За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Аналитика Недопустимость переквалификации судом обвинения по собственной инициативе

Недопустимость переквалификации судом обвинения по собственной инициативе

Из опыта участия в уголовных делах можно сделать вывод, что государственный обвинитель в большинстве случаев к делу не готовится, либо по сложным делам (нарушение лицензионных требований, экологические преступления и тому подобные) активно обвинять ему не позволяет отсутствие соответствующих познаний. Функцию государственного обвинения в таких случаях перехватывает судья, активно выясняет у свидетелей все необходимые для обвинения данные, мотивирует за государственного обвинителя позицию обвинения в иных процессуальных решениях. Государственный обвинитель лишь в состоянии заявить о своем согласии либо не согласии, никак не мотивировав свою позицию. В итоге сторона защиты лишается права на мотивированный ответ на позицию обвинения, так как вся мотивировка исходит от суда в момент принятия процессуальных решений в окончательной форме.

Самое опасное, что в таких случаях происходит — судья самостоятельно переквалифицирует неподтвердившийся в судебном заседании состав преступления без обсуждения этого вопроса в открытом судебном заседании, чем грубо нарушается право на защиту подсудимого. В этой статье оставим в стороне иные принципы правосудия, нарушаемые в таком случае, но рассмотрим вопрос о правомерности переквалификации состава преступления судом вопреки рамкам, очерченным обвинительным заключением.

Одним из общих условий судебного разбирательства является проведение его в установленных законом пределах. Согласно статье 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Вместе с тем в части 2 данной статьи предусматривается возможность изменения обвинения в суде при условии, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Своим Определением от 12 июля 2001 г. № 168-О Конституционный Суд РФ разъяснил смысл указанной статьи (вернее аналогичной ей в утратившем силу УПК): «Оспариваемая В.А. Федоровым статья 254 УПК РСФСР предусматривает, что разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту; если же изменение обвинения влечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, суд может направить дело для дополнительного следствия или дознания. Изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду, не допускается. Если изменение обвинения заключается в исключении части его или признаков преступления, отягчающих ответственность подсудимого, что, по сути, является частичной реабилитацией лица, суд вправе продолжать разбирательство дела в остальной части. Из содержащихся в данной статье норм, таким образом, не следует, что суд вправе, будь то по ходатайству сторон или по собственной инициативе, формулировать и обосновывать новое, ранее не предъявлявшееся лицу обвинение: они позволяют суду принимать решения по делу только в рамках того обвинения, которое было предъявлено обвиняемому органами уголовного преследования и поддерживалось в судебном заседании государственным обвинителем и потерпевшим - как в части фактических обстоятельств совершения преступления, так и в части их уголовно-правовой оценки... Вместе с тем, если изменение судом квалификации содеянного им оказалось связанным с предъявлением обвинения, хотя и не отягчающего его положения, но отличающегося по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного, это может служить основанием для пересмотра принятого судом решения вышестоящим судом».

Европейским судом по правам человека так же рассматривался вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела. По делу Маттеи против Франции [Mattei v. France] (№ 34043/02) была об жалована переквалификация преступления на соучастие в преступлении на стадии вынесении приговора апелляционным судом. На более ранних стадиях процесса, в частности в приговоре суда первой инстанции, вопрос о возможности квалификации действий заявительницы как пособничества и подстрекательства возникал и даже обсуждался. Однако в приговоре суда первой инстанции также отмечалась активная роль заявительницы в планировавшихся терактах, и понятие соучастия как такового на более ранних стадиях процесса не фигурировало. Европейский суд не установил, что заявительница сознавала возможность переквалификации ее действий на пособничество и подстрекательство к покушению на вымогательство. С учетом «необходимости особого внимания к уведомлению подсудимого об «обвинении» и решающей роли обвинительного заключения» в уголовном процессе, положения пункта 3 статьи 6 Конвенции не были соблюдены. Суд так же отметил, что пособничество и подстрекательство представляли только степень участия в преступлении; кроме того, принцип строгого толкования уголовного законодательства не допускает уклонения от рассмотрения специфических элементов пособничества и подстрекательства. По аналогии с делом "Пелиссье и Сасси против Франции" [Pelissier and Sassi v. France] логично предположить, что тактика защиты заявительницы могла быть иной по сравнению с защитой в отношении основного обвинения. Таким образом, было допущено вмешательство в право заявительницы быть подробно уведомленной о характере и основании предъявленного ей обвинения и право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты. Поэтому было допущено нарушение требований подпунктов "а" и "b" пункта 3 статьи 6 Конвенции, взятых в совокупности с пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» обращено внимание судов на то, что всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора. Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту... Существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту.

Поэтому стороне защиты необходимо пресекать подобные действия судов путем обжалования, заявлять ходатайства о конкретизации обвинения государственным обвинителем в случаях, когда становится непонятным, от чего защищаться, так как в силу сложившейся СИСТЕМЫ оправдательного приговора ждать не приходится.

 

Рустем Валиуллин, адвокат

 

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.