За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Аналитика Доклад к круглому столу по проблемам внесения религиозной литературы в федеральный список материалов экстремистского содержания

Доклад к круглому столу по проблемам внесения религиозной литературы в федеральный список материалов экстремистского содержания

Доклад к круглому столу

По проблемам внесения религиозной литературы в федеральный список

Материалов экстремистского содержания

Организаторы: Совет по исламскому образованию, Московский исламский университет, Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования.

Докладчик: адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич.

 

С 2007 года список экстремистских материалов разросся до таких пределов, что уже сегодня становится невозможным его применение. На сегодняшний день в список включено 868 пунктов, причем в один пункт может быть включено более 10 материалов. Я насчитал как минимум 49 материалов, дублирующих друг-друга, порой три раза, что свидетельствует о том, что даже судьи и прокуроры не в состоянии усвоить информацию из этого списка. Следовательно, любому простому гражданину вовсе невозможно отследить, входит ли тот или иной материал в список запрещенных.

При этом следует отметить, что с каждым днем этот список пополняется все активнее, и уже через короткий промежуток времени он вовсе перестанет быть возможным для понимания.

Как видно из дел, в которых я принимал участие, инициирование признания того или иного материала экстремистским происходило либо для борьбы с конкретными религиозными организациями, либо борьбы с конкретным человеком, либо в стремлении улучшить свою отчетность.

В результате таких, по сути, имеющих локальное значение, конфликтов или устремлений, в федеральный список попадают произведения известных авторов, не запрещенные ни в одной другой стране мира. Порой вышесказанное осложняет (или грозит осложнением) отношений с зарубежными странами.

Так, недавно одним из районных прокуроров Оренбургской области была предпринята попытка инициировать запрет источников исламского права — хадисов пророка Мухаммада.

Итогом запрета литературы явилось возмущение значительной части мусульманского населения, исповедующего Ислам, что послужило еще одним доводом для утверждений радикалистов, что мусульман преследуют исключительно за религиозные убеждения, пытаются лишить возможности получать знания об Исламе, обсуждать исламскую веру. То есть результат оказался противоположным тому, который ожидали. Следовательно, напротив, никакой конструктивной пользы этот список не принес.

При данном ошибочном подходе можно запретить Библию, Коран и все другие религиозные тексты, а вместе с ними в практически всю классическую литературу.

Всему вышеизложенному есть ряд причин.

Во-первых — неготовность судов районного уровня рассматривать заявления прокуроров о признании того или иного материала экстремистским. Практика показывает, что судьи не имеют представления не только об основах любой религии, большинство судей не имеют представление о том, что такое Интернет. В таких делах стороне защиты приходится объяснять суду элементарные вещи, но результатом, как правило, становится слепое доверие судов заключениям экспертов, что является нарушением как внутреннего законодательства, так и практики ЕСПЧ, согласно которой суды оценивают эти заключения по своему внутреннему убеждению, и должны в своем решении дать достаточную оценку заключению эксперта. Только в двух случаях, из моей практики, суды не поверили заключению представленных прокурором экспертиз и отказали в удовлетворении иска.

Во-вторых, некомпетентность поддерживающих иск о признании материала экстремистским прокуроров. На практике мне не встречался ни один случай, когда прокурор прочитал тот материал, который он хочет признать экстремистским, а так же занял активную позицию по доказыванию в суде.

В-третьих, причиной поспешных и сомнительных решений судов является непрофессиональная работа экспертов. В качестве экспертов привлекаются специалисты без знаний политики, истории, культуры и религии.

В худшем случае привлекались лица, враждебно настроенные по отношению к религии. Самым ярким примером откровенно антиисламского утверждения эксперта можно привести следующую фразу: «Это внушение того, что мусульмане добрые, честные, не террористы».

Кроме того, самым распространенным заблуждением экспертов является то, что при анализе средневековых источников они видят в них современные проблемы, хотя во времена, когда эти источники появились, вопрос об этих проблемах вообще не стоял.

Порой поражает откровенная антинаучность заключений таких экспертов. Так, один эксперт утверждает, анализируя аудиозапись с религиозной лекцией, что «идет опасное для здоровья, психики, сознания агрессивное трансовое воздействие на протяжении 20 минут. Такой массированный удар по подсознанию и сознанию практически невозможно вынести без потерь для психики человека: уже после 5 минут прослушивания наступает дисбаланс, дисгармонизация психики и физиологии, полная деструкция».

В большинстве случаев эксперты делают вывод о наличии экстремизма в таких безобидных утверждениях, как о том, что верующие попадут в рай, а неверующие в ад; в необходимости отстранения от убеждений других религий, ненависти к этим убеждениям вместе с хорошим отношениям к приверженцам других религий; о превосходстве религии ислам над другими религиями; отрицание законности с точки зрения религии тех или иных обрядов, праздников, а так же другие элементы верований, присущие всем религиям.

Что же можно предпринять для улучшения ситуации со списком экстремистской литературы?

По моему мнению, необходимо запрещать не те или иные взгляды, а определенные действия, включая возбуждение ненависти к людям по расовому, этническому и религиозному признаку. Поэтому считаю необходимым выступить с законодательной инициативой об отмене антиэкстремистского законодательства в части признания экстремистскими материалов. Тем более, что примеры подобного законодательства в мире отсутствуют.

В случае, если законодатель посчитает невозможным решить проблему подобным образом, считаю необходимым усложнить процедуру признания материалов экстремистскими, сделать ее более предсказуемой и справедливой.

Во-первых, органам, имеющим право законодательной инициативы, необходимо внести законопроект в законодательный орган, которым бы предусматривалось изменение подсудности дел о признании материалов экстремистскими. По нашему мнению, с целью исключения возможности злоупотреблений на местах, вынесения решений некомпетентными судьями, рассмотрение таких дел необходимо поручить судьям Верховного Суда Российской Федерации, специализирующихся в вопросах экстремизма — как признания экстремистскими материалов, так и организаций.

Необходима так же законодательная инициатива о введении в законодательство норм, предусматривающих обязательность проведения экспертиз предполагаемых экстремистских материалов в системе экспертных организаций Министерства Юстиции России.

Во-вторых, Генеральной прокуратуре Российской Федерации необходимо принять рекомендации по ограничению количества исков о признании материалов экстремистскими лишь наиболее значительными случаями, ведение дел в суде о признании материалов экстремистскими поручать наиболее опытным и квалифицированным именно в области экстремизма работникам прокуратуры.

В-третьих, Министерству Юстиции Российской Федерации поручить Российскому федеральному центру судебной экспертизы при Министерстве Юстиции России принять меры по контролю за соблюдением единых стандартов в области противодействия экстремизму, поручать проведение экспертиз экспертам, знающих проблему обеспечения права на свободу совести и вероисповедания, обладающими профессиональными познаниями в самых разных областях: психологии, лингвистики, права, религиоведения и истории.

Для обеспечения предсказуемости таких экспертиз необходимо подготовить методические рекомендации по экспертизе материалов, основанных на российском законодательстве и нормах международного права.

В заключении отмечу, что Европейский суд по правам человека уже коммуницировал несколько жалоб на внесение в список ряда мусульманских изданий. И, по всему видно, что Россия не сможет убедить судей, что была права в споре с ее гражданами.

 


Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.