За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Аналитика Ошибки юристов при решении вопроса о содержании под стражей до вынесения приговора

Ошибки правоприменителей при решении вопроса о содержании под стражей до вынесения приговора

При принятии решения о заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу в качестве меры пресечения, о продлении сроков содержания под стражей следователями и судами до настоящего времени не учитываются изменения в законодательстве и судебной практике, произошедшие с момента ратификации Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Суды не исследуют существенных обстоятельств, на которых должно основываться столь серьезное ограничение прав и свобод граждан.

Не улучшило ситуацию, во всяком случае на Урале и Поволжье, и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», где обращается внимание судов на необходимость соблюдать права лиц, вытекающие из смысла статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и предусмотренные статьей 22 Конституции Российской Федерации.

Согласно позиции Европейского суда, любая система принудительного заключения под стражу сама по себе несовместима с пунктом 3 статьи 5 Конвенции, обязательство по установлению и доказыванию существования конкретных фактов, имеющих больший вес, чем требование уважения личной свободы, возлагается на национальные власти. Лицо, обвиненное в правонарушении, должно всегда освобождаться до суда, кроме случаев, когда государство может предъявить «соответствующие и достаточные» основания в оправдание продленного содержания под стражей, а так же было ли производство по делу проведено с «особым усердием». В этой связи государственные органы должны рассмотреть все факты за и против наличия требования истинных общественных интересов, оправдывающих, принимая во внимание принцип презумпции невиновности, отступление от правила уважения свободы личности.

 

В СУД ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРЕДСТАВЛЕНЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ ПОЗИЦИЮ СЛЕДОВАТЕЛЯ

 

Одним из наиболее существенных нарушений прав происходит тогда, когда следствие не предоставляет в суд материалов, оправдывающих его позицию, а суд при вынесении своего решения не основывается на доказательствах.

Процесс избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и продления срока содержания под стражей в суде должен основываться на принципах состязательности и равноправия сторон и предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения с тем, чтобы этот вопрос не мог решаться произвольно или исходя из каких-либо формальных условий, участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты при этом были бы предоставлены равные процессуальные возможности по отстаиванию своих законных интересов путем участия в доказывании, заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты, что обеспечивает режим правовой определенности. Без соблюдения этих основополагающих принципов теряет смысл судебный механизм, задействованный для избрания либо продления данной меры пресечения (Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П, Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П).

Европейский Суд требует от судов обоснования их позиции только наличием ссылок на действительно существующие требования общественного интереса, которые, несмотря на презумпцию невиновности, имеют больший вес, чем правило об уважении свободы личности. В конечном итоге на власти государства-ответчика возложена обязанность установить и продемонстрировать наличие конкретных обстоятельств, превышающих по своему значению правило уважения свободы личности.

Иное бы означало переложение бремени доказывания на лицо, содержащееся под стражей, что опровергает правило, закрепленное статьей 5 Конвенции, согласно которому заключение под стражу является исключительным отклонением от права на свободу, возможным только в исчерпывающе определенных и строго установленных случаях (смотри, например, Постановление Европейского Суда от 7 апреля 2005 г. по делу «Рохлина против Российской Федерации» (Rokhlina v. Russia).

Судебное разбирательство должно быть состязательным и должно всегда обеспечивать равенство сторон - прокурора и лица, содержащегося под стражей. Это означает, в частности, что заключенный должен иметь доступ к материалам следствия, которые существенны для оценки законности содержания этого лица под стражей. У заключенного должна быть возможность прокомментировать доводы прокуратуры (Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 октября 2007 г. по делу «Лебедев (Lebedev) против Российской Федерации»).

Это особенно существенно в российской правовой системе, в которой правовая квалификация фактов и, следовательно, наказание, которое грозит заявителю, определяются стороной обвинения без судебной проверки того, действительно ли собранные доказательства подкрепляют обоснованные подозрения в том, что заявитель совершил предполагаемое преступление (Постановление Европейского Суда по делу «Худоеров против Российской Федерации»).

С учетом вышеизложенных позиций вносились изменения и в российское законодательство. Частями 1 и 3 статьи 108 УПК РФ установлены требования к постановлению судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и постановлению следователя о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения под стражу. Согласно кодекса, в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. В постановлении следователя о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения под стражу излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. Кроме того, к постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

Аналогичные требования предъявляются законом и к порядку продления меры пресечения. Часть 2 статьи 109 УПК РФ, регламентирующая порядок продления срока содержания под стражей, является отсылочной к части 3 статьи 108 УПК РФ, рассмотренной выше.

Конституционный Суд России в своем Постановлении от 22 марта 2005 г. № 4-П указал, что решение суда по затрагиваемым в статье вопросам должно отражать исследованные в судебном заседании фактические обстоятельства.

Верховный суд России в пунктах 10, 21 своего Постановлении Пленума от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» обращает внимание судов, что к ходатайству о применении меры пресечения в виде заключения под стражу следует прилагать материалы о причастности лица к преступлению, а также имеющиеся в деле данные, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.). Принятие судом соответствующего решения возможно только по результатам рассмотрения данного вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении участникам судопроизводства возможности обосновать свою позицию по рассматриваемому вопросу. В случае продления срока содержания лица под стражей суд должен указать конкретные обстоятельства, обосновывающие продление срока, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств. В решении о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения либо о продлении срока содержания под стражей должны быть отражены исследованные в судебном заседании конкретные обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства и в какой форме - в виде отдельного постановления (определения) или в виде составной части постановления (определения), выносимого по иным вопросам (в том числе о назначении судебного заседания, об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое рассмотрение), оно принимается.

В пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» отмечено, что «в случае продления сроков содержания под стражей суды должны указывать конкретные обстоятельства, оправдывающие продление этих сроков, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств».

Следовательно, сторона обвинения обязана доказывать свою позицию, приводить доказательства, и существующая практика, когда судебные решения ограничиваются лишь общими фразами о наличии оснований для избрания либо продления меры пресечения, не соответствует требованиям демократического общества.

 

ОБОСНОВАННОСТЬ ПОДОЗРЕНИЯ

 

Еще одна существенная ошибка, которая досталась российскому правоприменителю от старого законодательства — суд, при избрании или продлении меры пресечения не вдается в вопросы причастности либо непричастности лица к совершению преступления.

Согласно позиции Европейского суда, наличие обоснованного подозрения в том, что задержанный совершил преступление, является определяющим условием законности содержания под стражей (смотри, например, Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 мая 2008 г. Дело «Попков (Popkov) против Российской Федерации»). В прецедентной практике ЕСПЧ сложилось правило, что судебный контроль за арестом существует не только для того, чтобы обеспечить соблюдение процессуальных требований, но и для того, чтобы проверить обоснованность подозрений, которые являются основанием для заключения под стражу.

Верховный суд России в пунктах 2, 10, 19 своего Постановлении Пленума от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» обращает внимание судов, что для решения вопроса о возможности применения меры пресечения, суду надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, данные о событии преступления. Однако суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление. К ходатайству о применении меры пресечения в виде заключения под стражу следует прилагать материалы о причастности лица к преступлению.

 

ЧТО ДОЛЖЕН УЧИТЫВАТЬ СУД ПРИ ИЗБРАНИИ И ПРОДЛЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

 

Единственным основанием, которое обычно бывает доказанным следствием в судебных процессах, где решается вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо продление действия этой меры пресечения — тяжесть предъявленного обвинения, так как для этого достаточно предоставить лишь постановление о возбуждении уголовного дела.

Европейский Суд в своих постановлениях последовательно напоминает, что жестокость наказания за совершенное преступление имеет существенное значение при оценке риска того, что лицо скроется от правосудия, так как имеются основания разумно полагать, что подобный риск был изначально установлен. При этом тяжесть совершенного преступления не может сама по себе служить основанием длительного срока содержания под стражей. Лицо, обвиненное в правонарушении, должно всегда освобождаться до суда, кроме случаев, когда государство может предъявить «соответствующие и достаточные» основания в оправдание продленного содержания под стражей. Особенно это важно в делах, где правовая квалификация обстоятельств дела и, следовательно, наказания, осуществляется следственными органами без судебного контроля над тем, подтверждают ли собранные по делу доказательства разумное подозрение в совершении преступления (Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 апреля 2005 г. Дело «Рохлина (Rokhlina) против Российской Федерации»), что как раз характерно для России.

В двенадцатой главе УПК РФ регламентированы основания и порядок задержания и освобождения подозреваемого. Соблюдение требований этой статьи является предметом судебной проверки, соответственно, несоблюдение требований закона к это процедуре является основанием для освобождения судом задержанного лица. Так, встречаются случаи задержания на основании оперативной информации, что, безусловно, должно влечь немедленное освобождение.

Верховный Суд РФ в пункте 19 своего Постановления Пленума «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» обращает внимание судов о необходимости в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ дать оценку наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемого; законности и обоснованности уведомления лица о подозрении в совершении преступления; соблюдения порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения.

Статьей 97 УПК РФ регламентируются основания для избрания меры пресечения. Мера пресечения избирается при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В соответствии со статьей 99 УПК при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определения ее вида должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

В соответствии со статьей 108 УПК заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Верховный Суд РФ в пункте 3 своего Постановления Пленума «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» обращает внимание судов о необходимости при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу учитывать основания, указанные в статье 97 УПК РФ. В соответствии с позицией Верховного Суда, указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Что касается позиции Европейского Суда, то помимо тяжести обвинения суды страны должны раскрыть подробности, почему лицо необходимо было содержать в заключении, в соответствии с его особыми характеристиками, конкретные факты, подтверждающих вывод о том, что существовал риск того, что оно, к примеру, воспрепятствует правосудию. Суды должны придать значение доводам защиты о том, что лицо имеет постоянное место жительство или другим фактам, которые уменьшали риск совершения им нежелательных для следствия поступков (Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 июня 2008 г. Дело «Власов (Vlasov) против Российской Федерации»).

Европейский Суд также подчеркивает, что при решении вопроса об освобождении лица из-под стражи власти с учетом пункта 3 статьи 5 Конвенции имеют обязательство рассмотрения альтернативных мер обеспечения его явки в суд, с учетом того, что Уголовно-процессуальный кодекс России прямо обязывает суды страны рассматривать вопрос о применении менее строгих мер пресечения в качестве альтернативы содержанию под стражей (Дело «Кондратьев (Kondratyev) против Российской Федерации»).

  

СЛЕДСТВИЕ ОБЯЗАНО ДОКАЗАТЬ НЕВОЗМОЖНОСТЬ ОКОНЧИТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ В РАЗУМНЫЙ СРОК

 

В ходе судебного заседания, в котором рассматривается ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей, обычно не исследуется вопрос об эффективности и своевременности мер, предпринятых следствием для скорейшего расследования уголовного дела.

Европейский Суд отмечает, что национальные судебные власти обязаны обеспечить, чтобы досудебное содержание под стражей лица, которому предъявлено обвинение, не превысило разумного срока. В этой связи они должны рассмотреть все факты за и против наличия требования истинных общественных интересов, оправдывающих, принимая во внимание принцип презумпции невиновности, отступление от правила уважения свободы личности (Дело «Смирнова против России»). Вопрос о том, является ли срок содержания под стражей разумным, не может рассматриваться абстрактно, должен быть оценен в каждом деле с его конкретными обстоятельствами. Существует презумпция в пользу освобождения (см., в частности, Постановление Европейского Суда от 13 марта 2007 г. по делу «Кастравец против Молдавии» (Castravet v. Moldova).

Согласно п. 2 ст. 109 УПК РФ продление срока содержания под стражей должно быть обосновано невозможностью закончить предварительное следствие в установленный срок. Продление срока более шести месяцев может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения. То есть эти обстоятельства является предметом доказывания в судебном заседании, а так же должны быть затронуты в постановлении о продлении срока содержания под стражей.

Верховный Суд РФ в пункте 18 своего Постановления Пленума «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» обращает внимание судов, что суду следует выяснять обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования по объективным причинам. Если ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения тех же следственных действий, на которые указывал следователь (дознаватель) в предыдущих ходатайствах, надлежит устанавливать, по каким причинам они не были произведены. Если при рассмотрении такого ходатайства будет выявлено, что необходимые следственные действия не были произведены из-за неэффективной организации предварительного расследования, суду необходимо реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений.

То есть позиция Верховного Суда России не совпадает с правоприменительной практикой Европейского Суда в вопросе о том, как необходимо реагировать на волокиту, допущенную при расследовании преступлений. Однако, бесспорно, что международные обязательства России имеют высшую юридическую силу, и суды должны исходить именно из них — освобождать лицо в случае выявления фактов волокиты органов предварительного расследования.

Кроме того, в Бюллетене Верховного Суда РФ № 8 от 24.08.2004 рассматриваются некоторые вопросы практики применения судами уголовно-процессуальных норм при осуществлении правосудия и отмечается, что «установленный законом порядок позволяет устранять факты волокиты при разрешении дел по поводу целесообразности сохранения избранной меры пресечения в виде содержания под стражей или ее отмены», то есть одна из целей, которая будет достигнута — дисциплинировать следователей.

Так же из практики Верховного суда Российской Федерации можно привести Кассационное определение СК по уголовным делам от 29 декабря 2005 г. № 67-О05-93, которым постановление суда первой инстанции было отменено, так как в нем не приведено мотивов, в силу которых обвиняемый и в дальнейшем должен содержаться под стражей в связи с несвоевременным выполнением следователем требований УПК РФ.

В девятом номере бюллетеня Верховного Суда РФ за 1993 год опубликован обзор судебной практики о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, в котором отмечено, что «при судебной проверке обоснованности продления срока ареста и содержания под стражей необходимо, кроме того, выяснить конкретные причины длительного срока следствия и содержания под стражей, не допущено ли волокиты, другие обстоятельства, повлиявшие на неоправданно длительное содержание лица под стражей... На основании направленных в суд материалов тщательно проверяются доводы жалобы, законность и обоснованность продления срока содержания лица под стражей, не допущено ли волокиты при расследовании по делу, каково обоснование причин длительного расследования и т.п.»

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИМЕЮЩИЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ДЕЛА, КАЖДЫЙ РАЗ ДОЛЖНЫ ДОКАЗЫВАТЬСЯ ПО НОВОМУ

 

И последнее распространенное заблуждение российских правоприменителей — положения пункта 2 статьи 109 УПК РФ «...при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен...» понимается как преюдициальность постановления, которым была избрана мера пресечения, и отсутствие обязанности вновь доказывать обстоятельства, послужившие основанием для ареста.

Однако это противоречит позиции Европейского суда, приведенной выше. В пункте 20 Постановления Пленума «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» Верховный Суд РФ указывает, что приняв к своему производству уголовное дело, по которому обвиняемый содержится под стражей, суд обязан проверить, подтверждается ли наличие обстоятельств, со ссылкой на которые было принято решение о заключении лица под стражу, и сохраняют ли эти обстоятельства свое значение как основание для продления срока содержания под стражей.

 

Подвести итог вышеизложенному можно следующим: добиться неуклонного выполнения судами всех вышеизложенных требований на сегодняшний день невозможно, однако нарушение судами хотя бы одного из вышеперечисленного требования к процессу избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу необходимо обжаловать дальше — в Европейский Суд по правам человека. И, возможно, усилия защитников сегодня приведут к положительному результату завтра — суды перестанут произвольно лишать свободы граждан, опасаясь отмены своих решений вышестоящей инстанцией, а косвенно будет достигнута наиболее желаемая цель — прекращение вынесений произвольных обвинительных приговоров как следствие развития института правовой определенности в России.

 

Рустем Валиуллин, адвокат

 

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.