для обращения тех из них, кои окажутся неспособными, в податное состояние; в случае же, если бы от сего произошел недостаток в духовных, то приписать к Духовенству других из податного состояния людей, более способных. По положению 1831 года, об означенном Духовенстве, право принадлежности к сему последнему, основывается на происхождении от оного и доказывается ревизскими сказками; в звание же Хатыпов, Имамов и Мулл избираемы быть могут токмо принадлежащие к Духовенству, по происхождению их из сего состояния. Духовным не воспрещается вступать в купеческое и мещанское звание, с исключением из духовного состояния; но за проступки могут они быть лишаемы своего звания не иначе, как по следствию, ясно доказывающему их вину, и по решению власти, от которой зависело их утверждение. Министр Внутренних Дел в следствие сего нашел, что испытание всех вообще духовных, для обращения неспособных в податное состояние, было бы и затруднительно и не со всем согласно с положением, ибо они не имеют нужды в испытании, доколе не будут приходами избраны; что переход в купеческое или мещанское звание предоставлен собственной их воле, что людей податного состояния к духовным должностям определять нельзя, и что записанные в двух состояниях, т.е. в духовном и податном, должны быть исключены из первого. По поводу сего требуемы были самые верные сведения, кто из помянутых духовных исправляет должность, или не исправляет оной, и кто записан в двух разных состояниях. При чем предписано, из духовных, исправляющих уже должности, подвергнуть новому испытанию лишь тех, на которых доходили или впредь будут доходить жалобы, что они, по незнанию Магометанского закона, обязанностей своих исполнять не могут. Оказалось, что 864 человека, состоящие в податном состоянии, исправляют должности Хатыпов, Имамов и Маязинов, и что хотя многие из духовных найдены достойными занять сии места и изъявили на то желание, но общества их не избирают. Духовное Магометанское Правление испрашивало по сему разрешения на удаление сих 864 Магометан от должностей, предоставив обществам избрать на их места других, единственно духовного происхождения. Министр Внутренних Дел находит, что если допустить удаление сих 864 духовных в одно время во всех приходах: то в оных неизбежно будет остановка в требах и в самом Богослужении, и сие сверх того неминуемо произведет беспокойство между Крымскими Татарами, столь приверженными к своей вере, и, по оказываемому им доселе особому покровительству, вовсе неприготовленными к таким крутым, хотя бы для пользы их принимаемым мерам. По сему, дабы без всякого неудовольствия в народе и без нарушения прав помянутого духовенства привести не вдруг, а постепенно, в исполнение правила приведенного выше положения, и через то мало по малу уменьшить число духовных Магометан в Крыму, Министр Внутренних Дел полагает: на сей раз оставить при исправляемых должностях всех тех из вышеозначенных 864 Магометан, которые получили свои звания по согласию обществ, надлежащим порядком изъявленному, по удостоению высшего Магометанского Духовного Начальства и по утверждению Губернского Правительства, и на коих не было жалоб в незнании ими Магометанского закона, с тем однако ж, чтобы токмо они лично причислены к Духовенству, детей же их и потомков записывать в податные состояния, без всяких при сем пред прочими преимуществ: а вместе с тем постановить, чтобы при новой народной переписи, на основании Манифеста 16 прошлого Июля, сии духовные с женами их не были вписаны в ревизские сказки, детей же их и вообще семейства, кроме их жен и потомков, в оных показывать. Комитет полагал: представление сие, по изъясненным в оном уважениям, утвердить. Государь Император положение Комитета Высочайше утвердить соизволил».

Закон 6591, 27 ноября 1833 года, Указ Сенатский «О воспрещении Земским Судам входить в сношение с Таврическим Магометанским Духовным Правлением и Оренбургским Магометанским Духовным Собранием, в таких случаях, в которых существующие законы оказываются недостаточными для решений дел, и о представлении в таковых случаях Начальству»: «... непосредственное сношение Земских Судов с Магометанским Духовным Начальством, в случаях, еще неразрешенных законами, не должно быть допускаемо, как могущее иметь следствием исполнение решений, противных видам Правительства... Приказали: согласно вышеизъясненному отношению Г. Министра Внутренних Дел к Г. Управлявшему Министерством Юстиции, всем Губернским и Областным Правлениям, Правительствам и Войсковым Канцеляриям предписать, дабы учинили по ведомству своему распоряжение, чтобы Земские Суды не входили в сношение с Таврическим Магометанским Духовным Правлением, или с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием, в таких случаях, в которых существующие законы оказываются недостаточными для решений дел, а представляли об оных Гражданскому Начальству по установленному для сего порядку».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том X, отделение 1

  

Закон 7946, 12 марта 1835 года, Высочайше утвержденное положение Комитета Министров «О предоставлении приезжающим в Семипалатинск Азиатцам права испрашивать по духовным их делам разрешения от гражданского начальства»: «...Записка. Г. Вице-Канцлер препроводил ко мне прошение, полученное им от живущих в Семипалатинске Ташкенцев, Бухарцев и других Азиатцев, которые приносили жалобу на Оренбургского Муфтия, запечатывавшего собственно ими построенные за 37 лет пред сим мечети, и просили, как об открытии оных, так вместе с тем и о воспрещении Муфтию вообще мешаться в их дела. Я немедленно потребовал о сем объяснения от Оренбургского Муфтия, и с тем вместе к бывшему Генерал-Губернатору Западной Сибири, который уведомил меня, что с своей стороны он уже просил Оренбургского Военного Губернатора, приказать открыть мечети, на том основании, что нельзя оставить народ без богослужения. В следствие сего я относился к Г. Генерал-Адъютанту Перовскому, прося уведомить меня, как о распоряжениях, сделанных им по отношению Генерал-Губернатора Западной Сибири, так и о том, не знает ли он причин, побудивших Муфтия к столь стеснительной мере? Генерал-Адъютант Перовский отвечал, что узнав из отношения Генерала от Инфантерии Вельяминова о распоряжении Муфтия сломать вновь построенную Ташкенцами в Семипалатинске мечеть, он приказал остановить сию меру, впредь до моего разрешения, и с тем вместе сообщал отзыв к нему Оренбургского Муфтия, о причинах, по которым сей последний запечатал мечети. Из сведений, доставленных Оренбургским Военным Губернатором и объяснений Оренбургского Муфтия оказалось следующее: В Семипалатинске находится четыре мечети, из коих две построены назад тому около сорока лет приезжающими туда на время, по торговым делам, Ташкенцами и Бухарцами. В сих двух мечетях богослужение отправляли Муллы, выбираемые самими Азиатцами по произволу, из среды себя, без утверждения и испытания Оренбургского Магометанского Духовного Собрания и следовательно в противность указа 22 Сентября 1788 года (16710). В последствии времени, так как одна из сих мечетей пришла в ветхость, то Ташкенец Магмурбаев подал прошение Семипалатинскому Городничему, а потом Областному Начальнику о дозволении ему построить вместо обветшалой мечети новую, и, не дожидаясь разрешения начальства, приступил к построению оной. Омское Областное Правление, когда дело сие туда поступило, почло нужным предварительно истребовать на постройку мечети разрешения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. В отношении его по сему предмету было изложено все дело, и между прочим упоминалось о просьбе одного Бухарца Юсупова и жены его, жаловавшихся на Ташкенца Магмурбаева, который выстроил мечеть подле их дома и тем их стеснил. За сим Оренбургский Муфтий, основываясь на указе 22 Сентября 1788 года и принимая в рассуждение, что из четырех мечетей, находящихся в Семипалатинске, только при двух были указные духовные служители, между тем, как по правилам Магометанского закона, ни одна мечеть не должна быть без настоятеля, сделал распоряжение о запечатании мечетей, выстроенных Ташкентцами. Муфтий почитал сию меру тем менее стеснительною для находящихся в Семипалатинске иностранцев Магометанского закона, что они, приезжая в Семипалатинск на короткое время могут отправлять богослужение в мечетях, устроенных Магометанами Российскими подданными, и что правилами Магометанского закона возбраняется без особо уважительных причин строить мечети и производить в них порознь одно и тоже богослужение. Усматривая из сего, что хотя причины, по которым действовал Муфтий, и имели основание; но находя вместе с тем, что поступив таким образом без разрешения высшего начальства, он перешел границы власти, ему предоставленной, я предписал ему отменить немедленно все его по сему предмету распоряжения, и ныне получил рапорт, в котором Муфтий, извещая об исполнении моего предписания, присовокупил к тому, что ни он, ни Оренбургское Магометанское Духовное Собрание не делали распоряжения о сломке вновь построенной Ташкентцами в Семипалатинске мечети. Семипалатинские Азиатцы, находясь, по местному положению, под властью Оренбургского Муфтия и Духовного Магометанского Собрания, не должны были, на основании приведенного указа, без его разрешения строить мечети и избирать Мулл, тем более, что нет ни одного закона, допускающего им изъятие из общего правила. Усматривая однакож, что Ташкентцы и Бухарцы, как самые ревностные Магометане, очень мало уважающие духовное начальство, не Магометанскими властями поставленное, могут почесть определение к ним Мулл Российским Муфтием, как бы стеснением свободы вероисповедания, и принимая в рассуждение, что по политическим видам и выгодам торговли, снисхождение к ним в сем отношении может оказаться нужным, я мнением полагаю: постановить Семипалатинским Азиатцам в обязанность о постройке мечетей, избрании Мулл и вообще о случаях, касающихся религии, как иностранцам, впредь обращаться к местному начальству для испрошения через Генерал-Губернатора Западной Сибири разрешения Министерства Внутренних Дел; для избежания же замешательств, которые могли бы быть произведены таким распоряжением в ведении метрических книг, запретить Ташкентским и Бухарским Муллам исправлять требы для Магометан Российских подданных. Представляя о сем на благоусмотрение Комитета Гг. Министров, имею честь присовокупить, что мнение сие я сообщал Г. Вице-Канцлеру, который с сим вполне согласился» (Закон 7946, 12 марта 1835 года).

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том X, отделение 2

 

  


Закон 8663, 9 декабря 1835 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «Об определении Муллов при мечетях»: «Правительствующий Сенат, в Общем Собрании первых трех Департаментов, слушали: во-первых, предложенное Г. Министром Юстиции, к надлежащему исполнению, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета, следующего содержания: Государственный Совет, в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената по вопросу, можно ли допускать определение двух или более Мулл при одной мечети, и соглашаясь с определением по сему предмету Правительствующего Сената, положил: оное утвердить. На подлинном мнении написано: Его Императорское Величество, воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета по вопросу, можно ли допускать определение двух или более Мулл при одной мечети. Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить. И во вторых справку, что вышеозначенное определение Общего Сената Собрания состояло в следующем: оное Собрание рассмотрев возбужденный Министерством Внутренних Дел вопрос: можно ли допустить определение двух или более Мулл при одной мечети? И приняв во внимание, что по Магометанским правилам число духовных полагается: при Соборной мечети один Хатыб, один Имам и один Маязин. а при простой один Имам и один Маязин; что допущение большего числа Мулл при одной мечети, может подать повод к взаимным между ими ссорам, вредным для самого благосостояния прихожан, и что хотя указ 23 Августа 1756 года (10597) определяет только число душ, при котором может быть построена мечеть, и именно: от двух до трех сот душ; но сей же указ может быть принимаем в соображение при определении числа душ в Магометанских приходах, имеющих одну мечеть, и желающих иметь при оной более одного Муллы, как для предупреждения беспорядков в отправлении Богослужения и треб, и для предохранения обществ от содержания слишком большого числа духовных, так и для вернейшего обеспечения Мулл в приличном их званию содержании, полагало постановить общим правилом, что если бы встретилась надобность в определении при одной простой мечети более одного Муллы, а приписанных к оной жителей состояло бы более двух сот душ, в таком случае дозволить прибавлять духовных лиц, лишь бы число оных не превосходило назначенного для мечетей Соборных».

Закон 8669, 11 декабря 1835 года, указ Правительствующего Сената «О воспрещении Магометанскому Духовному Начальству рассматривать не подлежащие его ведомству поступки магометанских духовных лиц»: «Правительствующий Сенат слушал рапорт г. Министра внутренних дел, что усмотрев из представленных ему Оренбургским Магометанским Духовным Собранием меморий о производившихся в оном делах, что в Симбирской губернии один мулла был наказан двухнедельным арестом за венчание магометанки с новокрещенным из татар солдатом, г. Министр потребовал от Собрания подробнейших сведений, как о причинах, побудивших муллу к столь противозаконному действию, так и о том, по чьему распоряжению он был наказан. Из доставленных Собранием сведений оказалось, что мулла поступил таким образом по незнанию о крещении солдата, и за неосмотрительность приговорен был Оренбургским Магометанским Духовным Собранием к двухнедельному аресту на основании Высочайше утвержденного 1 декабря 1826 года (715) мнения Государственного Совета, распубликованного указом Правительствующего Сената 10 февраля 1827 года. Приговор сей сообщен Собранием Ставропольскому Земскому Суду и приведен сим последним в исполнение. Дело же о солдате передано в Духовную Консисторию. Не касаясь дела сего, как уже оконченного, и находя, однако ж, что указом 10 февраля 1827 года Оренбургскому Магометанскому Собранию представлено решать дела только по бракам магометанским, следовательно в это дело ему не должно было входить, ибо здесь один из вступивших в брак был христианин, г. Министр внутренних дел сообщал о сем Оренбургскому Военному Губернатору и просил сделать распоряжение, чтобы по точному смыслу указа 10 февраля 1827 года Оренбургское Магометанское Собрание ограничивалось впредь рассмотрением дел о браках чисто магометанских, и чтобы поступки Магометанских Духовных, подобные настоящему, были передаваемы суду властей гражданских. Приказали: согласно представлению г. Министра внутренних дел предписать повсеместно, чтобы по точному смыслу Высочайше утвержденного в 1-й день декабря 1826 года мнение Государственного Совета, распубликованного в указах Правительствующего Сената 10 февраля 1827 года, поступки Духовных Магометан, не подлежащие рассмотрению Магометанского Духовного начальства, как и изъясненный в представлении господина Министра, были рассматриваемы начальством гражданским. О чем во все губернские и областные Правления, Правительства и Войсковые канцелярии послать указы, уведомив таковыми же гг. Министра внутренних дел и Оренбургского Военного Губернатора».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XI, отделение 1

  

Закон 8780, 15 января 1836 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О штатах Магометанских: Оренбургского Духовного Собрания и Таврического Духовного Правления»: «Государственный Совет, в Департаменте Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра Внутренних дел о необходимости увеличить штаты Магометанских: Оренбургского Духовного Собрания и Таврического Духовного Правления, мнением положил: 1. Издать для сих мест следующие штаты: ...Оренбургское Магометанское Духовное Собрание …Итого 17 человек... 10950 рублей»

Закон 8812, 24 января 1836 года, «О выдаче денежного награждения кантонистам магометанского или языческого исповеданий, принявшим христианскую веру»: «Государь Император, по всеподданнейшему докладу Его Императорскому Величеству отношения Вашего Сиятельства, Высочайше повелеть соизволил: правило, установленное в 1829 году в отношении выдачи из сумм Государственного Казначейства кантонистам из евреев, принявшим христианскую веру, денежного награждения, а именно по 25 рублей ассигнациями, распространить и на сыновей кантонистов нижних чинов магометанского или языческого исповеданий, кои обратятся в веру православную».

Закон 9158, 11 мая 1836 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О праве Оренбургского Магометанского духовенства решать дела о разделе частной собственности между наследниками»: «...постановить, что означенное духовенство имеет право рассматривать и решать по своему закону дела о частной собственности, возникающие по завещаниям, или при разделах имений между наследниками, но тогда только, когда участвующие в сих делах Магометане будут просить о том и примут беспрекословно объявленные им решения: разделы, в сем случае совершаемые, утверждать в надлежащем присутственном месте. Но если участвующие в делах объявят на решение духовенства, касающееся до их собственности, неудовольствие и обратятся с просьбой к гражданскому начальству, то рассмотрение сих дел предоставлять обыкновенным судебным местам, по установленному общими Государственными узаконениями порядку. Резолюция. Его Императорское Величество, воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, о праве Оренбургского Магометанского духовенства решать дела о разделе частной собственности между наследниками. Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XII, отделение 1

  

Закон 10313, 8 июня 1837 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О порядке решения дел о Магометанах, изобличенных в прелюбодеянии»: «Государственный Совет... положил: постановить на будущее время правилом, чтобы Магометанские духовные места, при назначении наказания по делам о прелюбодеянии, ограничились наложением духовного покаяния и исправления, а если бы сие оказалось недостаточным, то предоставляли бы в сем случае дела гражданским судам, которые, смотря по обстоятельствам, увеличивающим или уменьшающим вину, будут подвергать виновных временному заключению от трех до 14 дней. Резолюция. Его Императорское Величество, воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, относительно порядка решения дел о Магометанах, изобличенных в прелюбодеянии. Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить».

Закон 10594, 21 октября 1837 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О порядке избрания Мулл и других духовных чинов к Магометанским приходам»: «Государственный Совет, в Соединенных Департаментах Законов и Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената о порядке избрания Мулл и других духовных чинов к Магометанским приходам, согласно с заключением Правительствующего Сената, мнением положил постановить по сему предмету следующие правила: 1) На избрание Мулл и других Магометанских духовных чинов к приходам сего закона, должно быть изъявлено желание по крайней мере двух третей таких из прихода лиц, кои почитаются старейшинами семейств. 2) Сей выбор, между жителями податного состояния должен быть произведен непременно в присутствии волостных голов и сельских начальников, а между военными сословиями в присутствии кантонных начальников и юртовых старшин. 3) В выборе не должны участвовать люди, не-принадлежащие к избирающему обществу, а также младшие члены семейств, то есть неотдельные от отцов сыновья, меньшие братья, племянники и т.п. 4) Приговор должен быть подписан всеми избирающими лицами, и по засвидетельствовании от податных состояний в Волостном Правлении, а от военных у кантонного начальника, представляется в первом случае чрез волостного голову, а в последнем чрез кантонного начальника в Земский Суд, а оттуда в Губернское Правление. 5) Во всех приходах, где Магометане принадлежат к податному состоянию, Губернское Правление утверждает выбор окончательно; где же они состоят в военном ведомстве, там Правление, буде не встретит со своей стороны к одобрению выбора препятствий, представляет каждый раз об утверждении избранного Военному Губернатору, и потом действует по окончательному его решению. Резолюция. Быть по сему».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XX, отделение 1

  

Закон 19283, 15 августа 1845 года, «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», Глава вторая: «Об отступлении от веры и постановлений церкви», Отделение первое: «Об отвлечении и отступлении от веры», статья 190: «За отвлечение, чрез подговоры, обольщения или иными средствами, кого-либо от христианской веры православного или другого исповедания в веру магометанскую, еврейскую или иную не христианскую виновный приговаривается: к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в крепостях на время от восьми до десяти лет, а если он по закону не изъят от наказаний телесных, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статьею 21 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода, с наложением клейм». Статья 191: «Отступившие от Христианской веры Православноаго или другого исповедания в веру не Христианскую, отправляются к духовному начальству прежнего их исповедания, для увещания и вразумления. До возвращения в Христианство, они не пользуются правами своего состояния и на все cиe время имение их берется в опеку». Статья 192: «Если Магометане и Евреи, вступившие в брак с лицами Евангелическо-Лютеранского или Реформаторского исповедания, будут, вопреки данным ими подпискам, воспитывать детей своих не в Христианской вере, или же будут угрозами и обольщениями приводить супругов или детей к своему закону, или препятствовать им свободно отправлять обряды их религии, то брак их расторгается и они подвергаются: лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленнейших, или менее отдаленных местах Сибири, смотря по обстоятельствам, более или менее увеличивающим или уменьшающим вину их». Статья 197: «Те, которые будут, заведомо и также с намерением совратить Православных в другое вероучение, распространять такия проповеди и сочинения, подвергаются: заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года, смотря по определяемой судом мере вины их. Кто зная, что жена его или дети, или другие лица, за коими ему предоставлено законом наблюдете и попечете, намерены отступить от Православного вероисповедания, не будет стараться отклонить их от сего намерения и не возьмет никаких зависящих от него по закону мер для воспрепятствования исполнению оного, тот за cиe приговаривается: к аресту на время от трех дней до трех месяцев, смотря по мере вины, и, сверх того, если он Православный, предается церковному покаянию».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XXI, отделение 1

 

 

Закон 19582, 3 января 1846 г., Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О разбирательстве споров об имуществе, возникающих между Магометанами при расторжении браков»: «Государственный Совет... положил: в изменение подлежащих статей Свода Законов постановить: брачные дела Магометан, в отношении к вере подлежат суду духовной их власти, но в отношении гражданских претензий, возникающих при расторжении браков, Магометанскому духовенству предоставляется разбирательство сих претензий, сообразно с постановлением ст. 1102 Свода Законов Гражданских о рассмотрении и решении дел по завещаниям и разделе имений между наследниками, только в случае, когда обе стороны будут просить духовенство о разборе означенных претензий и потом на приговор его изъявят беспрекословное согласие. Если же хотя одна сторона останется сим приговором не довольна, то действие духовной власти прекращается и дело получает ход гражданский. Резолюция. Его Императорское Величество, воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, о разбирательстве споров об имуществе, возникающих между Магометанами при расторжении браков, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить».

Закон 20036, 20 мая 1846 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О правах, предоставленных служащим при Гвардейском корпусе духовным лицам Магометанского закона, а равно и детям их»: «Государственный Совет, в Военном Департаменте и в Общем Собрании, рассмотрев всеподданнейший доклад Правительствующего Сената Общего первых трех Департаментов Собрания о том: какими правами должны пользоваться служащие при Гвардейском корпусе духовные лица Магометанского закона, поступающие в звание сие из нижних воинских чинов, а равно и дети их, рожденные в духовном звании отцов, мнением положил: к подлежащим статьям Общего Свода Законов и Свода Военных Постановлений сделать следующие дополнения: 1) Срок службы для Магометанских духовных лиц Гвардейского корпуса, поступающих в сие звание из нижних воинских чинов, полагается равный со сроком службы сих чинов, и потому, если духовные лица по поведению, или по каким либо другим причинам, окажутся несоответствующими своему назначению, то они обращаются по прежнему в военную службу, для дослужения узаконенного срока. 2) Лицам Магометанского духовенства Гвардейского Корпуса, по окончании срока службы, предоставляется право на отставку на общем для нижних чинов основании, с тем однако же, чтобы они избрали род жизни и приписались к податному состоянию, за исключением старшего Ахуна, которому при увольнении в отставку присваивается звание личного почетного гражданина, и тех из них, кои за службу свою будут награждены пенсией. 3) Пенсии и единовременные при отставке пособия, как им, так в случае их смерти и законным их женам, назначаются, по ближайшему усмотрению начальства, применяясь к общим пенсионным правилам, соответственно более или менее усердной службе и хорошему поведению, а также и производившимся им на службе окладам. 4) Сыновья означенных духовных лиц, родившиеся в бытность отцов их в нижних воинских чинах, как до поступления их в духовное звание, так и по обращении их в военную службу по силе I пункта настоящего постановления, зачисляются, на общем основании, в кантонисты; те же, кои родились во время нахождения отцов их в духовном звании, обращаются в податное состояние, наравне с детьми Магометанских духовных лиц гражданского ведомства. 5) Старший Ахун Гвардейского Корпуса за преступления, учиненные им как на службе, так и по отставке, не подвергается телесному наказанию; прочие же лица Гвардейского Магометанского духовенства, как в том, так и в другом случае, подлежат суду и наказанию по правилам о лицах податного состояния. Резолюция. Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, о том: какими правами должны пользоваться служащие при Гвардейском корпусе духовные лица Магометанского закона, поступающие в звание сие из нижних воинских чинов, а равно и дети их, рожденные в духовном звании отцов, - Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XXIV, отделение 1

  

Закон 23259, 21 мая 1849 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О степени власти Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в определении взысканий с Мулл»: «Государственный Совет, в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев всеподданнейший доклад Общего Собрания первых трех Департаментов и Герольдии Правительствующего Сената, по вопросу, о степени власти Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в определении взысканий с Мулл, и соглашаясь с заключением Сената, мнением положил: в дополнение подлежащих узаконений постановить: 1) Оренбургское Магометанское Собрание есть непосредственное начальственное место над Муллами; ему принадлежит право следить за действиями их, до духовных обязанностей относящимися, судить о мере вины их при нарушении сих обязанностей и определять за то взыскания; оно может постановлять определения о временном удалении Мулл и даже об отрешении от должностей и лишений духовного звания за поступки, противные духовным обязанностям; но приводит решения сии в исполнение не иначе, как чрез посредство Губернских Правлений, от коих зависит утверждение Мулл к приходским должностям. 2) Губернские Правления отменять своей властию решений Духовного Собрания не могут. 3) Жалобы на решения Оренбургского Магометанского Собрания принимаются Начальником губернии и, по истребовании им нужных от сего Собрания по тем жалобам сведений и объяснений, представляются на рассмотрение Главного Управления Духовными Делами Иностранных Исповеданий. Резолюция. Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, по вопросу о степени власти Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в определении взысканий с Мулл, - Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XXV, отделение 1

  

Закон 23817, 11 января 1850 года, Высочайше утвержденный «Устав о производстве девятой народной переписи»: «Гл. I. «О состояниях людей, входящих в перепись и изъятых от оной». ...§ 2. Подлежащие переписи вносятся в оную или для платежа податей и отправления других государственных повинностей, или для одного токмо счета народонаселения. § 3. Для платежа податей и отправления других государственных повинностей в перепись вносятся: ...15) Лица Магометанского духовенства во всех губерниях; в Таврической же - дети и прочее потомство Магометанского духовенства, если они не занимают духовных должностей, показанных в Положении о Магометанском Духовенстве 23 Декабря 1831 года (5033), как-то: Муфтия, Кади-Эскера, Уездных Кадиев, Хатыпов, Имамов, Мулл, Маязинов и служителей при мечетях, также Мударисов и Гочи, начальников Текий, Шейхов и служители при оных, Ферраши. Дети же лиц высшего духовенства, и именно: Муфтия, Кади-Эскера и пяти Уездных Кадиев и духовенства приходского: Хатыпов, Имамов. Мулл и Маязинов освобождаются от переписи и платежа податей и повинностей, хотя бы и не занимали вышепоименованных духовных должностей, если впрочем сами, по собственному желанию, не поступили в податное состояние».

Закон 23932, 20 февраля 1850 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О даровании некоторых прав Магометанскому духовенству»: «Государственный Совет, в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление Главноуправляющего Вторым Отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, о даровании некоторых прав Магометанскому духовенству, согласно с сим представлением, мнением положил: I. В отношении к изъятию Магометанского духовенства от рекрутской повинности, статью 13 Устава Рекрутского (Свода Зак. Т. 4) дополнить следующим постановлением: «Правом личного изъятия от рекрутства пользуются лица, занимающие должности духовные Магометанского исповедания: 1) ведомства Таврического Духовного Правления, на основании существующих уже о них постановлений, и 2) ведомства Оренбургского Духовного Собрания, сверх высших духовных лиц: Муфтия и Ахунов. те из Хатыпов (Мулл) и Имамов, которые, впредь до приведения Магометанского духовенства в штатное положение, утверждены уже или будут впоследствии утверждены Губернскими Правлениями, или Военными Губернаторами, и действительно в городах и селениях служат обществу своему исполнителями обрядов их веры. II. В отношении к изъятию от наказаний телесных, в 1 Приложении к Уложению о Наказаниях (к статье 19), прибавить к 13 пункту 4 статьи примечание такого содержания: «кроме означенных в сем пункте духовных лиц Магометанского исповедания, от наказаний телесных изъемлются Ахуны и те из Хатыпов, Мулл и Имамов, которые, впредь до приведения Магометанского духовенства в штатное положение, утверждены Губернскими Правлениями или Военными Губернаторами и действительно в городах и селениях служат обществам своим исполнителями обрядов их веры». Резолюция. Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, о даровании некоторых прав Магометанскому духовенству, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XXX, отделение 1

  

Закон 29040, 14 февраля 1855 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «Об определении возраста для поступающих в духовные должности Магометан»: «Правительствующий Сенат... положил: для занятия Магометанских духовных должностей, состоящих в ведении Таврического Магометанского Духовного Правления и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, определить следующие возрасты: для Кадиев, Ахунов, Мухтасибов и Миодарисов не менее двадцати пяти лет, для Хатибов и Имамов двадцати двух и для Маязинов и Гочей не менее двадцати одного года. Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, об определении возраста для поступающих в духовные должности Магометан, высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить. 14 Февраля 1855 года. Приказали: Надлежащее по сему Высочайшему Его Императорского Величества повелению исполнение предоставить Министру Внутренних Дел указом, каковыми, для сведения и должного, в потребном случае, исполнения, дать знать всем Губернским, Войсковым и Областным Правлениям и уведомить Министров.

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XXXII, отделение 1

  

Закон 32478, 27 ноября 1857 года, Указ Именной, объявленный Сенату Управляющим Морским Министерством «О порядке отправления Магометанских Имамов, избранных из среды нижних чинов, в Оренбургское Магометанское Духовное Собрание, для предварительного испытания в знании религиозных обязанностей»: «Государь Император... Высочайше повелеть соизволил, постановить на будущее время постоянным правилом: при избрании кого либо из среды чинов в Магометанские Имамы, отправлять его для предварительного испытания в знании религиозных обязанностей, в Оренбургское Магометанское Духовное Собрание, с выдачей на две лошади прогонов от места отправления до места испытания и обратно, не испрашивая на это каждый раз особого Высочайшего разрешения».

 

Полное собрание законов Российской Империи, Собрание 2, том XXXIX, отделение 1

 

 

Закон 40703, 21 марта 1864 года, Высочайше утвержденное положение Военного Совета «Об отмене выдачи денежного вознаграждения воинским нижним чинам из евреев и магометан и их семействам по случаю принятия ими православной веры»: «Военный Совет по представлению Инспекторского Департамента положил: Правила о выдаче денежного вознаграждения воинским нижним чинам из евреев и магометан и их семействам по случаю принятия ими православной веры, отменить. На этом основании примечание к 387 статье 1 книги 3 части Свода Военных Постановлений, издания 1859 года, и примечание к 389 статье той же книги и части по 1 Продолжению из Свода исключить. Положение это в 25 день марта сего года Высочайше утверждено».

 

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.