За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Предложения по улучшению ситуации

Предложения по улучшению ситуации

 

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПО УЛУЧШЕНИЮ СИТУАЦИИ

 

Как показывает опыт Европы, имевший место еще в средние века, ограничение влияния духовенства способствует развитию в обществе веротерпимости, гуманизма, развитию науки и экономики.

В Российской Федерации, как было показано выше, идет процесс клерикализации. В результате запрещения инакомыслия силовыми методами духовенство утратило функции собственно религиозных наставников и лидеров, превратились в государственных служащих, занимающимися борьбой с инакомыслящими.

На сегодняшний день не видится перспектив в сохранении практически всех искусственно созданных централизованных мусульманских религиозных организаций по следующим причинам:

- исламу не свойственны подобные формы организации жизни мусульман;

- процедура выборов этих священнослужителей зачастую вызывает сомнения в законности;

- руководство этих организаций не способно повести за собой мусульман в силу отсутствия соответствующего образования, знаний, а так же скомпрометированности их участием в репрессиях против мусульман, в хищениях имущества;

- в любом случае, практически бесконтрольная власть религиозных лидеров, как показано выше, приводит лишь нарастанию напряженности в обществе, отсутствию прогресса, откату в прошлое.

Необходимо дать свободу местным религиозным организациям и провести свободные выборы имамов, без участия представителей государственной власти и представителей централизованных религиозных организаций.

Далее, заявления священнослужителей о совершении кем-либо из мусульман преступления нельзя принимать на веру без проверки в силу их явной материальной заинтересованности. То же касается и деятельности государственных чиновников, журналистов и экспертов: если человек делает заявление, что трещина на иконе срослась в результате тысячи поцелуев, или, хотя бы, что у него есть желание привлечь в свою религию человека либо группу лиц, про которых он сообщает шокирующие сведения, то правоохранительным органам, рассматривающим заявления таких лиц, необходимо критически относиться к сообщаемой ими информации, так как налицо заинтересованность, которая может привести к кровавым наветам, как это было показано выше.

Информацию этих людей необходимо проверять уголовно-процессуальными, или, хотя бы, оперативно-розыскными мерами, и принимать по ней решения о привлечении к ответственности лица, сообщившего заведомо ложные сведения и разжигающего вражду, либо лица, о котором было сообщение о совершенном преступлении, и именно по факту преступления, о котором сообщено, а не по сфальсифицированным доказательствам в хранении оружия или наркотиков.

Видится необходимость полностью расформировать подразделения правоохранительных органов, задачей которых поставлена борьба с экстремизмом, так как в них набраны наиболее некомпетентные и обладающие повышенным уровнем агрессии люди. Многочисленные документы показывают, что, несмотря на многолетнюю деятельность таких органов в России, их сотрудники во всех регионах России не делают различий между такими организациями и группами мусульман, как «Таблиг», «Нурджулар», «Салафиты», «Талибан», «ИДУ», «ИДТ», «Аль-Каеда», «Ихван аль-Муслимин», «Накшибандия», имеющих различные цели и задачи и часто конфликтующие между собой, приписывают в оперативных справках и предоставляют в суд для решения вопроса об обыске, прослушивании телефона, вынесении прокурорского предостережения или аресте, о принадлежности того или иного лица ко всем организациям одновременно, что на практике является невозможным, и приводя недостоверные данные о деятельности этих организаций.

Как минимум необходимо инструктировать сотрудников правоохранительных органов, особенно специализирующихся на противодействии экстремизму, что свобода слова и религиозных вероисповеданий представляет собой одну из несущих опор демократического общества. Свобода слова подразумевает право сообщать общественности спорные взгляды, что подразумевает и право заинтересованных лиц знакомиться с такими взглядами, с одной стороны, и права других лиц на должное уважение нашей свободы мысли, совести и религии, с другой стороны. Более того, у тех, кто открыто выражает свою религиозную веру или другие взгляды, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере.

Наказуемым являются лишь злонамеренное нарушение духа терпимости, любая агрессия, имеющая признаки угрозы жизни и здоровью человека, а так же прямые призывы к такой агрессии. Более того, обязательно необходимо учитывать контекст, в котором были произнесены конкретные слова.

Заключения неквалифицированных экспертов должны подвергаться внимательному изучению и критическому анализу. Правовую оценку действиям дает не эксперт, а лицо, производящее следствие и судья.

Мусульмане нуждаются в высококвалифицированных имамах, обладающих глубокими знаниями религии и доверием прихожан. Необходимо критически подойти к прежнему подходу правоохранительных органов к определению лица, занимающегося экстремизмом, в соответствии с новыми представлениями о ценности свидетельств неграмотных и имеющими личную заинтересованность священнослужителей, самозванных экспертов и журналистов. В соответствии с новыми ориентирами прекратить преследования грамотных мусульман, в том числе и получивших образование за рубежом, позволить им преподавательскую и руководящую деятельность среди мусульман, так как именно их аргументированное мнение может противостоять имеющему место экстремизму в мусульманской среде. Невозможно противостоять крайним и радикальным идеям используя только силовые и административные методы, напротив, этим только усиливается позиция экстремистов, говорящих о невозможности вести мирный диалог с представителями государства. В конечном итоге именно репрессии породили экстремистские настроения в среде некоторых мусульман. Видится, что подобные многолетние притеснения привели бы к аналогичному результату в любой социальной или религиозной группе - отдельные их представители, в силу разных обстоятельств, в частности, имеющие повышенный уровень собственного достоинства, пришли бы к выводу о неизбежности силового сопротивления.

Ведь силовые методы, направленные на ограничение изучения ислама, напротив, приведут (и уже привели) к преподаванию его в подполье, на квартирах, что приведет к неконтролируемому ни образованным мусульманским сообществом, которое могло бы легко опровергнуть или подтвердить полученную конспиративно информацию, ни правоохранительными органами получению искаженной, человеконенавистнической информации, подкрепленной фактами реального притеснения мусульман.

Нелепым кажется тотальный запрет на преподавание ислама так же и по той причине, что сегодня век развития сети Интернет, через который легко можно получить любую информацию.

Что можно сказать точно, то запрет преподавания ислама приведет к неприязни, борьбе, обходу законов, безнравственности, невежеству.

Список экстремистской литературы необходимо отменить по вышеизложенным причинам, поскольку он больше напоминает «Индекс запрещенных книг» времен инквизиции и Контрреформации, а так же законы Русского Царства и Российской Империи, а не институт демократического общества. Кроме того, как показано выше, сформирован он на основе тенденциозных и безграмотных экспертиз, а так же решений судов, даже не пытавшихся критически подойти к заключениям экспертов.

 

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.