За правовое государство!

Проект адвоката Валиуллина Рустема Рафаэлевича

Главная Аналитика Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам

В практике адвоката часто встречается случаи, когда в качестве доказательства по уголовному делу в суде сторона обвинения пытается представить результаты оперативно-розыскной деятельности, в частности, рапорта об обнаружении признаков преступления.

Однако подобное фактически превращает проверку сведений о совершенном преступлении в предварительное расследование, чем грубо нарушаются права граждан.

Как в ходе обнаружения признаков преступления, так и в процессе доказывания по уголовному делу осуществляется познавательная деятельность. Однако эти два вида познания принципиально различны по задачам, методам и другим существенным признакам.

Задачей процессуального доказывания является установлении обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Орган дознания, следователь и суд устанавливают эти обстоятельства только в определенном уголовно-процессуальным законом порядке (ст. 74, 73 УПК РФ).

Процедура доказывания является методом установления объективной истины по уголовному делу, который не свойственен познавательной деятельности, направленной на обнаружение признаков преступления. В ходе этой деятельности решаются ограниченные задачи, которые не включают в себя доказывание, а только получение достаточных данных, которые отражали бы лишь отдельные обстоятельства конкретного состава преступления, как правило его объективной стороны.

Согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом.

До возбуждения уголовного дела из числа следственных действий разрешается производить только осмотр места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 2 ст. 176 УПК РФ).

Данные, полученные до возбуждения уголовного дела, создают лишь предпосылки для получения доказательств в рамках возбужденного уголовного дела. Иначе происходило бы смешение этих различных видов деятельности, что умаляло бы роль и значение предусмотренных законом процессуальных гарантий граждан и юридических лиц, что в конечном итоге приводило бы к нарушению их прав как на стадии еще не возбужденного уголовного дела, так и при использовании полученных до возбуждения уголовного дела доказательств в качестве оснований для привлечения граждан к уголовной ответственности, как как в деятельности, направленной на обнаружение признаков преступления, не реализуются специфические принципы, свойственные исключительно уголовному процессу, и закрепленные во второй главе УПК РФ. Так же не реализуются и процессуальные функции: в этот момент никто не обвиняется в совершении преступления, следовательно, нет функции обвинения; как следствие — нет и функции защиты. Тем более не свойственна рассматриваемой деятельности функция разрешения уголовного дела, поскольку нет самого дела.

Между проверкой до возбуждения уголовного дела и процессуальной деятельностью по уголовному делу существует лишь преемственность. В ходе обнаружения признаков преступления компетентные органы и должностные лица получают различные материалы. На основании фактических данных, содержащихся в рассматриваемых материалах, выносится постановление о возбуждении дела или об отказе в этом. После возбуждения дела они могут служить также основаниями для производства следственных действий и применения тактических приемов, выдвижения следственных версий и планирования расследования, позволяют решить вопрос о применении оперативно-розыскных мер в целях быстрого и полного раскрытия преступления.

Мою позицию занимают и руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и предварительное расследования. Согласно п. 7 Приказа Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13 мая 1998 г. N 175/226/336/201/286/410/56 «результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, и содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе».

Это и имеется в виду в ст. 89 УПК РФ, когда говорится, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным кодексом. Статья 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в этом вопросе так же отсылает к УПК РФ, кроме того, согласно ей, представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, что в практике представления рапорта об обнаружении признаков преступления никогда не встречается.

Рапорта об обнаружении признаков преступления невозможно отнести даже к такому виду доказательств, как иные документы, так как согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ они должны быть получены, истребованы или представлены в порядке, установленном статьей 86 УПК, то есть путем производства следственных или иных процессуальных действий.

Кроме того, согласно определения, закрепленного в ст. 1 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно. При таких обстоятельствах невозможно проверить в открытом судебном заседании, были ли законные основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии со статьей 7 вышеуказанного закона, и были ли соблюдены условия проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии со статьей 8 того же закона, то есть соответствовала ли закону деятельность органов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия до возбуждения уголовного дела.

В заключение отмечу, что согласно п. 2.1. Определения Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. № 448-О «результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации».

Согласно ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных кодексом. Поэтому практика использования в качестве доказательств по уголовному делу рапортов об обнаружении признаков преступления является не соответствующей законодательству.

 

Рустем Валиуллин, адвокат

 

Адвокат Валиуллин Рустем Рафаэлевич, мобильный телефон: +7 (9128) 56-27-87.
Адрес для писем: 426023, Удмуртия, г. Ижевск, а/я 2582. Электронное письмо можно написать перейдя на вкладку "контакты" сайта.