За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Аналитика Право на допрос эксперта в суде

Право на допрос эксперта в суде

Доказательствами по уголовным и гражданским делам являются заключение и показания эксперта, которые, как и все доказательства, подлежат непосредственному исследованию в судебном заседании.

Эксперт, обладающий специальными знаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, может способствовать юристам использованию достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу.

Согласно статьи 80 УПК РФ заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом.

Согласно части второй той же статьи показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения. Согласно статей 205 и 282 УПК РФ участники судопроизводства могут ходатайствовать о допросе эксперта следователем или в ходе судебного следствия, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» разъяснил, что если в экспертном заключении недостаточная ясность или полнота, либо возникли новые вопросы в отношении ранее исследованных обстоятельств дела, то это является основаниями для проведения дополнительной экспертизы.

Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу. Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

То есть, как видно, допрос эксперта необходим, если требуются не дополнительное исследование, а разъяснение терминологии и формулировок, выяснение компетенции эксперта, более детальное описание исследования и использованных материалов и методов, объяснение расхождений между объемом поставленных вопросов и выводами или между исследовательской частью заключения и выводами, выяснение причин расхождений между членами экспертной комиссии, в какой мере выводы основаны на следственных материалах, причину уничтожения вещественных доказательств и выяснение других вопросов. Наиболее важный вопрос, который подлежит выяснению у экспертов, а так же имеющий значение для опровержении их выводов — как именно обстоятельства, изложенные в исследовательской части экспертизы, привели к формулировке ее выводов, а так же какова степень категоричности их выводов.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд России в своих постановлениях (например, Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 467-О), праву подозреваемого, обвиняемого, их защитников собирать и представлять доказательства соответствует обязанность дознавателя, следователя, прокурора и суда рассмотреть каждое заявленное в связи с исследованием доказательств ходатайство, причем в силу части второй статьи 159 УПК Российской Федерации подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для конкретного уголовного дела. Тем самым уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа должностным лицом в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты. По смыслу содержащихся в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормативных предписаний в их взаимосвязи с положениями статей 45, 46 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства с позиций принципа разумности оказывается избыточным. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты.

В российской системе правосудия сложилась ситуация, когда выводы эксперта практически всегда подтверждают позицию стороны, ее заказавшей. Всегда такими экспертами бывают лица, не работающие в экспертных учреждениях, не обладающие авторитетом и не имеющие деловой репутации. Выводы таких экспертиз достаточно легко опровергнуть путем вызова на допрос проводившего спорную экспертизу эксперта.

Особенно эффективен такой допрос будет в том случае, если для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта будет привлечен специалист, тем более, что это разрешает Верховный Суд России в указанном выше постановлении.

В ходе допроса не исключается исправление недоработок и недосказанности добросовестных экспертов.

Что касается норм международного права, обязательных для соблюдения Российской Федерацией, то право на допрос участниками судебного процесса гарантируется подпунктом «d» п. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления, как минимум, имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены. Согласно позиции ЕСПЧ приговор будет не соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, если он основывается исключительно или преимущественно на показаниях свидетеля, допросить которого в суде или во время следствия обвиняемому не предоставили возможности.

В российском уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законодательстве показания свидетеля, потерпевшего, подсудимого, заключения и показания эксперта относятся к различным видам доказательств. Однако Европейский Суд не выделяет их как отдельные виды доказательств, рассматривая в качестве таковых любые показания как на стадии предварительного расследования, так и рассмотрения дела в суде. То есть заключение эксперта рассматривается как показания, данные в письменном виде.

Применительно к заключению эксперта Европейский Суд постановил, что при назначении эксперта судом право на справедливое разбирательство требует, чтобы все стороны имели возможность поставить перед экспертом вопросы и опросить его в ходе процесса (Mantovanelli v.France).

В соответствии утвердившейся практикой Европейского Суда, использование в качестве доказательств письменных показаний само по себе не противоречит пункту 1 и подпункту «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции, если соблюдены права стороны защиты. Европейский Суд руководствуется общими принципами необходимости допроса эксперта сторонами судебного процесса либо отсутствия такой необходимости:

1. Как правило, все доказательства должны быть представлены в публичном судебном заседании, в присутствии обвиняемого, с целью состязательного обсуждения. Необходимо, чтобы обвиняемому была предоставлена достаточная и надлежащая возможность оспорить показания лиц, дающих показания против него, и допросить их либо при даче им самим показаний, либо на более поздней стадии производства по делу.

2. Статья 6 Конвенции не гарантирует обвиняемому неограниченное право на обеспечение явки свидетелей в суд. Обычно суды государства решают, необходимо или желательно выслушать свидетеля. Однако когда приговор основан только либо большей частью на показаниях свидетеля, которого обвиняемый не имел возможности допросить лично, или возможности добиться допроса свидетеля третьими лицами во время следствия или судебного разбирательства, то он является несовместимой с требованиями статьи 6 Конвенции.

Те же положения, взятые во взаимосвязи, обязывают государства-участники принимать позитивные меры, чтобы эти свидетели были допрошены, проявляя достаточную тщательность для обеспечения того, чтобы права, гарантированные статьей статьи 6 Конвенции, осуществлялись эффективным способом.

В Определении Конституционного Суда РФ от 27 октября 2000 г. № 233-О отмечено, что «...суды... должны учитывать, что в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах (подпункт «е» пункта 3 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт «d» пункта 3 статьи 6) одним из обязательных условий справедливого судебного разбирательства является право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены. Принятие судом решения вопреки указанным международно-правовым нормам служит для гражданина, полагающего, что его права и свободы были нарушены, основанием для обращения в вышестоящие судебные инстанции, а при исчерпании всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты - в соответствующие межгосударственные органы, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (статья 46, части 2 и 3)».

В Определении Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. № 548-О и от 15 июля 2008 г. № 459-О-О отмечено, что суд обязан рассмотреть ходатайство стороны о вызове свидетеля и не имеет права на необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства, а должен использовать все имеющиеся возможности для обеспечения явки этого участника судопроизводства в судебное заседание.

В заключение хотелось бы привести один прецедент из практики Европейского Суда, в котором в концентрированном виде имеются все вышеизложенные правовые позиции.

В деле Balsyte-Lideikiene v. Lithuania Европейский суд отметил, что подпункт (d) пункта 3 статьи 6 Конвенции относится к свидетелям, а не к экспертам. Однако гарантии, содержащиеся в пункте 3, являются составной частью концепции справедливого судебного разбирательства, указанных в пункте 1 статьи 6 (см., кроме прочего, Artico v. Italy, решение от 13 мая 1980 г., § 32; Goddi v. Italy, решение от 9 апреля 1984 г., § 28; и Colozza and Rubinat v. Italy, решение от 12 февраля 1985 г., § 26). В указанном деле национальный суд обязан был исследовать жалобы заявителя по общему правилу, установленному параграфом 1 статьи 6. Суд принял во внимание тот факт, что суд первой инстанции назначил экспертов для заключения в сфере политической науки, библиографии, психологии и истории с целью определения, представляет ли соответствующий текст угрозу обществу. Суд обратил особенное внимание на тот факт, что находя обвиняемого виновным, национальные суды обеих инстанций обширно цитировали заключения этих экспертов. Исходя из этого, Суд пришел к выводу, что заключения экспертов, сделанные до судебного заседания, сыграли ключевую роль в судебном процесс против заявителя. Поскольку заявитель просила о вызове и допросе экспертов, а суды обеих инстанцию отказали ей в этом, сославшись, что их отсутствие не влечет нарушения каких-либо процессуальных прав заявителя, Суд признал нарушение статьи 6 Конвенции.

 

Рустем Валиуллин, адвокат

 

 

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.